Деловой Омск

Деловой Омск

27 марта 2014 08.02Статьи

Димитрий Галаванов: Нужно отказаться от грантов

Председатель совета директоров ЗАО «Мясоперерабатывающий концерн «Компур» Димитрий Галаванов рассказал «Деловому Омску», куда движется колбасный рынок и о том, на какие убытки он готов пойти, лишь бы дети в образовательных учреждениях ели качественную продукцию.

Димитрий Галаванов: Нужно отказаться от грантов

Димитрий Русланович, какие тенденции превалируют сегодня на омском рынке мясопереработки: рынок укрупняется или же, напротив, перспективы — за малым переработчиком?

— На мой взгляд, рынок будет формироваться вокруг нескольких крупных игроков. У власти не так много возможностей контролировать весь малый бизнес, поэтому предприниматели зачастую не готовы тратить большие деньги на обеспечение безопасности выпускаемых продуктов. Однако любая компания, которая работает в нашей отрасли, обязана очень жестко контролировать качество продукции.

При современном развитии технологий малые предприятия, по-вашему, не способны обеспечивать такой же уровень контроля?

— Давайте пройдемся по цехам и лабораториям, и вы сами посмотрите (идет экскурсия). На конвейере работают пять врачей, следящих за каждым этапом работы с мясом: внешний осмотр, внутренние органы... Каждый этап — упаковка, доставка, проба — должен соответствовать ГОСТам. Чем больше возможностей на месте решить эти вопросы, тем меньше рискует покупатель. Малый бизнес зачастую не в силах тратить такие ресурсы.

Обратите внимание: в Европе практически нет малых мясоперерабатывающих комплексов. Бывают, конечно, исключения — когда это семейное предприятие, где отец, дед и прадед на протяжении многих лет занимались этим бизнесом. У них, в свою очередь, сложились такие же преданные клиенты-соседи, которые веками покупают эту продукцию. Однако это — скорее атавизм, нежели тренд.

Как тогда, в принципе, развивать сельский бизнес?

— Вот и наше министерство экономики исходит из подобных соображений. Заявляется вроде как благая цель — способствовать развитию бизнеса. Но это порочная практика! Нельзя давать гранты, не вникая в особенности процесса.

Критерии отбора должны быть предельно жесткими. Хочешь заниматься этим бизнесом? Приобрети минимум лабораторного оборудования, которое позволит оперативно брать анализы, прими доктора независимо от того, сколько у тебя работников, построй санитарно-пропускной пункт.

Необходимо ведь очень осторожно использовать поголовье из других областей.

Есть же африканская чума, и мы не можем допустить ее проникновения на свою территорию. Если зараза обнаруживается лишь в одном маленьком хозяйстве, это наносит урон всему рынку.

Так недолго и до обвинений в монополистских амбициях...

— (Смеется). Это вопрос принципиальный, и он касается грантовой системы поддержки бизнеса в целом, а не только мясопереработки. Наверное, сейчас, когда мы на каждом углу говорим о развитии малого предпринимательства, это прозвучит дико, но я считаю грантовый метод совершенно неэффективным инструментом. Сколько у нас в области индивидуальных предпринимателей? Примерно 50 тысяч. А гранты получают человек 300.

О каком развитии бизнеса можно говорить? Это капля в море! Эффективность контроля таких вложений со стороны государства — вообще больная тема.

А что предлагаете вы — совсем отказаться от поддержки малого бизнеса?

— Я считаю, что это — функция банковского сектора. Малое предпринимательство — сфера повышенных рисков, а у банков, в отличие от госструктур, контроль за вложенными деньгами поставлен на совершенно другом уровне.

Власть должна субсидировать эти кредиты, чтобы они не падали тяжким бременем на молодых коммерсантов.

Кроме того, я считаю, что государственные субсидии должны предоставляться только тем предпринимателям, которые параллельно решают некие социальные задачи. Государство могло бы инвестировать в единственный в области ветеринарный завод, который дышит на ладан. В советские времена таких у нас было три-четыре штуки.

В таком случае омский бизнес вымрет на корню...

— (Улыбается) Да, вашему брату журналисту такие разговоры не очень нравятся, потому что многие тоже сидят на государственных дотациях. На самом же деле есть эффективные инструменты поддержки. Надо освободить микробизнес от налогов — оставить 1-2%.

Сегодня мы даем субсидии, потом еще вычитываем из них большой налог. В чем смысл этого перекладывания из кармана в карман? А ведь субсидию еще надо обслужить, создать специальную структуру и так далее.

Как у вас выстраиваются отношения с конкурентами? Насколько в Омске этот рынок можно назвать цивилизованным?

— Что касается колбасных изделий, то все производители известны, публичны — «Руском», «Бекон»... К этим игрокам у меня нет претензий по качеству — я знаю, какое внимание на этих предприятиях уделяется контро-лю. Этот рынок довольно цивилизованный. А вот с переработкой ситуация скорее противоположная. И здесь власти необходимо наводить порядок, действуя экономическими методами.

