Деловой Омск

Деловой Омск

18 апреля 2017 07.00Интервью

Леонид Полежаев: «В Москве и богоборец лежит, и собор стоит. Уживаются. Почему у нас не уживутся?»

Глава фонда «Духовное наследие», экс-губернатор Леонид Полежаев пообщался с редактором «ДО» о возрождении Свято-Ильинского собора, возвращении Шишова, отключении от телевизора и впечатлениях от 300-летия.

Леонид Полежаев: «В Москве и богоборец лежит, и собор стоит. Уживаются. Почему у нас не уживутся?»

Вадим Харламов

Леонид Константинович, в прошлый раз мы беседовали перед началом работ по возрождению Воскресенского собора, и тогда у меня сложилось ощущение, что это последний ваш подобный проект, мол, дальше, давайте-ка, омичи, сами. И вот мы уже говорим о возрождении Свято-Ильинского собора… Что-то изменилось за этот год?

— В этом смысле ничего за год не изменилось. И за 20 лет ничего не изменилось. Еще в 1996 году, во время визита в Омскую область патриарха Алексия II (в составе его делегации, кстати, был и нынешний патриарх Кирилл), мы выделили несколько акцентов. Сначала возродить Ачаирский монастырь, чем мы тогда и занимались с владыкой Феодосием, затем — Успенский собор, Воскресенский, Свято-Ильинский, и хотя бы один храм построить на Левом берегу, на котором вообще не было никаких достойных мест общественного пользования: ни светских, ни религиозных. Там же полмиллиона омичей живут, а кроме Дворца молодежи и «Арены Омск», куда мы ходим поорать, до сих пор толком и нет ничего.

Алексий так глубоко разбирался в омских храмах?

— Да, он знал об этом больше меня! Естественно, в церкви есть свои архивы, его готовили перед поездкой... О многих омских храмах я услышал именно от него. Скажем, о храме Михаила Клопского. Вот вы знали о нем?

Признаться, нет.

— И омичи не знают. А это был очень красивый храм, он стоял там, где сейчас находится памятник Карбышеву. Мотивы его архитектуры близки Успенскому собору. Согласитесь, такой объект скрасил бы унылость и монотонность Омска.

Почему Свято-Ильинскй храм оставили напоследок?

— Понятно, что в те годы строить его было равносильно размахиванию красной тряпкой перед стадом быков. Впрочем, и сейчас это будет поводом для различных инсинуаций. А тогда это было насиженное место сторонников КПРФ, они днями напролет проводили там митинги и проклинали Полежаева. Но, несмотря на очень неспокойную общественно-политическую ситуацию, мы все-таки дали задание на проектирование Свято-Ильинского собора. Вот, посмотрите, какой эскизный проект (Показывает.). Красивый собор!

В логике Любинского проспекта...

— Да, это вообще характерно для русской архитектуры того периода — переход от барокко к классицизму. Смешанный стиль. Вот как бы он выглядел в пространстве (Показывает.). С его появлением центр города выглядел бы значительно сочнее.

Я говорю об этом не с религиозной точки зрения, а с градостроительной.

А куда девать нынешнюю доминанту?

— Это какую же?

Вождя!

— Пусть вождь стоит. Благодаря современным технологиям строительства, его даже не заденут. Между ним и входом в собор будет примерно 50 метров...

А вы считаете такое соседство корректным?

— А почему нет? Мавзолей же стоит напротив Казанского Собора — никто никому не мешает — и богоборец лежит, и собор стоит. Как-то они уживаются. Почему у нас вдруг не уживутся?

Возможно, следующее поколение будет более толерантным... На 20-й век выпало немало разобщающих потрясений — красные, белые, немцы, американцы, кавказцы…

— Это разобщение и сейчас продолжается и даже галопируется. У нас опять кругом враги. Но страна не может жить в таком состоянии вечно. Новому поколению придется делать этот сложный выбор. Надеюсь, обойдется без радикальных мер.

А памятник… Ну пусть он стоит. В этом соседстве даже проявляется некая сила общества.

Какие ваши дальнейшие шаги? Переговоры с меценатами, открытие общественного счета для пожертвований?

— На данном этапе нам нужно в самом широком кругу обсудить идею — хотят ли горожане вернуть городу этот памятник. Пусть развернется дискуссия, пусть будут споры, общество должно включиться в этот процесс, почувствовать связь историческую, градостроительную, в конце концов. Никто не говорит, что надо все бросить и бежать сегодня строить.

Это вопрос не года и не двух. Нужно деликатно погружать жителей в эту тему, постараться преодолеть то равнодушие, которое сегодня царит. Омичи должны выразить свое отношение к истории города, в котором они живут. Нельзя же быть такими пофигистами! Нужно посмотреть на город глазами тех, кто его создавал. Они возводили храм своими руками, они же не думали, что в 20-м веке придут какие-то идиоты и все разрушат.

