Класс

Класс

01 декабря 2016 16.32Интервью

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Музыканты группы «АлоэВера» рассказали «Классу» о ценителях винила, самой популярной песне и ненависти к собственным клипам.

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Александр Румянцев

Интервью началось с форс-мажора — Вера заболела. Но музыканты смогли ответить на все наши вопросы и без вокалистки. Говорят, «всегда есть один из нас, кто поддержит Веру». В этот раз поддержали двое — омич Артем Клименко (басист) и Михаил Нинзя Ендза (гитарист, звукорежиссер). Разговор вышел приятным, интересным и умеренно саркастичным.

Артем: Ты же потом будешь это расшифровывать? Мы можем сделать вид, что Нинзя — это Вера.

Миша: Я Вера (Смеются.).

Артем: Нет, давайте серьезно.

Давайте начнем с того, что ваш новый альбом стал бестселлером в русском iTunes. А как публика принимает его непосредственно на концертах?

Артем: Публика принимает его суперхорошо. Мы даже удивлены. Потому что обычно, когда выпускаешь альбом, 60% людей говорят, что это полная фигня, а 40% говорят, что это полная фигня, но потянет с пивком. А когда мы отсылали своим друзьям альбом, они говорили: «О, ничего себе, как здорово и интересно». Уже тогда нам стало немного не по себе. В итоге понравилось всем. «Я читаю все отзывы», — это Вера должна была сейчас сказать. Если вы написали «АлоэВера» слитно, значит, она это прочитала. Так вот, Вера сказала, что ни одного плохого комментария она не видела. И нас это настораживает.

Миша: «Я читаю каждое сообщение в интернете», — представьте, что это Вера говорит.

Ей в личку тоже пишут отзывы?

Артем: В личку ей шлют гениталии зачем-то.

Отвечает?

Артем: Раньше отвечала всем абсолютно. Но недавно она разбила телефон, теперь не отвечает никому. И мне кажется, ее жизнь стала лучше.

Миша: Да, потому что она сейчас лежит без голоса. Может быть, это ломка?

Артем: Точно, вот теперь мы знаем, почему Веры сейчас нет.

Уже можете сказать, какая песня лучше всего зашла? Какую громче орут на концертах?

Артем: «Ты что такой». Есть история даже у этой песни. Вера решила записать ее, чтобы сделать флешмоб — снять, например, видео. Потом мы подумали-подумали и решили все-таки включить в альбом — пускай будет. Семен Чайка, программный директор «Своего Радио», сказал, что это хит. Что? Какой хит? У нас же есть еще десять песен в альбоме, которые гораздо лучше. В итоге каждый программный директор каждого радио говорил нам, что это хит. И когда мы начинаем ее играть на концертах, все начинают визжать, орать. Хотя мы хотели, чтобы это на других песнях происходило.

На каких?

Артем: В первую очередь на «Как Боги», потому что это была последняя написанная песня. А последняя песня, как правило, нравится больше всего. Нам казалось, что очень радийная песня «Морем». Хотя думаем, что с нами никто не согласен. Музыканты всегда по-другому относятся к своим песням. И история с «Ты что такой» доказывает это.

Эта песня — реакция Веры на критику? Она бы хотела, чтобы критиковали меньше или это уже часть имиджа?

Артем: Все верно, реакция. А у критикующих, кстати, она была нездоровая — они обрадовались. Мы знаем человека, про которого написан второй куплет. Он сначала обиделся очень сильно, сказал: «Да она офигела? Там же все слово в слово». Но на следующий день проснулся и понял, что это очень круто. Хочет ли Вера, чтобы критики было меньше? Это не от нее зависит, поэтому вряд ли она даже думает об этом.

То есть все три куплета — переписка с реальными людьми?

Артем: Да, Вера только срифмовала. Третий куплет — монолог человека, который ей написал: «Вера, вы наглая, безответственная женщина». После этого сообщения она его забанила. Когда вышел альбом, она его разбанила и написала спасибо. Но через два дня опять забанила — все вернулось на круги своя. Если ты пишешь Вере, надо понимать, что все, что ты скажешь, может быть использовано для песни. И эта песня окажется самой популярной в альбоме.

Работать с такой женщиной, наверное, тяжело?

Артем: Очень тяжело. Наконец-то нет Веры, и мы можем сказать правду. Она бы сейчас обиделась и сказала, что мы ее недооцениваем. Может быть, конечно, и недооцениваем (Смеется.). Но в действительности у нас пять парней и всего одна девочка.

