Деловой Омск

Деловой Омск

04 мая 2017 07.00Статьи

Андрей Морозов родился в 1973 году в городе Белово Кемеровской области. В 1997 году окончил Санкт-Петербургскую государственную инженерно-экономическую академию, в 1999 году — Университет Нового Южного Уэльса в Австралии. В 2000-2004 годах работал в компании «Американ Экспресс» в Австралии, в 2004-2011 годах — в «Ситибанке» в Австралии, России и Венгрии, в 2011 — 2014 годах — в Банке Русский Стандарт. С апреля 2014 года — начальник управления массового рынка и кредитных продуктов в Райффайзенбанке. Женат, двое детей.

Финансист Андрей Морозов: «Сегодня кредит взять так же просто, как и до кризиса»

Корреспондент «ДО» встретился с начальником управления массового рынка и кредитных продуктов Райффайзенбанка и узнал, какой сегмент рынка Андрей Морозов считает наиболее перспективным, почему банк растет, пока конкуренты падают, и насколько будут ослаблены кредитные гайки.

Финансист Андрей Морозов: «Сегодня кредит взять так же просто, как и до кризиса»

Фото: Райффайзенбанк

Уровень развития банковской системы в России достаточно высокий, а дебетовые карты есть даже у пенсионеров. При этом финансовые новости читают из рук вон плохо, хотя, казалось бы, они касаются практически каждого из нас. Как вы думаете, почему так происходит?

— Они зачастую пишутся сложным и скучным казенным языком, и читатель теряется на первом же абзаце. Кроме того, многие просто не до конца понимают некоторые аспекты, а спросить не у кого. Уровень финансовой грамотности населения России, по моему мнению, еще недостаточно высок. Наши клиенты в этом плане более подкованные. В основном они имеют по одному-два высших образования, доход выше среднего — от 30 тысяч рублей, и в силу своего образования, навыков и компетенции более стрессоустойчивы в период кризисов, проще находят другую работу, если попадают под увольнение. Это люди, которые лучше понимают комплексные финансовые продукты и ценят качественный сервис и свое время. Наши клиенты не хотят стоять в большой очереди, когда приходят в отделение, любят, чтобы в колл-центре сразу поднимали трубку. Многие вообще предпочитают не посещать офисы банка, а обслуживаться онлайн. Мы не можем как большие государственные банки, у которых миллионы клиентов, предлагать самые низкие тарифы, но мы хороший нишевый игрок и отличаемся от других участников рынка именно клиентоориентированностью.

Какие банковские продукты в Райффайзенбанке наиболее востребованы?

— Среди премиальных клиентов больше тех, кто держит депозиты, вклады, покупает инвестиционные продукты, в массовом сегменте преобладают клиенты, которые ориентированы на кредитные продукты, преимущественно персональные кредиты и ипотеку. В целом соотношение тех, кто хочет сохранить и приумножить свои деньги, и тех, кто в них нуждается прямо сейчас, примерно пятьдесят пять на сорок пять процентов. Интересно, что ипотеку, к примеру, оформляют на 14 лет, а выплачивают за семь, необеспеченные кредиты берут на четыре года, выплачивают за два. Все-таки россиянам некомфортно жить с долгами. Пики досрочных погашений кредитов по нашей клиентской базе особенно заметны перед Новым годом.

Я знаю, что некоторые банки воздерживаются от прогнозов, а что вы можете сказать о том, как будут вести себя ставки по вкладам и кредитам в течение года?

— Глядя на макроэкономические прогнозы, которые дает Центробанк, и на его таргетируемые показатели по инфляции в 4%, видно, что ситуация находится под контролем. Мы ожидаем, что ключевая ставка к концу года опустится до 8,5-9%, банковские ставки по депозитам и кредитам также будут иметь тенденцию к снижению. Мы уже сегодня по ставкам на ипотечные кредиты находимся ниже, чем в 2014 году, и сейчас на рынок заходят те люди, которые раньше не могли себе позволить ипотеку. Если три года назад ипотека под 12% годовых в нашем банке выдавалась ограниченному кругу клиентов, то сегодня довольно легко получить ее и под 11,5% годовых.