Давайте вспомним, что инициатором строительства Свято-Ильинского собора был Николай Гаврилович Огарев, из той знаменитой фамилии…

Он служил здесь начальником военного Сибирского округа. Есть версия, и я к ней склоняюсь, что именно он был захоронен в соборе. В 1936 году, когда храм ломали, обнаружили захоронение человека в мундире. Кто-то говорит, что это был Бухгольц, но, на мой взгляд, это маловероятно. К моменту строительства собора Бухгольц уже лет 40 как умер. Сомневаюсь, что на тот момент были соответствующие технологии, чтобы сохранить тело.

А упокоить в соборе Огарева — человека, который был инициатором строительства, — это более логично.

Огарев вообще интересный человек. Пока статус Казахстана еще не был определен, здесь проходила пограничная казачья линия. Ее называли горькой. Так он в каждой станице строил православные храмы. Он считал, что миссионерская деятельность для ассимиляции коренного населения гораздо эффективнее, чем пушки.

Поэтому сейчас наша задача «заразить» омичей историей, необходимостью восстановления культурного наследия. А то у благословенного города нет никакой идеи. Омск отказался от метро, современного аэропорта, гидроузла… У города так мало того, что «зажигало» бы сердца жителей.

Когда вы начали заниматься Воскресенским собором, у населения было немало негатива...

— И во время воссоздания Успенского… У меня богатый опыт общения с омичами. Все отрицать с порога — это характерно для жителей, не только горожан, и на селе хватает скепсиса. Нет ни одного проекта, которым бы я занимался и который бы Омск встречал с полным одобрением.

Ну разве что «Арену»...

— Да вы что! Чего только не говорили… «Это большая ошибка! «Арена» будет в пойме реки, ее снесет первым же паводком. Там нет людей, кто туда будет ездить…» Или вспомните набережную… «Полежаев опять что-то задумал, там же сейчас все дома сползут в Иртыш...» Митинги, пикеты!

Ты должен представлять из себя бульдозер — расчищаешь дорогу и только потом, по накатанной, выпускаешь министра.

Маленькие дети в какой-то момент начинают все отрицать, может, это метафора зрелости нашего общества?

— Может быть. Но я думаю, что здесь больше ревностного отношения лично ко мне со стороны омичей, которое я все 20 лет работы испытывал на себе. Все происходило в противодействии, борьбе, противостоянии.

Зачем это нужно, правда, я не знаю. Меня уже пять лет нет, ну ради Бога сделайте что-нибудь сами тогда.

Впрочем, не вижу смысла кого-то винить. Вообще не стоит рассчитывать, что тебя поднимут и понесут на белом ковре. Тогда были споры, скандалы, а сейчас уже и представить невозможно, как бы выглядел центр города без Успенского собора или без набережной. Там тысячи омичей по вечерам гуляют, приводят детей. Люди забывают, что были против, и привыкают к новым объектам. Но, увы, если сам руку к этому не приложил, если не пришел и не принес свой кирпичик на эту стройку, то дорогим, родным это не станет. Всегда будет чувствоваться отчужденность.

На бюджетные деньги стоит рассчитывать в этом проекте?

— Думаю, не стоит.

То есть остаются только пожертвования и меценаты. Это эффективная модель, учитывая ваш опыт работы на Воскресенском соборе?

— А почему нет? В Омске, по официальным данным, живут восемь-девять миллиардеров. Многих я знаю. Правда, из этих восьми-девяти миллиардеров ни один не вложил ни одного камня в Воскресенский собор.

Но не буду бросать в них камни, возможно, они в другом направлении занимаются благотворительностью.

Вы же рассылали письма, встречались, разговаривали на этапе начала того проекта...

— Да, кто-то отзывался, кто-то нет.

В большинстве случаев нет. Но даже то, что получили, я считаю высоким результатом. Это серьезно удешевило строительство. Еще важный нюанс — проект же шел под легендой музея, следовательно, в смете не было никакой храмовой атрибутики. На все, начиная от колоколов, куполов, иконостаса, надо было находить деньги отдельно. Нашли. Сделали. И не зря! Я вижу, что интерес к Воскресенскому собору есть, и к Свято-Ильинскому тоже есть. Причем далеко за пределами Омска.

В Москве есть доброхоты, которые знают историю, изучают... Мы поддерживаем связь постоянно. И даже книгу о Свято-Ильинском соборе, над которой мы сейчас работаем, финансируют не омские, а московские бизнесмены.

А мы можем назвать их фамилии?

— Нет.

Сколько денег нужно для строительства Свято-Ильинского собора?