Ваша доля на рынке переработки?

— По крупному рогатому скоту она варьируется в пределах 50 процентов. Что же касается свинины, то мы работаем только с тремя хозяйствами: «Руском», «Титан-Агро» и есть еще одно хозяйство в Азовском районе — КФХ «Люфт». Мы договорились с собственниками: все поголовье этих предприятий идет ко мне, а я не работаю с другими. И год назад мы в четыре раза увеличили мощности. Наши темпы растут и сейчас, но плавно, без резких скачков.

Какой годовой оборот у «Компура»?

— Около 1 млрд руб. Однако маржинальность в этом бизнесе низкая — на уровне 5%. Мы ведь находимся меж двух огней. С одной стороны — крестьяне, которым наша цена всегда кажется низкой, с другой — сети, чья система выстроена так, чтобы опустить нас донельзя, иначе у них собственный бизнес не сложится.

Ваше предприятие выиграло от обширного прихода сетей на рынок?

— Сети растут как грибы, и ничего с этим не поделаешь. Легче смириться и работать, поскольку по такому же пути в свое время шла вся цивилизованная экономика. Для крупного предприятия даже больше плюсов в таком сотрудничестве — сеть может обеспечить корпоративную представленность на прилавке. А в маленьком магазине — метровый лоток, где по батону от каждого мясокомбината.

В каких регионах можно приобрести сегодня продукцию «Компура»?

— Примерно 50% мяса мы продаем в соседние северные регионы — Тюмень, Томск, Екатеринбург, Сургут, Ханты-Мансийск...

Раньше, насколько известно, вы поставляли мясо Минобороны РФ. Почему прекратилась эта практика?

— В свое время были крупные гос-контракты на поставку мяса для Минобороны, УФСИНа и милиции от Калининграда до Камчатки. Балтийскому и Северному флотам поставляли продукцию. Но сейчас армию кормят на аутсорсинге. Проводятся торги, только допуск к участию в которых составляет 120-150 млн руб. И компания должна внести их в виде залога! Кто готов заморозить такие средства, не имея никаких гарантий?

К тому же сейчас проходят аукционы не на поставку мяса, а на организацию питания. Обеспечить-то мясом я могу, а кормить армию — это уже другой бизнес. Поэтому мы сконцентрировались на местном рынке — выиграли конкурс на поставку мясопродуктов для школ и детских садов города Омска.

Пришлось кого-то выдавить с этого рынка?

— Прежде этим занимались небольшие компании. Они опускали цену настолько, что даже нашему крупному предприятию невыгодно было работать. Таких цен просто не бывает! Я пару лет уходил с торгов. А потом победители аукционов обращались в мою коммерческую службу с просьбой продать что-нибудь недорогое, низкого сорта и качества. Я раз с этим столкнулся, два, а потом надоело. У меня дочь учится в 6 классе, и я запрещаю ей кушать школьные котлеты. Это же ненормальная ситуация!

Плюнул — и выиграл конкурс. Рентабельность почти нулевая, но теперь я уже из принципа не уйду, поскольку в том, что касается питания детей, вопрос качества должен стоять на первом месте. Это моя позиция как депутата и как отца, в конце концов.

Экспансию на другие рынки планируете?

— Что касается колбасного производства, то здесь рынок насколько цивилизованный, настолько же и жесткий. Увеличить долю в колбасе очень сложно — рынок ограничен, игроки определены, пустующих ниш нет.

Разработать уникальный продукт в этом сегменте тоже довольно проблематично: колбаса очень консервативный продукт. Есть другая тенденция — колбаса из повседневного рациона переходит в разряд деликатесного.

Фетиш советской эпохи, когда батон копченки на столе был признаком некоей состоятельности, уходит на второй план?

— Об этом можно судить и по выручке в сетях от продажи этого товара — она падает. Сейчас рынок смещается в сторону полуфабрикатов или сырой продукции. По сравнению с Европой мы сильно недоедаем мяса. Но я думаю, его доля в нашем повседневном рационе со временем будет расти.

В европейской части России широкое распространение получил формат фирменных мясных лавок, у нас он тоже начинает развиваться. Какие перспективы вы видите у этого направления?

— Да, сегодня мы видим как этот сегмент развивается и в нашем городе. Перспективы у формата есть. Цены там не дешевые, но спрос имеется.
Однако мясокомбинату очень сложно заниматься этим направлением — необходимо, чтобы на прилавках постоянно присутствовал довольно широкий ассортимент продукции. А для этого необходимо параллельно с мясопереработкой развивать и животноводческий комплекс. Чтобы качество не страдало, должна быть единая цепь.

Станислав Жоглик

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №11(015) 25 марта

Добавить комментарий
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.