Класс

Класс

02 ноября 2017 17.28Интервью

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

фото: Мария Ильченко, личный архив

Группа Nytt Land — проект Анатолия и Натальи Пахаленко. Участники группы родом из города Калачинска Омской области позиционируют свой стиль так: музыка, искусно балансирующая на грани ритуального эмбиента и традиционного фолка Северной Европы. Примечательно то, что музыкальные инструменты, на которых они исполняют скандинавскую музыку, сделаны собственными руками.

В течение двух лет состав группы остается неизменным. Наталья Krauka (вокал, кантеле, вистл, варган, бубен), Анатолий Nordman (никельхарпа, вокал, горловое пение, флейты, бубен, сэмплы), Сергей Силицкий (ударные) и Владимир Титков (флейты, варган, боевой рог, перкуссия). В октябре коллектив побывал с концертами в Новосибирске, Томске и Кемерове.

О том, как прошли гастроли по Сибирским городам и о записи нового альбома, — в интервью с основателями группы.

У вас два проекта, так?

Анатолий: Да, Ylande и Nytt Land. Ylande сейчас в процессе перезапуска. У нас молодые ребята обучаются игре на музыкальных инструментах, пока выступлений очень мало и в основном в Калачинске.

Это как клуб для молодежи?

А.: Да. Группа есть, мы их на «Солнцестояние» возили. Но уровень еще начальный. Они год только ходят.

Какой возраст?

А.: От 15 и старше.

А концертируете вы…

А.: С группой Nytt Land.

Как вы пришли к направлению «Фолк»?

Наталья: Изначально, когда мы собрали группу Ylande, мы играли фолк.

А.: Мы услышали музыку группы «Мельница», Пелагею, и это вкатило. А потом настал такой момент, когда ты играешь, идешь на одном уровне, а потом тебе для толчка нужен какой-то эксперимент. И мы начали с инструментов: решили полностью убирать рокерские инструменты и переходить на более этнические, потому что у них звучание более интересное, самобытное. Мы начали искать и так и перешли, экспериментируя.

В рамках концертных туров много где удалось побывать?

А.: Мы ездим всего два года. Киров, Москва, Тверь, Питер, Выборг, Тюмень, Шамбери (Франция) и так далее, много мест интересных.

То есть за границей тоже выступали?

А.: Да, Норвегия, Франция.

Как вас там приняли?

А.: За границей лучше принимают. Да и здесь хорошо. Смотря где. Сейчас ездили, уже хорошо принимают, единственное, что…

Н.: Кемерово! (Смеется.)

Что там было?

А.: Нет, там концерт классный, клуб тоже! Просто нервов много потрепали. Люди сами себе сочиняют проблемы. Они в проблемах живут. Начиная с таксистов: официальное городское такси разводит клиентов на деньги, и заканчивая ситуацией с клубом. Возник конфликт руководства с арендодателем. У клуба проплачена аренда, есть договор, а те просто говорят им: «Нет и все! Закрывайтесь, или мы сами закроем». Странно как-то, что договоры юридические никакой силы не имеют. Организаторы, чтобы не отменять выступление, всячески старались решить этот вопрос. В итоге, еще когда нас вели к месту выступления, подозрения закрались. Заводят, а это просто обычный кирпичный гараж! Грязно, какие-то доски валяются. Мы с Наташей посмотрели, говорим: «Мы не будем тут играть». А они билетов продали много. Нас свозили еще в один клуб, даже бар — там тоже не вариант, он по размеру не подходил, подключиться даже негде было, а звук должен быть качественный, это важно! Выступать надо либо хорошо, либо никак. А «лишь бы» выступить — это неуважение к себе и к людям. В итоге организаторы как-то договорились с арендодателями, разрешили один концерт провести в том первом клубе. Мы буквально за час до начала концерта всевыставляли, подключали, хорошо, что аппаратуру всю свою возим, каждый знает, что делать. Отыграли концерт, классно!

В итоге, пока нас вели к месту выступления, закрались подозрения. Заводят, а это просто обычный кирпичный гараж! Грязно, какие-то доски валяются. 

Н.: Зрители на концерте были классные. И концерт вообще был один их самых драйвовых!

А.: В Томске тоже хорошо было. Там люди знали, на что они шли, — мы уже в третий раз приезжали. В Новосибирске место концептуально подошло. Кафе, сидячий зал, а у нас музыка достаточно специфическая, костюмы… и кафе. Звук был хороший, но атмосферы не было вообще. Зрителя само собой было меньше. А вот в Томске в этом смысле мне понравилось, черная отделка клуба, дым, свет — мощно.

А вы организацией занимаетесь сами?

А.: Мы вообще не занимаемся организацией, это слишком было бы сложно. Мы находим организаторов или они нас находят, есть определенные условия работы. Но с нами просто, мы практически все свое привозим.

Почему в Омске редко выступаете?

А.: В Омске мало хороших организаторов. Два-три человека, которые делают полноценную работу от начала до конца.

Например?

А.: Рома Семенов, «Мегаполис Music» концертное агентство. Это очень высокий уровень работы! И поэтому он возит всех топовых. Мы с ним регулярно работаем, вот в феврале будем снова играть. Миша Мосиенко, но он сейчас, надеюсь, что всего лишь временно, этим не занимается, потому что клуб, с которым он постоянно работал, SheZGara закрылся. Это было крутое место, металлисты проводили свои концерты, полные залы набирались. Человек работал на конкретную аудиторию. Большинство же омских клубов делают рассылку встречи во «ВКонтакте» и все! Так поэтому и людей мало ходит, особенно, если касаться не кавер-музыки. В последнем случае все просто. Заморачиваться организаторам особо не приходится.