— В зависимости от того, кто будет строить. Я бы построил в пределах 200, максимум 250 млн рублей. Кто-то другой за эти деньги не построит, понимаете? (Улыбается.). Чтобы там не воровали, чтобы не было, как на других объектах, где деньги выделены, а строительство до сих пор не закончено.

А почему у вас не украдут?

— Потому что я не комсомольский чиновник, а профессиональный строитель и знаю все «узкие» места этого процесса. Кто ж меня обманет? Я вижу сразу всю стройку насквозь, поэтому и умею быстро делать. Знаю, как начать и как закончить.

С митрополитом Владимиром не обсуждали проект? Готов он участвовать?

— Идеологически — да, он горячо поддерживает. А чего-то другого, более конкретного, я от него и не жду.

У них своя стройка сейчас идет... Может, это важнее, чем храм.

Вообще хотелось бы, чтобы власти города и области отнеслись к этому проекту без ревности. О нем надо говорить на телевидении периодически, возвращаться к этой теме в других СМИ. Я, к сожалению, отлучен от телевидения. Меня на экран не пускают, чтобы, видимо, не вызвал ностальгических чувств (Смеется.).

Может, так и нужно, что власть занимается своей текущей работой, а люди с вашим опытом инициируют подобные проекты, продвигают их?

— Не знаю. Для такой работы нужно мыслить перспективой десятилетий. Не всегда у руководителей во власти есть это время. К тому же любая инициатива требует большого объема личной работы руководителя. Это же не просто так — дал министрам распоряжение, и все. Что с того? Ты должен представлять из себя бульдозер — расчищаешь дорогу и только потом, по накатанной, выпускешь министра.

Этот проект можно обыграть так: что и после 300-летия Омска строительство в городе не останавливается. Как, кстати, на ваш взгляд, прошло празднование юбилея?

— На мой взгляд, скучновато прошло. А на ваш, нет?

А у меня не было особых ожиданий, поэтому не было и особых разочарований.

— 300-летнюю историю можно было как-то поторжественнее подать.

Но не вижу смысла критиковать ответственных. Я не на их месте, они не на моем. В их понятии это, может быть, хорошо.

Олег Шишов вышел на свободу. Может, удастся его привлечь к проекту восстановления Свято-Ильинского собора? Созванивались?

— Естественно. Но по телефону особо не разговоришься. Он сейчас в Москве, приедет, будем встречаться, обсуждать дальнейшие действия. Он не потерянный для общества человек, талантливый инженер, организатор. Что касается его участия, я не знаю, что осталось от «Мостовика» и какие у него планы на будущее. Может, он захочет уехать. Я этого не исключаю.

Обида на общество?

— Наверное, есть обида. Но общество тут ни при чем. Его же не общество сажало в тюрьму. В его судьбе сыграли роль конкретные люди.

Не могу не спросить вас о новом порядке назначения мэра. В вашу бытность главой региона она бы, пожалуй, облегчила вам работу.

— Конфликт между государственной и муниципальной властью заложен в самом законе о местном самоуправлении. И не без умысла заложен, потому что, с точки зрения политической стратегии страны, единство региональных элит имеет непредсказуемые последствия.

Скажем, я никогда не был сторонником отмены всеобщих выборов.

В этом меня никто не сможет упрекнуть. Нынешняя модель, думаю, не в интересах губернатора. Вряд ли это даст нужный результат, а народ обидит очень сильно. Еще опасный момент, при такой системе возникает клановость, что обязательно приведет к коррупции.

Кстати, о клановости. Сайт «Супер-Омск» во многих современных политических событиях видит руку вас и вашего клана. Вам это льстит?

— (Смеется). Я первый раз об этом слышу. Я вообще всем этим не интересуюсь. Посмотрите, чем я занимаюсь. Год, с утра до вечера, я ежедневно работал над Воскресенским собором. Сейчас делаю издание книги о Свято-Ильинском соборе, готовлю выпуск издания об Аркадии Кутилове. В апреле уже выпустим. Зачем мне эта мышиная возня? Я наработался за 20 лет. Просто кому-то нужно заполнять информационное пространство, пугать людей, сталкивать их лбами.

Когда-то вы сказали, что больше священник, чем губернатор. Никогда не было желания реально надеть рясу?

— Никакой я не священник. Никакой я не оцерковленный человек. Я принимаю это дело как необходимую идеологию, которая когда-то была основой российского общества. Была церковь как идеология. Ничего взамен мы не придумали. Марксизм-ленинизм не прижился. Народ лишился духовного начала. Неважно, молишься ты или нет, ходишь в церковь или нет. Ты должен быть причастен к общим духовным ценностям — не убий, не укради... Если этого нет — значит русский человек — разбойник. Почитайте Достоевского. Вот ради этого я и работаю. Я смотрю на эти вещи как политик, а не как религиозный деятель. Я вижу недостатки и в Русской православной церкви. Она не развивается, не идет в ногу со временем. Я не могу, как некоторые главы регионов, каждое совещание с молитвы начинать. Это все гротеск!

