Деловой Омск

Деловой Омск

26 апреля 2015 10.16Статьи

Камень точит

Леонид Гусельников хочет создать проектный институт, однако в суровом Омске 34-летний архитектор — не лучшее резюме для старта своего дела. Остается фрилансить в надежде, что рынок адаптируется под запросы нового поколения.

Камень точит

Последние три года Леонид работает главным архитектором проектного института «Венец». Он находится в старом здании на улице Краснофлотская. Место весьма символичное: кабинет архитектора расположен словно между этажами. Пол — посередине большого окна. Чтобы попасть в кабинет, необходимо подняться по маленькой лесенке вверх, затем спуститься по другой вниз. В общем, кто бы ни проектировал это здание, он, скорее всего, обладал даром предвидения и чувством юмора. А как иначе выстроить столь странный офис для архитекторов?

Делу венец

В школе учился Леонид, как и большинство сверстников, неважно. Выбрав класс с углубленным изучением изобразительного искусства, готовился стать учителем ИЗО. Но не поступил на худграф, пошел в строительный колледж на специальность «Архитектура». Затем — Новосибирская архитектурно-художественная академия (НГАХА). Уже здесь увлеченный профессией Леонид стал отличником и по окончании вуза получил красный диплом.

В 2006 году в НГАХА пришел запрос из департамента архитектуры и градостроительства мэрии Омска. Главный архитектор города Анатолий Тиль просил прислать свежие кадры. Так Леонид вернулся в родной город.

Впрочем, поработать чиновником выпускнику не удалось. Летом 2006 года в департаменте архитектуры начались сокращения.

Вместо мэрии он попал в небольшое архитектурное бюро, а после — в архитектурно-дизайнерский отдел НПО «Мостовик». Специфика его отдела состояла в том, чтобы разрабатывать эскизы будущих объектов, еще до участия в конкурсах. Тогда появляется возможность прийти к заказчику уже с концепцией, обдуманной идеей.

«Однако эта работа таила в себе творческие разочарования. Главная цель зодчего — видеть воплощение своего проекта. За три года работы в «Мостовике» больше всего мне не хватало именно стройки», — сетует архитектор.

К 2012 году Гусельников уже имел достаточный опыт, чтобы работать фрилансером — выполнять индивидуальные заказы на стороне. Однако прежде чем уйти в свободное плавание, решил составить себе портфолио из масштабных проектов, поэтому согласился на предложение Сергея Старикова возглавить архитекторов в ПИ «Венец». Здесь, еще будучи студентом, Леонид проходил практику. Он признается, что сегодня его 16-часовой рабочий день в одинаковой степени состоит из основной и фрилансерской работы. Только начинать собственное дело, по его убеждению, все еще рано.

Дело молодое

«Самые активные, известные омские архитекторы, которые имеют собственные архитектурные бюро, например, Олег Фрейдин, Андрей Гетте, Александр Бегун, Андрей Седачев — те, кто олицетворяет свежесть мысли, молодое поколение, им всем за 45-50 лет. Повторюсь, они все еще считаются молодыми архитекторами. Потому что смены нет», — говорит Леонид.

Лишь в 2000-х в Омске стали готовить собственных архитекторов на базе СибАДИ. Большинство омских проектировщиков — выпускники красноярского, новосибирского, екатеринбургского вузов, прибывшие в Омск по распределению еще в советское время. Или выпускники тех же вузов, вернувшиеся на малую родину в 90-х. Как объясняет Леонид, в 2000-х годах был бум на архитекторов, во многих городах они стали весьма востребованы и по окончании вузов домой уже не стремились.

Дефицит архитекторов в свою очередь привел к искаженному пониманию, что строить можно и без них, поэтому даже теперь, в отличие от других городов, в Омске спрос на их услуги откровенно вялый. Причем как в индивидуальном строительстве, так и на крупных объектах.

Выходит, претендовать на государственные заказы молодые архитекторы не могут, поскольку требуется обеспечение заявки, в большинстве случаев до 30%. Тендеры выигрывают крупные проектные институты, но зачастую сильно уронив начальную цену. В результате, чтобы сэкономить, при реализации заказа, используются типовые проекты и свои былые наработки, которые подразумевают использование морально устаревших материалов. Таким образом, в Омске появляются «элитные» здания, не отвечающие современным стандартам формирования городской среды.

Частные заказы жилой застройки можно разделить на два типа: индивидуальное жилье и многоквартирные дома (микрорайоны). Здесь заказчики зачастую сконцентрированы на жилых квадратных метрах, а не на эстетике. Этому предпринимателей учит печальный опыт коллег.

