Деловой Омск

Деловой Омск

14 апреля 2015 17.09Статьи

Алексей Шемберко: «У меня трое детей. Каждому нужно оставить по бизнесу»

Совладелец ООО «Трестстрой 2000» Алексей Шемберко, сохранив строительный бизнес, с головой окунулся в мясную переработку, вложив в производство 1,5 млн евро.

Алексей Шемберко: «У меня трое детей. Каждому нужно оставить по бизнесу»

Недавно мы писали в «ДО» о том, как один армянин — дорожный строитель — решил продать непрофильный бизнес: сыроваренное производство на юге Омской области. На вопрос «почему продаете?» он ответил просто: устал! А вы, наоборот, начинаете непрофильный бизнес, открыв мясоперерабатывающий завод.

— У нас когда говорят армянин-строитель, то слово «дорожник» уже добавлять не надо. Два признака, как правило, определяют третий, за редким исключением.

Тем не менее вы известны в городе, особенно после проведенных работ на улице Валиханова, как строитель. Теперь будете заниматься еще и реставрацией Любинского проспекта. Почему вдруг решили заняться выпуском мясных деликатесов?

— Мы долго думали с моим партнером Романом Черновым (вместе учились в СибАДИ), какое направление еще развивать, чтобы в случае кризиса в строительной отрасли чувствовать себя уверенно. Всем известны проблемы, которые начались в 2008 году. У многих они тянутся до сих пор. Например, мы только к 2013 году смогли оправиться и выйти на докризисный уровень. Представляете, да? Потеряно практически четыре года на восстановление. Пришлось тогда даже взяться за строительство деревянных домов, чтобы выжить. Этим занимались и сварщики, и каменщики, весь оставшийся коллектив. Потом постепенно появились заказы, пошли объемы. А мысль осталась, о том, что нужно куда-то инвестировать, куда-то развиваться еще. Я всегда мечтал о производстве. Были мысли о приобретении завода по выпуску керамзит-блоков, были другие идеи. Но все это узкие сегменты и опять же из строительной области. Следовательно, если вновь повторится кризис, то он ударит по нам. Решили искать что-то принципиально иное. Начали думать. Где устойчивый спрос? Например, люди умирают — это неизбежно, но в ритуальные услуги идти не хотелось по принципиальным соображениям. Еще люди постоянно болеют, но мы не врачи. Едят всегда. А вот это, решили, подходит. Так вышло, что у меня был человек, который хорошо разбирается в мясопереработке. Он прошел весь путь в этом деле от рабочих специальностей до управленца. Кроме того, он просто надежный человек — Вячеслав Антаков.

Хотели на ровном месте организовать производство. Начали искать помещение в аренду. Нет, не пойдет. Пришлось бы все перестраивать под наши нужды. Начали рассматривать вариант приобретения помещения в собственность. В конечном итоге вышли на «МПЗ Омский». На тот момент предприятие находилось в очень тяжелом состоянии. Оно работало с шестидесятых годов, пережило смену нескольких собственников. Мы вышли на сделку и выкупили его.

Сколько планировали вложить в это направление бизнеса?

— Все, что имели. И даже больше. Готовы были использовать и привлеченные средства. Мы просто привыкли сразу делать хорошо. Иначе нет смысла браться за такой проект. Мы хотели сразу заявить о себе на рынке.

Так сколько вложили в итоге, если не секрет?

— Это коммерческая тайна. Хотя я уже называл цифру 1,5 млн евро. Это касалось 2014 года. Однако в итоге каждый умножал на свой курс евро, и в СМИ порой мелькают самые разнообразные данные. Сейчас окончательную цифру назвать сложно, так как процесс еще идет. Всю реконструкцию завода провели собственными строительными силами, по себестоимости. Планируем строить дополнительные мощности уже этим летом. Для этого потребуется еще 600-700 тыс. евро, по приблизительным оценкам.

Страшно было начинать новое дело?

— Вообще не страшно. Не поверите. Хотелось зарабатывать деньги. Был азарт. Желание доказать, в первую очередь себе, что я не только строитель, но и бизнесмен, хороший управленец.

Первые шаги не разочаровали?

