Деловой Омск

Деловой Омск

24 декабря 2013 06.05Интервью

Максим Васюков: «Омскому «Авангарду» есть что рассказать про свой бизнес»

Во время визита в Омск главный редактор газеты «Деловой Петербург» Максим Васюков рассказал «ДО» (издается по франшизе «ДП» в Омске), про шведские корни питерской газеты, преждевременные похороны бумажных СМИ и о том, за что угрожают его коллегам.

Максим Васюков: «Омскому «Авангарду» есть что рассказать про свой бизнес»

Максим, «Деловой Петербург» входит в состав холдинга Bonnier AB. Что он из себя представляет?

— Мы часть международного шведского концерна Bonnier AB, который работает в 17 странах мира. Оборот компании — 4 миллиарда евро. Мы больше, чем Schibsted (крупнейший медиаконгломерат Скандинавии) или The Associated Press (одно из крупнейших информационных агентств США).

Для Bonnier медиабизнес — это семейное дело?

— Да, владельцы концерна — члены одной семьи, их 70 человек. Они занимаются этим около двухсот лет. Начиналось все с книжной лавки в Копенгагене, потом было книжное издательство, и лишь затем появились масс-медиа. Сейчас в империю Bonnier AB входят кинотеатры, телеканалы, большая сеть глянцевых журналов в США, деловые, медицинские газеты. Позиции концерна очень сильны в Германии — каждая вторая детская книга на немецком языке издается Боннерами.

Территория их охвата ограничивается в основном Восточной Европой?

— Деловые газеты холдинга в основном в Северной и Восточной Европе. Bonnier AB хочет охватить все города Балтийского моря. И это очень по-шведски.


Но делается это вовсе не из каких-то политических амбиций, просто когда они решили выходить за рубеж, было очевидно, что нужно осваивать рынок именно Восточной Европы. Осесть здесь было гораздо проще, чем, например, во Франции, где все было поделено между местными издателями. В Восточной же Европе было чистое поле — заходи и делай все, что пожелаешь.

Вы хорошо знаете историю Bonnier AB. Это обязательный элемент корпоративной культуры?

— Просто мне часто приходится бывать в Швеции, где находится Bonnier. У них принято приглашать топ-менеджеров к себе домой, в официальную стокгольмскую резиденцию. От других крупных мировых компаний Bonnier отличается тем, что они не продают свои акции на биржах, не привлекают в бизнес кого-то со стороны, а лишь передают их по наследству. Казалось бы, если продать хоть четвертую долю бизнеса (которую можно оценить в миллиарды евро), это откроет совершенно новые возможности для развития дела. Однако Боннеры считают, что помимо зарабатывания денег они выполняют социальные функции — например, открывая деловую газету в СССР, развивая деловую прессу, стимулируют тем самым развитие бизнеса в этом сегменте. А если начать продавать акции концерна, то Bonnier пришлось бы согласовывать свои действия с новыми компаньонами, которые вряд ли бы поняли их логику с социальной функцией.

Как представлен Bonnier AB в России?

— У нас есть газета «Деловой Петербург», глянцевый журнал в Москве, «Деловая газета «Юг» в Краснодаре. И сайт «Фонтанка.ру»... Этот популярнейший в Санкт-Петербурге портал тоже недавно стал нашим. Это главное приобретение в этом году, очень серьезные инвестиции. Теперь, контролируя два самых известных интернет-ресурса (сайты dp.ru и fontanka.ru), мы доминируем на петербургском рынке интернет-рекламы.

И какую долю вы занимаете на этом рынке?

— Если говорить о рекламе B2B в Петербурге, то в этом секторе мы очень близки к 90%. Если учитывать потребительскую рекламу, то тут нашу долю очень сложно выделить в масштабах Петербурга, потому что здесь присутствует много федеральных компаний, презентующих стиральные порошки, автомобили и тому подобное. Думаю, в рекламе формата B2C мы занимаем примерно треть сегмента.

Заинтересована ли Bonnier Group в более активном освоении медиарынка Москвы?

— В Москву мы пытались зайти дважды: в 98-м и 2008 годах. И оба раза было неудачно выбрано время — начинался кризис. Меж тем, в Москве сейчас нет как таковых ни делового сайта, ни газеты.

А «Коммерсантъ» и «Ведомости»?

— Эти издания для очень-очень больших ребят, это газеты для «Газпрома» и «Роснефти». А для типичного московского предпринимателя, у которого есть торговый центр где-нибудь в Бутово, издания нет. В результате мы неуклонно начинаем теснить «Коммерсантъ» и «Ведомости» в Петербурге.

И почему эти старейшие игроки рынка вам уступают?