В Омске мало хороших организаторов. Два-три человека, которые делают полноценную работу от начала до конца.

Если вы хотите развиваться, надо работать. Например, многим музыкантам для самореализации выступлений в омских клубах хватает. Но надо завязывать ограничиваться этим и вкладывать силы, время, средства, чтобы расти дальше.

Кстати, хорошо, что фестиваль «Солнцестояние» в этом году прошел силами старых организаторов, которые давно его проводили. Для нас лично это единственный в Омске open-air-фестиваль, на который интересно съездить. Наконец-то что-то такое начинает возрождаться.

А насколько эта музыка актуальна сейчас?

Н.: В любом случае это андеграунд.

А.: И всегда будет андеграундом. Но его вполне можно вывести на большую сцену. Подобную музыку можно выставлять на таких фестивалях, как «Нашествие», но подход должен быть соответствующий. Например, мы поехали на Folk Summer Fest, у организаторов огромный опыт. Нас поставили ночью, и это было круто! Мы играем, туман, лучи света. У любой музыки есть свое настроение. Наша музыка — это ночь, звездное небо, мистика. Она древняя, на древнем языке и инструментах.

У вас постоянный состав инструментов? Или что-то меняете?

А.: Особо не меняем, потому что это неудобно технически. Мы стараемся сочинять песни так, чтобы это можно было вживую исполнить. Во время выступлений каждый человек на нескольких инструментах играет.

Я знаю, вы еще занимаетесь изготовлением инструментов.

А.: Да, вот инструмент в чехле (указывает на чехол), его Наташа сама сделала мне на прошлый день рождения. Сейчас это основной мой музыкальный инструмент. Это смычковая лира.

Вы сейчас записываете новый альбом, верно?

А.: Да. Он написан, перед поездкой записали барабаны, частично перкуссию записали.

Где пишете?

А.: Сейчас мы здесь, на базе в Калачинске, закончили запись барабанов. На этой неделе поедем дописывать перкуссию в студии на радио «Сибирь» в Омске, мы с ней работаем уже второй год.

Я перевдохновился скандинавской культурой.

Когда выйдет альбом?

А.: У нас договор с лейблом на весну, в январе надо будет отправлять. Они частично уже что-то слышали.

А лейбл?

А.: Английский, Cold Spring. Мне с ними удобно работать: условия хорошие, очень компетентная работа и подход, будем уже второй альбом издавать. У нас большинство андеграундных лейблов правильно не работают. Разве что парочка, но это не тот уровень, не тот охват, который дает иностранный издатель. В России, как правило, просто материал на дисках печатают и все. Лейбл же должен заниматься именно продвижением. Иностранцы это делают. Мы с французами работали, но там начинающий лейбл был, они сделали небольшое промо. В любом случае за границей музыкальная индустрия развита намного лучше нашей, стабильнее. У нас она только проходит этап становления. В плане положительных примеров, например, недавно появился лейбл FireStorm Production. У человека очень большой опыт работы на радио с музыкальными коллективами. У него своя программа на радио Folk room — это единственная в России программа о фолк-музыке такого масштаба. Он является продюсером и ведущим этой программы. Сибирский Infinity Fog — лейбл старый, крутой, но он только издает, на промо особо нет времени.

То же самое с выступлениями за границей, отдача другая. Ты привозишь с собой диски, футболки - разбирают всё! Иностранцы это очень любят. У нас с этим труднее.

У любой музыки есть свое настроение. Наша музыка — это ночь, звездное небо, мистика. Она древняя, на древнем языке и инструментах.

А прогулка в норвежском лесу повлияла на ваше творчество?

А.: Да, сильно. Запись нового альбома — следствие этой поездки. Взгляды на музыку поменялись, потому что мы играем все-таки традиционную скандинавскую музыку, а ранее не были в Скандинавии. Мы жили на ферме, в традиционной среде, общались с музыкантами. Там сама природа, люди... в них эта музыка. Я понял, какие корректировки нам надо вносить в музыку… Я перевдохновился скандинавской культурой, на этот раз уже по-настоящему прикоснувшись к ней. Поэтому сейчас музыка поменяется, конечно. Посмотрим, как это будет выглядеть.

Для записи альбома требуются средства.

А.: В записи альбома нам материально помогают много людей. Мы пишем об этом во «ВКонтакте», благодарим спонсоров. Качественный результат всегда требует больших вложений.

Происходит обмен культурой в поездках с коллегами?

А.: Конечно. Особенно когда ездим со звездами, вдохновляемся. Одно дело в записи их услышать, и совсем другое —вживую.

С кем ездили?

А.: С группой Wardruna в Москве и Санкт-Петербурге играли. С «Арконой» катались. У них большой опыт в техническом плане переняли. Мы с тех пор дружим. У них альбом выходит зимой, я в одной песне даже принял участие.

Есть желание переехать?

А.: Да, думаю, когда-нибудь переедем, сейчас пока сын еще маленький.

Куда?

А.: Например, в Выборг, очень красивый город!

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Sieger
Стоит отметить, что лёд таки тронулся!
16 ноября, 20:34 | Ответить
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.