Деловой Омск

Деловой Омск

04 февраля 2015 12.37Статьи

Лицензия для терпеливых

Психотерапевт Татьяна Иванова одна из немногих в городе рискнула открыть частную практику в дополнение к основной преподавательской работе. Ее коллег-врачей пугает трудоемкий и длительный процесс оформления документов и отсутствие в городе арендной медицинской базы, а работать без сертифицированного кабинета специалист не сможет.

Лицензия для терпеливых

«Основной моей работой по-прежнему является преподавание. Я являюсь профессором на кафедрах психиатрии и неврологии. Поэтому врачи города часто направляют ко мне пациентов за узкой консультацией. Раньше я вела прием таких клиентов один-два раза в неделю прямо на кафедре, но не все люди готовы приходить даже за консультацией в психиатрическую клинику, их отпугивает название», — рассказывает Татьяна Иванова.

Чтобы пациенты не испытывали лишний дискомфорт, специалист сначала стала принимать пациентов на базе клиники «Евромед», а потом задумалась о ведении частной практики.

«Два года назад я ушла в декрет, и тянуть большую нагрузку уже не получалось, но и расставаться с пациентами, с которыми давно работала, я не хотела. Тогда-то я и решила оформить лицензию и открыла частный прием», — вспоминает психотерапевт.

Получение лицензии не требует больших финансовых вложений, но сама подготовка документов отнимает много времени и сил. Поэтому врачи, которые не привыкли к длительным согласованиям всех мелочей в госорганах, уже на первом этапе бросают попытки организации частной практики и предпочитают устраиваться по найму в государственные и коммерческие клиники города, где основная бумажная работа лежит на плечах администрации.

Дефицит площадей

Всего на организацию своего дела и сбор документов врачу-психотерапевту потребовалось не больше 30 тыс. рублей, а поскольку процесс оформления длительный, то и стартовый капитал расходуется постепенно, благодаря чему удалось отказаться от участия заемных средств.

«Я не знала, с чего надо начать и куда обратиться, даже в интернете искала адреса уполномоченных органов.

В Санэпиднадзоре и Роспотребнадзоре меня приняли доброжелательно и подробно проконсультировали. Я написала заявление на открытие своего дела и уже через неделю мне выделили специалиста, с которым я работала на протяжении всего длительного процесса оформления всей документации. После того как я предоставила все необходимые бумаги, работник Санэпиднадзора осмотрел мой кабинет, сделал необходимые замеры и вынес объективное заключение. А в Роспотребнадзоре подтвердили мои профессиональные компетенции и в итоге выдали медицинскую лицензию на частную деятельность», — вспоминает Татьяна Иванова.

Камнем преткновения для врачей, желающих открыть свою частную практику, может стать отсутствие медицинского кабинета. Татьяне повезло, что ее однокурсник и владелец одной из омских частных клиник согласился сдавать в аренду кабинет для приема пациентов, но вообще в городе чувствуется дефицит помещений для практикующих специалистов. Специфика медицинской деятельности такова, что доктор не может работать в обычном офисном здании, снимая кабинет для работы. Помещению для приема требуется сертификат о соответствии санитарным нормам, а у самого врача должна быть подписана масса договоров на вывоз и утилизацию медицинских отходов, приобретение инструментария и др.

В государственных мед-учреждениях помещения для частной практики в аренду не сдаются, а открыть собственную клинику под силу далеко не каждому, даже востребованному специалисту. В итоге получается, что высококвалифицированный врач вынужден устраиваться в коммерческую структуру и своим именем приносить доход в первую очередь учреждению.

«Я арендую помещение в медицинском центре, который как раз и уникален тем, что им владеет династия врачей. В Омске не так много подобных примеров. Чаще всего коммерческие медучреждения открывают бизнесмены, у которых есть и другие проекты, способные принести серьезный доход, который они могут вложить в медицину, но я думаю, что идеальный вариант для врача как раз и заключается в ведении частной практики, где они могли бы работать на себя. Но для этого должна появиться арендная база: площади, которые изначально построены для ведения медицинской деятельности. Если у врачей появится возможность арендовать кабинет и ни от кого не зависеть, то частнопрактикующих профессионалов станет намного больше», — уверена Татьяна Иванова.

Доходное хобби

Татьяна продолжает совмещать свою индивидуальную предпринимательскую деятельность с преподаванием, поэтому по-прежнему выделяет на частную практику всего 1-2 дня в неделю.

