Деловой Омск

Деловой Омск

13 апреля 2015 14.51Статьи

Теоремой наказано

В новой рубрике «ДО» Dura lex (закон суров) приглашенный автор Игорь Журиков, старший партнер юридической компании «Лексфорт». Он рассуждает о том, почему в России закон можно использовать как дубинку против бизнеса.

Теоремой наказано

Депутат Государственной Думы РФ Александр Ремезков внес на рассмотрение проект федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц». Ранее, в 2011 году, подобный законопроект вносился Следственным комитетом РФ, но тогда он принят не был.

Смысл законопроекта в том, что юридическое лицо, признанное виновным в уголовном преступлении (в законопроекте выбраны действующие статьи УК, по которым можно привлечь юрлицо), подвергается наложению судимости и наказанию. Наказания — предупреждения с опубликованием в прессе, штрафы до 30 млн руб. или в сотнях процентов от ущерба или незаконной выгоды, запрет на виды деятельности, отзыв лицензий, принудительная ликвидация.

А во время судимости (которая сохраняется до двух лет) ряд сделок (например, крупные сделки) могут совершаться только с одобрения специальной комиссии при уголовно-исправительном органе. Если честно, страшно даже представить такую возможность.

Сначала о потенциально хорошем

Ответственность юридических лиц — это давным-давно известный и эффективный институт в зарубежных юрисдикциях.

В общем-то, в пояснительной записке к законопроекту об этом и говорится. Уголовная ответственность есть во всех странах англо-американского права и в бывших английских колониях, во всем Евросоюзе, в Албании, Иордании, Ливане, Сирии, Китае, Грузии, Казахстане, Латвии, Литве, Молдове, Украине, Эстонии, в других странах…

Часто слышно, как проводятся антикоррупционные расследования, и нередко крупные корпорации выплачивают гигантские штрафы, иногда сотни миллионов долларов, за нарушение антикоррупционных правил. Это тоже из области уголовной ответственности юридических лиц.

На прошедшем 26-27 марта в г. Новосибирске VIII юридическом форуме Сибири «Сибирь Legal 2015» партнер филадельфийской юридической фирмы с международным статусом Marks&Sokolov Брюс Маркс весьма познавательно информировал участников форума о практике применения закона США о борьбе с коррупцией (FCPA). Астрономические размеры уголовных штрафов (Сименс — 800 млн долларов в 2008 году, Алстом (Франция) — 772 млн долларов в 2014 году и иные подобные), охват привлекаемых к ответственности лиц, выходящий далеко за границы США…

Для нас в России все это дела дивные, непонятные. Для бизнеса, действующего в иностранных юрисдикциях — это обыденность и тот фактор, который всегда принимается в расчет при принятии бизнес-решений.

Исторически почти всегда и везде жестокие санкции способствуют эффективному наведению порядка. Вспомним всем уже известные драконовские штрафы в Сингапуре, например, за мусор и соблюдение самых разных бытовых правил. В городе чистота и порядок.

Практически в любой стране, в которой мы увидим законопослушное поведение, порядок и порядочность в делах, достойные подражания, мы, помимо другого менталитета, чаще всего столкнемся с весьма жесткими регулирующими правилами и санкциями за их неисполнение. Возникает вопрос: что там возникло раньше, жестокие наказания за проступки или все-таки менталитет, на который мы всегда указываем, как на отличающийся от российского?

Та же уголовная ответственность юридических лиц уже по-своему впиталась в кровь международных корпораций. Всякий, кто сталкивался в своей деятельности с подразделениями иностранных компаний, знает, что с особым вниманием и даже тревогой они всегда изучают вопрос: а не участвуют ли они при деловых взаимоотношениях с российским контрагентом в какой-либо коррупционной или иной незаконной схеме деятельности? Малейшее подозрение в этом чаще всего влечет прекращение деловых взаимоотношений.