— Нисколько. Мы же не идем по жизни с закрытыми глазами. Мы немного поработали перед реконструкцией. В первый месяц был однозначный убыток, что не удивительно. А потом даже на старом оборудовании смогли выйти в прибыль, получили первый миллион. Стало понятно, что перспективы нормальные. Только после этого было принято решение приостанавливать производство и уходить на реконструкцию. Помещения и оборудование не соответствуют современным нормам. Пришло понимание: если работать в том же темпе, накапливать клиентскую базу, открывать большее количество торговых точек, то потом закрываться на ремонт и техперевооружение будет сложнее. Было желание уложиться до Нового года, но не успели. Первую продукцию получили в январе. Запускались, отрабатывали технологии. На рынок вышли в феврале. Начали с ярмарок. Пока все, что зарабатываем, вкладываем в развитие торговых точек. Открываем по одной в месяц. Это обходится нам примерно в 150 тыс. рублей. Не могу сказать, что мы уже в плюсе, но динамика видна: денег приходится вкладывать все меньше и меньше. У нас уже идет бурный рост объемов заказов.

Неужели в Омске спрос на мясную продукцию не удовлетворен в полной мере? Ведь и игроков тоже не мало.

— Во-первых, Омск — город не маленький. Во-вторых, и «Бекон», и «Компур» и «Сибколбасы» не ограничиваются только нашим регионом. Они продают по всей Сибири и в Казахстан. Мы уже вышли в Екатеринбург, например. В этом городе у нас продажи больше, чем по Омску. Но это пока, потому что в омских торговых сетях мы еще мало представлены. Однако каждая губернская ярмарка дает нам прирост в 10-15% продаж. Люди узнают товар стабильного качества, и цена их устраивает.

Какая у вас торговая марка?

— «МПЗ Омский». Не стали ничего придумывать. Потом когда-нибудь будет бренд «Мясная гильдия», но не сегодня. Подумал — а почему нет? Зачем что-то придумывать особенное? Я родился в этом городе. Я им горжусь и не хочу от сюда никуда уезжать. Хотя многие друзья-знакомые говорят, мол, нужно валить из Омска. А я, честно говоря, не хочу. Может быть, меня просто не трясли здесь сильно.

Может быть, патриотизм?

— Может быть. Я езжу за границу. Нравится Италия. И уже через неделю все равно хочу домой, на свою работу. Мне здесь хорошо. Занимаюсь делом, которое мне нравится. Климат у нас хороший. Не бывает ураганов, землетрясений, наводнений. Холода? Не страшно — оделся потеплее, и нет проблем. А на остановках стоять мне не приходится.

Садитесь за руль, но тогда дороги должны раздражать.

— Дороги — это же не климат. Когда-то и дороги станут лучше. Я не хочу обвинять власти. Мол, какой мэр, такие и дороги. Это общие слова, которые любят повторять обыватели. Проблема глубже. Нужны более комфортные условия для ведения бизнеса, потому что его развитие позволяет и бюджету наполняться. Сейчас с этим проблемы. Сегодня мы производим продукты питания, но нам никто не предложил войти в программы софинансирования, как сейчас практикует минсельхоз и федеральный бюджет. А у нас есть такая потребность. Планируем и дальше развиваться. Летом начнем строительство второго цеха.

Может, у вас нет опыта взаимодействия с властью?

— Действительно, нет. А почему сам минсельхоз не может направить мне предложения, рассказать о том, какие программы существуют, и тем самым поддержать? Вот когда им нужно было снять сюжет о том, что открылось новое предприятие, все произошло быстро и оперативно. Не было никаких проблем с коммуникацией. Позвонили, говорят: давайте? Давайте! Мы тоже за. Вот так бы во всем.

Я обратил внимание, что у вас в кабинете прямо в стеклянном шкафу стоят коньяк и виски в большом количестве. Это для встреч с чиновниками?

— Я ни разу не заходил ни в один чиновничий кабинет с коньяком. А дарить его люблю просто знакомым людям, чтобы поднять настроение, может быть, в первую очередь себе. А в делах, я убежден, что дешевле все делать правильно. Именно дешевле во всех смыслах.

Промышленники говорят, что работать с «Газпромом» очень сложно. Там нет даже намека на коррупцию, но требования самые жесткие. Вы получаете уже второй заказ от этой компании, расскажите об этом опыте.