«Этот маленький бизнес был открыт не для получения какого-то значительного дохода. Хотя, проработав два года, я стала понимать, что если своему делу уделять внимание, то эта деятельность может быть экономически выгодной. Востребованность врачей-психотерапевтов в Омске достаточно высокая, я могла бы принимать гораздо больше пациентов. Тем не менее я остаюсь преподавателем и считаю свой проект лишь сочетанием моего хобби с возможностью дополнительного заработка», — объясняет психотерапевт.

По подсчетам Татьяны Ивановой, частная практика 5 дней в неделю могла бы приносить обороты до 1,5 млн рублей в год. Это при условии того, что в среднем на прием в день придет 7 пациентов. Для сравнения: сейчас количество клиентов у Татьяны варьируется от 6 до 15, а средняя стоимость одного приема зависит от времени, затраченного на лечение, и возраста клиента.

«До сих пор я ни рубля не потратила на рекламу. Все пациенты приходят только по рекомендации. Если бы я рекламировала свои услуги, то клиентов, конечно, становилось бы больше, но возможности справляться с таким потоком посетителей просто нет. К тому же в рамках индивидуального медицинского предприятия я не могу нанимать врача-сменщика. Для этого нужно было бы регистрировать ООО», — рассказывает Татьяна Иванова.

Дело в том, что медицинская лицензия индивидуальная и именная. Это правило, по словам специалиста, появилось недавно. Раньше ИП мог сертифицировать несколько видов деятельности по одной лицензии, а сейчас нужно либо регистрировать клинику, что приведет к большим расходам, либо работать индивидуально. Более того, если врачу ассистирует медсестра, то она тоже должна оформить статус индивидуального предпринимателя.

Столичная тенденция

По словам Татьяны Ивановой, в регионе существует острый дефицит квалифицированных специалистов в области психиатрии. В государственных учреждениях нехватка кадров приводит к тому, что при 6-8 ставках в отделении работает 3-4 специалиста. В крупных частных клиниках психиатры и психотерапевты пока есть, а вот частнопрактикующих врачей в этой сфере не так много. Татьяна утверждает, что знает только одного психотерапевта в Омске, который ведет лицензированную индивидуальную практику. Правда, в столице в последнее время стало появляться много частнопрактикующих врачей, но в регионах эта тенденция пока не так заметна.

«Сейчас специалистов не хватает, даже в частной медицине. В коммерческую клинику могут взять врача с опытом, а чтобы получить лицензию психотерапевта, человеку нужно проработать как минимум три года в государственной клинике психиатром, а зарплаты очень маленькие и людям предлагается длительное время трудиться лишь за идею», — рассказывает специалист.

Поскольку без опыта работы частную практику психотерапевта начать нельзя, многие поступают проще и получают лицензию психолога.

«Работать психологом можно уже после института, опыт для этого не нужен, а значит, мы получаем некачественного специалиста. К тому же нужно понимать, что психологи — не врачи, они не могут назначать медикаментозные препараты и проводить амбулаторное лечение», — объясняет психотерапевт.

Имидж под угрозой

По мнению Татьяны Ивановой, мешает в работе и сложный имидж психиатрии в России. Пациенты боятся приходить к врачам за советом, потому что опасаются в итоге оказаться в стационаре, о котором у них уже сложилось четкое предубеждение.

«Специфика психиатрической помощи такова, что человек, страдающий психическим расстройством, боится попасть на учет в психоневрологический диспансер. При этом далеко не все люди имеют такой спектр проблем, который требует создания учетной формы. Например, мои пациенты не нуждаются в наблюдении государственных учреждений Только в тяжелых случаях я передаю пациента в поле зрения государственной медицины, но за всю мою практику таких случаев было не больше 10 и каждый раз люди сами понимали необходимость стационарного лечения», — объясняет специалист.

Татьяна Иванова рассказала, что она и в будущем продолжит совмещать преподавательскую работу и частную практику. Хотя и призналась, что у нее появилась мечта о собственной клинике.

«Я уже давно думаю о том, как бы открыть небольшую клинику неврозов, тем более что в Омске у нее не будет аналогов. Кто знает, может быть, мой частный проект переродится во что-то более масштабное: я зарегистрирую ООО и привлеку к работе специалистов для более массивного лечения, но пока загадывать не хотелось бы», — поделилась планами Татьяна.

Александр Набатов

Фото: Вадим Харламов

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 4 (057) 3 февраля

Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.