Страна уже адаптировалась к новым экономическим реалиям, связанным с падением цены на нефть в зону 50 долларов за баррель, и в 2016 году мы увидели достаточно устойчивый тренд восстановления спроса на ипотечные кредиты. Рынок ипотечного кредитования продемонстрировал рост в 11,5%, по данным Frank Research Group. Совокупный портфель ипотечных кредитов Райффайзенбанка за этот же период увеличился на 39%. По нашим прогнозам, рынок ипотечного кредитования продолжит рост на 10-12% год к году в следующие два-три года.

Поэтому Райффайзенбанк решил сконцентрироваться на ипотеке?

— Если хочешь увеличить кредитный портфель сегодня, то ипотека — идеальный для этого продукт. Это обеспеченный кредит с низкими рисками. Тем более что средний заемщик по ипотеке более высокого калибра, чем клиенты, которые берут необеспеченные кредиты и оформляют кредитные карты. Последние два года государство субсидировало ставку, сейчас же она снизилась до уровня, когда в этом уже нет острой необходимости. В первом квартале 2015 года стоимость привлечения денег для ипотечного кредитования была для многих банков в районе 15%, а ипотечные кредиты предлагались под 17-18% годовых. При таких ставках рынок практически перестает существовать. На тот момент правительство хорошо поддержало стройку и банки через госпрограмму. Сегодня, по моему мнению, острая необходимость в субсидировании ипотечных ставок отпала. Понятно, что по уровню ставок до Западной Европы нам еще очень далеко, но для России те ставки по ипотечным кредитам, которые есть сегодня, наверное, самые низкие в новейшей истории. Мы активно осваиваем этот сегмент рынка, но нельзя сказать, что забыли про другие кредитные продукты: продолжаем наращивать портфель необеспеченных кредитов и не прочь масштабировать кредитно-карточный портфель.

Уровень финансовой грамотности россиян, я считаю, еще недостаточно высок, потому что всерьез этим мало кто занимается.

Ипотечные заемщики по-прежнему остаются самыми финансово дисциплинированными?

— Да, потому что, как правило, квартиру берут для того, чтобы в ней жить. Это тот кредит, которому уделяется первостепенное внимание. К тому же ипотека — это обеспеченный кредит, он выдается под залог недвижимости и при условии уплаты первоначального взноса в размере 15-20%. Никто не хочет терять эти деньги. Даже с учетом того, что цены на рынке могут просесть, первоначальный взнос перекроет и это падение, и издержки банка в случае дефолта заемщика.

У нас достаточно консервативная андеррайтинговая политика: мы не выдаем ипотечные кредиты без первоначального взноса и считаем его важным показателем качества заемщика. Таким образом он демонстрирует, что может откладывать часть своей зарплаты и платить по кредиту в течение продолжительного промежутка времени. Мы также не выдаем ломбардные кредиты. Несмотря на то что человек внес 50% от стоимости квартиры, он все равно должен пройти стандартную проверку на кредитоспособность. Хотя при таком взносе риски банка нулевые, процедура андеррайтинга для него упрощена не будет. Мы европейский банк, и консервативная кредитная политика — залог нашего успешного развития.

По данным Центробанка, за январь-февраль количество и объем выданных ипотечных кредитов снизились относительно аналогичного периода прошлого года, причем сразу на 20%. Как думаете, с чем это может быть связано?

— Хочется верить, что это падение было временным. Как правило, после Нового года россияне медленно стартуют: в январе полмесяца нерабочие, а кто-то в декабре перетратился. Но, повторюсь, ипотечные кредиты становятся более доступными и, как следствие, более востребованными. Анализируя продажи ипотечных кредитов в нашем банке в марте этого года, могу сказать, что мы приросли на 25% и побили свой декабрьский рекорд. Апрель демонстрирует схожую динамику и очень близок по объему продаж к марту.

Какой спрос на другие розничные банковские продукты?