Миша: Поэтому женское мнение не в счет (Смеется.).

Артем: Если бы было две девочки, может быть, мы и напрягались бы. А так всегда есть один из нас, кто поддержит Веру, кто понесет сумку. Поэтому у нас нет вообще проблем. У нас в группе свободные отношения.

Знаю, что вы должны были приехать к нам на 300-летие, увы, не сложилось. Но опыт выступлений на общегородских площадках был?

Артем: Кстати, я помню, на какой-то День города в Омске, на Зеленом острове, взорвали гранату. Кинули в толпу. Это было очень весело, наверное, не знаю, я не пошел туда.

Миша: А так мы играли, да. Проехали очень много городов с Теле2.

Артем: Еще были на Дне города в Сургуте. И в Нефтеюганске. И там было хорошо, нам понравилось. А вообще это совсем не так, как играть в клубе. В клуб приходят только твои слушатели. А на открытые площадки приходят порядка трех тысяч человек. И они вообще не знают, кто ты такой, а ты не знаешь, что делать. Но мы прошли этот этап и уже знаем, как себя вести.

Но комфортнее в клубах играть?

Артем: Это сто процентов! Сейчас мы в Москве пытаемся собирать большие клубы, туда, конечно, приходит наш народ. Но когда сцена большая, мы стоим не так близко друг к другу. И даже от этого меняется ощущение игры. Мы можем даже растеряться, и будет не такой хороший концерт, как если бы мы стояли поближе.

Миша: Мы играли на Теле2 в Екатеринбурге — народу просто пипец сколько. Мы играли и думали: блин, не качает, страшно, переживательно. Но спустя полгода я встретил чувака с «Уралмаша». Он потом дружочком нашим стал. Просто пришел пивка попить и смотрит: опа, а что там за девочка такая поет и рифмы классные. В итоге начал ходить на наши концерты, слушать, ему понравилось.

То есть после фестивальных выступлений новый слушатель появляется? Пополняется количество подписчиков в группе «ВКонтакте»?

Артем: У нас все время растет слушатель. Мы проводим много разной работы. В каждом городе мы собираем чуть-чуть больше с каждым разом. Но мы точно не знаем, почему так происходит. Может, потому, что Гриша (Григорий Басов, гитарист. — Прим. ред.) сегодня побрился. Он всегда бреется, и, возможно, это ведет к тому, что у нас есть стабильность. А возможно, и потому, что мы выступаем на таких праздниках, как День города. Можно сказать точно, что выступить на Дне города для нас всегда очень интересно. Особенно в Омске, потому что я сам омич.

В Омске вы уже успели провести работу по росту слушателя — побывали уже на радио.

Артем: Мы приехали на радио, хотели спеть, но у Веры пропал голос. Она не пела, а только говорила голосом Ирины Аллегровой. Мы просто веселились час.

А часто вообще зовут в эфире выступать?

Миша: Нет. Вообще не зовут.

Сами приходите?

Артем: Да, обычно мы сами приходим. Например, в Екатеринбурге мы приходим без предупреждения даже. Мы открываем дверь ногой и ребята такие: «Ооо!» Возможно, они не рады. Но делают вид, что рады.

Миша: Мы просто врываемся в эфир.

Артем: На «Серебряном Дожде» в Красноярске нам сказали, что можно делать также. Говорят, приходите всегда, можете даже не договариваться. И мы придем. Они думают, что мы не придем, но мы придем.

Сейчас модно выпускать альбомы на кассетах, пластинках. Как относитесь к этой тенденции?

Миша: Мне нравится, что это время пытаются возродить. Выпускать пластинки, чтобы увековечить музыку — это крик о помощи. Потому что аудиофилов не вычеркнуть, но их, конечно, становится меньше. Меньше ценителей, которые идут в магазин, покупают пластинку, приходят домой и слушают. Мы ведь живем в мире цифровых продаж. Все в телефоне — iTunes, диктофон, можно заплатить с телефона, метроном есть даже.

Артем: Ну, наверное, к группе людей, которые слушают музыку только на пластинках, мы относимся с исключительным уважением. У них есть интерес, который они развивают. Платят за пластинки невероятные деньги, возможно, ругаются с женой, которая просила что-то другое купить. Эти ребята, которые покупают на виниле музыку, они мне напоминают людей, которые ездят на старых машинах. Другой человек назовет этих коллекционеров дураками, которые могли бы заняться чем-то полезным. Но мы сами из таких людей, которые, по мнению окружающих, занимаются ерундой.