— Дело в формате подачи материалов. Людей в первую очередь интересуют локальные новости. У человека, который хочет что-то узнать о федеральном бизнесе, много возможностей это сделать с помощью того же «Коммерсанта», «Ведомостей», РБК. А тому, кто желает увидеть новости о петербургском предпринимательстве, деваться некуда, кроме как читать нас.

А вы считаете, что у печатных изданий еще есть шансы быть успешными, несмотря на то, что многие предпочитают им интернет-СМИ?

— Мне не хотелось бы думать о печальном будущем печатной прессы. Ведь нам нужно не производить газету, наша задача — производить контент. Печатная газета — это всего лишь канал дистрибуции. Мы делаем контент, и наш бизнес заключается в том, что мы его продаем: напрямую через подписку и опосредованно через рекламу. Будет ли это печатная газета, iPad-приложение или экран компьютера — это не так принципиально. Сейчас, правда, мы очень сильно зависим от этого канала дистрибуции — газеты — просто потому, что рекламодатели в силу инерции мышления платят за рекламу в печати больше, чем за рекламу в интернете. Но мы не должны упираться в эту проблему, она лишь косвенно касается журналистики, это проблема коммерческих служб. Мы же делаем деловые новости, и так или иначе их продаем. И эта наша функция останется в любом случае, что бы ни случилось с нашим каналом дистрибуции.

То есть у печати всегда будет свой потребитель?

— Да, но мы хотим, чтобы бумажная газета стала дорогим эксклюзивным продуктом. Массовый читатель потреблял бы нас с экрана компьютера, заплатив за электронную подписку, конечно. А печать должна стать дорогим продуктом для тех, кто никак не может обойтись без того, чтобы не пошуршать страничкой. Пускай такой потребитель за это платит. Самые разные аналитики сейчас приходят к выводам, что с каждым годом люди тратят все больше денег на покупку информации и чтение газет. А это говорит о том, что у нашей отрасли хорошее будущее. Театры тоже поспешили похоронить после появления кинематографа. Однако оборот, например, лондонских театров с годами только растет.

Bonnier намерена продвигаться в российские регионы или их интерес ограничен только двумя столицами?

— Пока ограничен. Правда, сделали выход в Краснодар (здесь функционирует «Деловая газета Юг»). До кризиса была попытка зайти в другие города-миллионники: сначала с деловыми новостями в интернете, а потом предполагалось создание газет. У нас были корреспонденты в Новосибирске, Казани, Екатеринбурге, один человек в Омске.

В Омске нередко между чиновниками и СМИ возникают напряженные отношения. В вашем издании меньше политических тем, чем в наших. Во время выборов вы все равно сохраняете независимость от властных элит?

— Стараемся никак не соприкасаться с выборными кампаниями. Даже за деньги мы не размещаем у себя политическую рекламу.

А вам удавалось как-то повлиять своими материалами на действия властей — остановить какие-то процессы, привлечь внимание общественности, разоблачить кого-то?

— Ну например, во многом благодаря нам закрылась так называемая программа поддержки малого бизнеса, в рамках которой раздавались гранты приближенным людям на совершенно идиотские вещи. Например, кто-то получил грант в 300 тысяч рублей на то, чтобы написать продолжение книги о приключениях солдата Швейка.

Вам когда-нибудь угрожали из-за таких текстов?

— Серьезных угроз не было. Но в 90-е была история — мой предшественник на редакторском посту написал что-то про бизнес питерских связистов, после чего в его адрес поступили угрозы, и он вынужден был нанять себе охрану.

А вы сами только редактируете материалы или иногда по старой памяти выступаете в роли корреспондента?

— Я, конечно, хожу на интервью с руководителями компаний, которые входят в первую десятку питерских миллиардеров. Однажды делал интервью с гендиректором «Зенита» (футбольного клуба Санкт-Петербурга) — он тоже предприниматель, у них выручка более двух миллиардов рублей. Так что клуб не только тратит, но и зарабатывает. Все тексты, посвященные теме бизнеса «Зенита», у нас становятся топовыми материалами. Кстати, «Авангарду», думаю, тоже есть что рассказать в этом плане...

dp

Биография
Максим Васюков
Родился в 1982 году. В 2005 году закончил Санкт-Петербургский государственный университет, факультет журналистики.
С 2004 года работал в «Деловом Петербурге», руководил отделом новостей газеты. В 2011 году назначен главным редактором этого издания. Женат.

Добавить комментарий
Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Турист с 20-летним стажем Анна Статва рассказала, какими маршрутами омичи могут пройти без посторонней помощи и что стоит взять с собой в мини-приключение.

Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.