— Подразделения «Газпрома», которые отвечают за строительство, очень дисциплинированы. Финансирование идет четко — день в день. Также строго контролируется качество работ и технологий. Соблюдай правила, и все будет получаться. На Любинском проспекте тоже будет строгий контроль. Смету пока не утвердили, нет и окончательного решения по цвету. Мы настаиваем на том, чтобы все здания были разными.

Ведь исторически на проспекте строили купцы — естественно, каждый хотел выделяться.

Это очень резонансная тема в обществе, звучат самые разнообразные мнения. Хотя я порой некоторых высказываний общественников не понимаю. Мы занимаемся реставрацией, расчисткой фасадов. Это очень кропотливая работа с документами, фотографиями. Нужно восстановить утраченные элементы. Кропотливейшая работа. А все обсуждают только одно: в зеленый или желтый цвет покрасить.

Мне сразу неприличный анекдот вспоминается по этому поводу.

— Ну да, не нравится желтый, сделайте другой. Разве мы должны кому-то что-то доказывать, мы каждый цвет здания уже обосновали. А что мы слышим в ответ? «А я вижу это здание красным! Почему? Потому, что я известный архитектор!» На таком уровне пока и идет обсуждение.

Что на Любинском проспекте, на ваш взгляд, будет самым интересным?

— Когда проект еще только обсуждался, мы мечтали о восстановлении лантерны, башни на здании Ленина, 13. Это нечетная сторона, которая вообще не имеет высотных доминант. Раньше там была лантерна. Нашли свидетельства того, как она выглядела, и теперь работы по восстановлению включают в себя реконструкцию этой башни. Она станет изюминкой Любинского проспекта.

В каких проектах хотели бы еще поучаствовать?

— Интересны проекты Омской крепости, на улице Музейной. Это захватывающая работа.

Вы одинаково эмоционально говорите о строительстве, реставрации и о мясной переработке. Если выбирать, от чего бы отказались?

— Тогда бы я, наверное, записался на клонирование (смеется). Мне все нравится. Я полдня провожу в «Трестстрое», а вторую половину — на мясокомбинате. И там, и там подобрались отличные команды.

Так ради чего такое напряжение?

— У меня папа — шлифовщик, мама — медсестра. В семье пять детей. Родители нам дали возможность получить образование, то есть «удочку», с помощью которой можно ловить «рыбу». У меня самого сейчас трое детей. Поэтому нужно три бизнеса. Видимо, придется заводить еще один, чтобы дать каждому ребенку по рыболовному предмету и научить им пользоваться. Это и есть мой мотив на далекую перспективу. А сейчас мне интересна самореализация. Звучит, может быть, высокопарно, но это так.

Справка

По данным kartoteka.ru, ООО «Трестстрой 2000» зарегистрировано 8 сентября 2006 года в Омске.

Уставной капитал: 10 тыс. рублей.

Среди учредителей общества числится один человек — Алексей Юрьевич Шемберко.

Предприятие специализируется на проведении общестроительных работ по возведению зданий.

В январе 2013 года общество получило лицензию Министерства культуры России на право разработки проектной документации, консервации, ремонта, реставрации, приспособления и воссоздания объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации; разработки проектной документации по инженерному укреплению объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации; реставрации и воссоздания наружных и внутренних декоративно-художественных покрасок; реставрации, консервации и воссоздания штукатурной отделки; реставрации, консервации и воссоздания архитектурно-лепного декора.

Располагает возможностями по восстановлению кровель, металлических конструкций и деталей, в том числе из дерева.

Бухгалтерская отчетность не раскрывается.

Досье

Александр Юрьевич Шемберко родился в Омске в 1977 году.

После школы поступил в Сибирскую автомобильно-дорожную академию (СибАДИ) на факультет «Промышленное и гражданское строительство» (ПГС).

После выпуска трудился в омских строительных организациях.

Первое собственное дело открыл в 2000 году.

Женат, воспитывает троих детей.

Анатолий Шестаков 

Фото: Вадим Харламов  

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 14 (067) 14 апреля

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Строить планы - смешить...
Алексей Юрьевич, не переобольщайтесь. У основателя Мостовика тоже были планы, и дети и внуки
15 апреля, 11:01 | Ответить
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.