— Согласно исследованию аналитического агентства Frank Research Group, в целом по рынку портфель необеспеченных кредитов в 2016 году упал на 8,5%. В этом году динамика остается негативной. Но Райффайзенбанк закончил 2016 год с ростом на 2%. В 2017 году мы также наблюдаем осторожный позитивный тренд. Аналогичная ситуация складывается и в сегменте кредитных карт. Кредитно-карточный рынок, если анализировать балансы, снизился на 2,9% за последние 12 месяцев. Но если в ипотечных и необеспеченных кредитах доходность привязана к сумме, то в кредитных картах у банков порядка 50% приходится на комиссионный доход.

Когда рынок находился в стрессе в 2015 году, в Райффайзенбанке бизнес необеспеченных кредитов и кредитных карт, а это более рискованные для банков продукты, из-за особенностей нашей клиентской базы был прибыльным. За последние 11-12 месяцев произошло драматическое улучшение качества кредитного портфеля, и сейчас по дефолтности мы находится ниже уровня 2013 года. Конечно, весь рынок улучшился за прошлый год, но у нас произошел очень уверенный отскок.

Клиенты постепенно уходят от сберегательной модели, хотя их поведение за последние год-два перестроилось. Новую машину они покупают не каждые три года, а раз в пять-шесть лет, где-то от нового холодильника отказываются или от покупки дачи, но на жилье готовы тратиться. В необеспеченных же кредитах позитивная динамика в росте портфеля стоит нам определенных усилий.

Смягчились ли ваши требования к заемщикам в связи с этим?

— В начале 2015 года, когда рубль резко подешевел, платежеспособность клиентов ухудшилась. Естественно, банки, пытаясь нивелировать влияние негативных событий, стали более тщательно подходить к оценке заемщика, и объемы кредитования сильно сократились. 2015 год был настолько низким из-за высоких ставок и жестких критериев, что люди просто перестали кредитоваться. Сейчас по андеррайтинговой политике мы находимся на уровне 2014 года, то есть кредит взять также просто, как и три года назад. Если тренды будут улучшаться и дальше, возможно, станет еще проще. Тем более 85% клиентов, с которыми мы работаем, имеют кредитную историю в бюро. Информации достаточно, чтобы банки могли принимать взвешенные решения.

Перед вами сидит человек, который ни разу в жизни не брал кредит. Как вы относитесь к таким клиентам и могут ли у них быть проблемы с кредитованием?

— Мы нормально относимся к таким клиентам. По ипотеке у них вообще не должно быть проблем, потому что кредит залоговый, а по необеспеченным кредитам может быть одобрена несколько меньшая сумма, чем человеку, которые имеет историю в бюро. То есть если у вас зарплата от 30 тысяч рублей, нет долговых обязательств, есть стаж и стабильный работодатель, то вы не плохой клиент, просто у банка меньше данных для принятия качественного решения, поэтому он может поосторожничать в сумме выдачи.

У нас есть клиенты, которым деньги не нужны, но они оформляют кредитные карты для путешествий за границу, чтобы бронировать отели, машины, билеты на самолет.

Я тоже весьма специфический пользователь кредитных продуктов. Кредитными картами пользуюсь для транзакций, коплю мили и бонусные баллы. Этот продукт достаточно гибок в вариантах его применения — как им пользоваться, решает сам клиент.

Замечаете ли вы отток клиентов из банковских офисов и их переход в онлайн?

— Да, замечаем. Этому есть логичное объяснение. Уровень проникновения интернета в стране достаточно высок, смартфоны стали доступными, а парковки у отделений, особенно в городах-миллионниках, есть далеко не всегда, у многих клиентов просто нет свободного времени для личного визита в банк. Это приводит их в интернет-банк. Следуя за клиентом, банки стараются сделать онлайн-сервис по возможности полнофункциональной заменой офиса.

У банков есть и свой интерес. Бывает сложно прогнозировать поток клиентов в отделении: одни дни могут быть суперперегруженными, другие недогруженными, а содержать большой штат и отделение площадью 200 квадратных метров экономически не всегда целесообразно.

По качеству обслуживания клиентов в офисах мы одни из лучших на рынке, но замечаем, что клиенты оценивают уровень обслуживания выше при совершении операций онлайн. У нас нет задачи перевести всех клиентов в интернет-банк и закрыть отделения. Человек сам может выбрать канал, через который ему комфортно обслуживаться.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 17 (171) от 2 мая 2017

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Александр Васильев
[Комментарий удален]
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.