То же самое и с кассетам. Я знаю, например, Tesla Boy выпускались на кассетах. Это, конечно, только хорошие чувства вызывает.

Миша: Но сами мы этого не делаем.

Даже не задумывались?

Артем: Для нас даже диски делать неинтересно. Их ведь нужно продавать, возить с собой.

Миша: Если у нас появится человек, который будет этим заниматься, то мы обязательно все сделаем. Он, я надеюсь, скоро появится.

Артем: А пока у нас есть пять музыкантов, которые неплохо справляются с музыкальными делами, и Вера, которая хорошо поет.

Миша: Ну и несколько дисков с собой есть. Мы ходим после концертов: «Диски, ребята, диски».

Дизайном обложек, кстати, сами занимаетесь?

Артем: С последней обложкой у нас было так. Мы с Верой придумывали-придумывали обложку. Когда придумали и отправили ее на печать, появился Григорий, который решил, что нужно срочно придумать другую обложку. Из-за этого альбом вышел на две недели позже. Но Гриша придумал хорошо. Мы все хлопали в ладоши, говорили, что Гриша молодец. А потом мы увидели альбом Dido 2008 года (Safe Trip Home. — Прим. ред.). Мы удивились — то ли Гриша так постарался плохо, то ли он настолько гениален. Потому что у Dido эту обложку разрабатывали, наверное, восемьсот человек какого-нибудь дорогого американского лейбла. А у нас один Григорий за один вечер.

Миша: В 2008-м ты не был знаком с Григорием...

Артем: Может быть, он и есть Dido. Мы еще не слушали этот альбом, возможно, он очень похож на наш.

Клипами тоже самостоятельно занимаетесь?

Артем: Мы можем придумать идею для музыки и реализовать ее, потому что мы это умеем — мы все дипломированные специалисты. Когда мы придумываем клип и начинаем снимать его, мы уже готовим карманы для «Оскара». Но когда начинаем снимать, понимаем, что не может реализовать идею. Чтобы это сделать, нужно невероятное количество денег, возможностей и опыта. Все клипы, которые у нас есть, сделаны на коленке. Из-за этого приходится отказываться от каких-то хороших идей. От некоторых клипов отказались вообще. Судить по клипам о нашей группе — смысла нет.

Миша: В смысле — они плохие.

Артем: Они действительно плохие.

Много времени уходит на съемки?

Артем: Планируем снять за два дня, снимаем полгода. Нам настолько надоедает, что мы не хотим абсолютно ничего. Последний клип вроде бы даже получился по качеству картинки неплохой. Но нам он все равно не нравится.

А Вере?

Артем: И Вере не нравится. Мы даже зареклись после этого клипы снимать, и пока что держимся.

Вообще не планируете?

Артем: Мы разговариваем о том, что неплохо было бы снять такой-то клип, но потом вспоминаем, как это было и говорим «нет».

Миша: Всеми клипами должен заниматься отдельный человек. Нам нужен врубающийся режиссер, который поймет, что нам надо и сможет противостоять нашим: «Фу, это полная фигня». Потому что мы за секунду можем любого человека в сомнения ввести, и он наснимает фигни.

Теги: АлоэВера

Добавить комментарий
Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Третий день в Омске идут съемки документального сериала об Октябрьской революции. «Класс» побывал на площадке и пообщался с шеф-редактором.

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»Фото

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»

Художник Сергей Сочивко пообщался с редактором «Нового Омска» и рассказал о картинах для Владимира Путина и Наины Ельциной, а также почему в Екатеринбурге его ценят больше, чем в Омске.

История любви на фоне омского неба

История любви на фоне омского неба

Гости проекта «За подарками» провели романтический вечер в омском планетарии.

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезонаФото

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезона

Лицейский театр открыл 24-й сезон лаундж-проектом «Раскроем зонт — откроем сезон».

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

13 сентября в «Арлекине» омскому зрителю представили спектакль по пьесе современного драматурга из Красноярска Александра Хромова.

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Потому что столбы посреди дороги и снег, который кочует с дорог на тротуары и обратно, — это не работа спустя рукава, это нововведения.

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

О красе ногтей, ветре в волосах, мужских руках и омской Монро.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов сменили имидж

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов сменили имидж

Как красили Маслова, в чем новая фишка Хариби и где в Омске дом, в котором меняют имидж.

Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

О профессиональном уровне оркестров в России, гастролях по миру, и о нелегкой жизни музыкантов — в нашем интервью с человеком, который успевает все.