Но это не мое дело. Моя задача — постараться вернуть общество к тем началам, которые тысячу лет составляли духовную ось этого народа, которые собственно и создали этот народ.

Поймите, это не хобби Полежаева, а достояние горожан — бывших, настоящих. Отказываться от воссоздания храмов как исторических памятников — значит проявить неуважение к истории собственного города. Они растоптали свою историю. Должно же быть покаяние. Они думали, что обретут новую веру, богатство, новую жизнь. Не обрели. И они с этой мятущейся душой — больной, пьяной — живут до сих пор. Церковь — это не все, но многое. Надо с чего-то начинать. Нельзя же оставлять человека лишь наедине с телевизором.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 15 (169) от 18 апреля 2017 и на сайте ИА «Деловой Омск» (свидетельство ИА № ТУ55-00493 от 25.03.2015 г.)

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 17):

Sieger
В комментариях наглядо представлен стокгольмский синдром
20 апреля, 20:57 | Ответить
киви
Александр, вы не правы.
20 апреля, 09:37 | Ответить
Егор
"Омск отказался от метро, современного аэропорта, гидроузла..."
Так, если бы за все годы деньги, выделенные на эти проекты, были не попилены, а реально освоены, то, наверное, всё это уже бы и - работало, правда, Леонид Константинович?
Метро строится с 1993 года, аэропорт - с 1989-го, гидроузел - с 2011 -го...
Интересно, кто же все эти годы руководил -то?
19 апреля, 14:28 | Ответить
Омич
Ух ты, я смотрю тут прям клуб фанатов ЛКП. Коротка все-таки народная память, поскольку для памяти не хватает мозгов) Забыли, что именно благодаря Полежаеву Омская область оказалась в яме, из которой теперь выбраться не может. В то время, когда власть в соседних регионах занималась развитием инфраструктуры, чем занимался Полежаев? Он занимался укреплением свой личной власти и популизмом. Забыли г-жу Чентыреву и сколько денег Полежаев тратил на самолюбование в СМИ? Забыли, что миллиарды бюджетных средств при Полежаеве потрачены на Авангард и миллионы на строительство храмов, в то время как дороги, ни в области, ни в городе не ремонтировались? И примеров таких можно очень много привести. Полежаев реализовал несколько своих мегапроектов в строительстве, но угробил на этом всю экономику и благополучие региона. То, что за 22 года ЛКП было убито, теперь лет 40 восстанавливать и пока ещё никто к этому не преступал. В общем, мозгов нет, поэтому и память короткая.
19 апреля, 09:57 | Ответить
Константин
Либо есть у тебя стержень либо ты амеба безхребетная. У ЛКП стержень есть.
18 апреля, 19:13 | Ответить
Александр
Свято-Ильинский собор полностью не снесли, там же было речное училище. Или я не прав?
18 апреля, 19:03 | Ответить
Местный
Л.К. фигура очень противоречивая. Но, согласитесь, за собой он много чего осязаемого в пространстве города оставил, пусть даже и с помощью административного ресурса. А сейчас, - что мы можем припомнить из того, что нынешние чиновники разных уровней могут предъявить?
18 апреля, 14:57 | Ответить
Никита
Как бы Константиновича не хаяли..Был порядок при нем, хозяин был в городе
18 апреля, 13:11 | Ответить
Олег
Мутить воду и мешать работать мэрам у него хорошо получалось
19 апреля, 01:24 | Ответить
Омич_
Мудрые мысли.... хорошее изложение... даааа... опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг....
18 апреля, 08:32 | Ответить
Борис
мда... при Полежаеве, такого беспредела в области не было...
18 апреля, 08:28 | Ответить
Виктор
Борис, а кто довел до этого беспредела. Не ЛКП?
20 апреля, 23:00 | Ответить
гость
[Комментарий удален]
Матрена
Только на этот новый собор опять начнут собирать деньги из нищего кармана бюджетников, то зарплату за один день, то еще что-нибудь
18 апреля, 07:26 | Ответить
Сергей
Что за бред вы несете? Когда это забирали зарплату?
18 апреля, 14:21 | Ответить
Аникей
на Успенский собор у работников администрации брали часть зарплаты
19 апреля, 00:16 | Ответить
Игорь
Вы читали статью то?
На бюджетные деньги стоит рассчитывать в этом проекте?

— Думаю, не стоит.
18 апреля, 13:38 | Ответить
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

В Омской области стартовала прививочная кампания против гриппа. Замминистра здравоохранения Ольга Богданова и начальник отдела эпидемиологического надзора регионального управления Роспотребнадзора Марина Вайтович ...

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.