Поэтому институт уголовной ответственности юридических лиц с точки зрения установления правопорядка и законности вроде бы выглядит в первую очередь благом (хотя не совсем ясно — почему не ограничиться мерами административного преследования, не вводя нового способа правового регулирования). Навскидку на ум приходят такие соображения в «плюс»:

— юрлицо можно привлечь к ответственности в случаях, когда выбрать должностное лицо — стрелочника не удается, т. е. преступное деяние будет оценено и наказание за него «выписано» в любом случае, даже если ответственность «размазана» и невозможно определить конкретного виновника — должностное или физическое лицо (актуально, особенно при невыполнении корпорациями правил на транспорте и в других подобных случаях);

— сам образ действий некоторых юридических лиц должен поменяться, ведь нередко преступные схемы работы являются стандартным бизнес-процессом, и не меняются от того, что время от времени какой-нибудь топ-менеджер попадается «на горячем»;

— появление возможности привлечения к ответственности должно реально сократить количество преступных действий вообще во всех случаях, когда в этих действиях один из участников — юридическое лицо, потому что ему в какое-нибудь Чили не убежать, неотвратимость наказания высока;

— юридические лица должны перестать планирование и использование схем действий, в которых они уповают на использование всяких маргинальных личностей, с которых нечего взять («ежей», «бомжей», «лыжников» и иных, у каждого своя терминология), которых не найти или не жалко отправить в места, не столь отдаленные.

Однако законопроект вызывает вопросы уже хотя бы потому, что в нем нет уголовной ответственности юрлиц за фиктивное банкротство. Или мошенничество. Или неуплату налогов. Или незаконное взятие кредита. А за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля в интересах юрлица есть. А за убийство простого человека в этих же интересах — нет.

Теперь о плохом. То есть о главном, наверное

1. Количество оправдательных приговоров в России сейчас, по разным данным, от 0,6 до 4,5% от общего числа приговоров. Что демонстрирует, безусловно, обвинительный уклон правосудия. И при этом комментарии множества профессионалов указывают на большие проблемы с качеством у следствия. Так что такое количество обвинительных приговоров не выглядит заслугой следственных органов, а все же воспринимается как обвинительный настрой судов, сформированный в России централизованно. Юрлица, очевидно, не избегут этой тенденции.

2. Как часто бывает, карательное законодательство в России может работать избирательно. Нередко на практике меры преследования предпринимаются в максимальном размере, основания для освобождения от ответственности могут «не работать».

3. Уголовная ответственность юрлиц может стать мощным инструментом давления на этих лиц, захвата бизнеса, «отжимания» денег.

Ссылки на заграничный опыт в данном случае не корректны: большое значение имеет не только содержание или наличие закона, но и способы его применения, и лица, его применяющие.

К примеру, есть такое расхожее мнение, что в Германии трудовое право очень жесткое: уволить работника по инициативе работодателя почти нереально, каким-то образом «обойти» его в социальных гарантиях невозможно… Но на поверку выясняется, что российское трудовое право еще жестче. Вот только правоприменение отличается: в Германии закон соблюдается неукоснительно и буквально, причем не только специальными органами, но, в первую очередь, работодателями. У нас… Несмотря на явное благоволение российских судов работникам, Трудовой кодекс нарушается охотно и постоянно.

Что работает во благо за границей, здесь может не иметь положительного эффекта, потому что использоваться закон может для того, чтобы, в первую очередь, обирать и «кошмарить» бизнес. И найдутся те, кто воспользуется данным законодательством именно как инструментом в указанных целях.

На форуме «Сибирь Legal 2015» краткое обсуждение данной темы породило однозначно негативную оценку большинства присутствующих самой возможности принятия такого законодательства.

Практикующие юристы и представители бизнеса мгновенно сошлись во мнении, что данный закон не устранит явлений, против которых он направлен, но породит новый механизм преследования и «прессования» бизнеса. Может быть, поэтому в него и не включена уголовная ответственность по «популярным» экономическим статьям для юрлиц? Чтобы он немедленно не превратился в оружие для «разборок»? Хотелось бы верить…

В итоге положительно оценить данную законодательную инициативу на российской почве невозможно. Как говорится, не было печали...

Очевидно, что в случае принятия этого закона «выиграть» что-то могут, пожалуй, только адвокаты, практикующие в уголовном праве: у них прилично оплачиваемой работы явно должно прибавиться. Хотя и на их месте я бы не расслаблялся, как и на своем, и на месте любых консультантов по праву, финансам и учету. Закон предусматривает в том числе и уголовную ответственность за пособничество в группе лиц для тех, кто осуществлял консультирование…

Игорь Журиков

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 13 (066) 7 апреля

Добавить комментарий
Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.

Омская золушка: Эпизод IV

Омская золушка: Эпизод IV

В «Арлекине» состоялась премьера спектакля для детей.

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

Войдет ли работа Евгении Мальгавко в репертуар нового сезона, решали в минувшую среду.