Например, если застройщик и вынашивает идею создать коттеджный поселок в едином стиле, подобные фантазии развеиваются при реализации. Условно говоря, из 40 земельных участков с типовыми домами удается реализовать 5-9 штук. Дальше приходится продавать землю, где каждый собственник будет строить то, во что горазд.

«В итоге формируется неблагоприятная среда. Человеку нравится свой дом, но улица в целом вызывает неприятные эмоции. Тут забор зеленый, тут красный. Тут дом кирпичный, тут деревянный. Один дом дальше от дороги, другой на дороге. Единого пространства нет, все прыгает. Существующие в Омской области градостроительные документы далеки от идеала», — рассказывает архитектор.

С микрорайонами ситуация не лучше. Застройщики отвергают все, что превышает требования регламентов. Если по нормам должно быть не меньше 10 парковок, то 11 не делай. Разрешено поставить дом в 16 этажей, пусть весь микрорайон будет шестнадцатиэтажным. В пример архитектор приводит застройку напротив Старозагородной рощи и на территории Сибзавода. Стройки, формирующие панораму города с реки Иртыш, с выходом на центральную магистраль Омска. Но застраиваются они кирпичными домами с красными полосками, задними фасадами к городу. Редко удается убедить застройщика думать не только о прибыли. Архитекторы здесь ограничены своей харизмой, других рычагов нет.

«Пытаешься объяснить заказчикам, что благо-устройство территории необходимо, там люди будут гулять. Они не слышат, ведь они там гулять не будут. В итоге в Омске нет разнообразия: самые яркие «цветные» дома — это красный и желтый кирпич, бежевые дома — керамогранит. Формируется такое общее безвкусие», — сетует Леонид.

Самое главное, отмечает он, что, помимо эстетической задачи архитектора при проектировании объекта, нет понимания, что некоторые материалы давно уже позволяют экономить время и деньги.

Булочки с кунжутом

«В архитектуре миллиардов не зарабатывают. Чтобы стать богачом, нужно булочками с кунжутом торговать», — улыбается Гусельников.

Сегодня в Омске не осталось крупных проектных институтов. Раньше был «Омскгражданпроект», где в лучшие годы работало больше тысячи человек. Сейчас от силы человек 300. Другие и того меньше, в городе почти нет ПИ с численностью в 50 человек.

Для того, чтобы открыть свое дело, необходимо получить лицензию на вид деятельности в СРО. Таких организаций по стране достаточно. Ежегодная стоимость членского взноса от 80 до 300 тыс. руб. Те, что подешевле, зачастую халатно относятся к своим членам. Эдакая фикция. Ты числишься в организации, но в конфликтной ситуации СРО вряд ли вступится за архитектора.

В такие идут начинающие, те, кто берется за мелкие заказы вроде перепланировки квартиры. Эта работа стоит в среднем 3 тыс. руб. Чтобы окупить членство во влиятельной СРО, нужно выполнить 100 заказов.

Зато они уже куда более ответственно подходят к работе. Отслеживают деятельность компании, качество проектной документации и так далее.

И в случае ошибки проектировщика такая организация разделит ответственность и поможет исправить допущенный промах.

Самым распространенным заказом для молодого архитектора является проект индивидуального жилого дома. Средняя стоимость такой работы варьируется от 30 до 150 тыс. руб. за 100 кв. метров. Все зависит от поставленной заказчиком задачи. Например, разработать чертежи для строителей (планы, фасады) и визуальный эскиз здания стоит от 30 тыс. руб. Дальнейший рост цены зависит от разрабатываемого пакета документов.

Полный комплект документации, помимо эскизного проекта, включает в себя отопление, вентиляцию, канализацию, водопровод, архитектуру, конструкции ниже ноля / выше ноля, электрику, генеральный план благоустройства территории, вертикальные планировки, охрану окружающей среды и так далее. Это работа для 10 специалистов.

В месяц трудолюбивый архитектор способен делать по 5 эскизных проектов или 1 полный проект (в лучшем случае).

Крупные проекты, например, детальная разработка микрорайона, может стоить и 50 млн руб. На подготовку документации уходит порядка двух лет. Однако получить такой проект могут единицы. Например, ПИ «Венец», где работает наш герой, впервые получил такой заказ в 2013 году, спустя 18 лет работы на омском рынке.

«Я практически решился создать собственное дело, но выяснилось, что сейчас готовятся изменить законодательство по СРО. Пока непонятно, как будет регламентирован процесс. Остается ждать», — рассуждает Леонид Гусельников.

Владимир Червонящий

Фото: Вадим Харламов

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 15 (068) 21 апреля

Добавить комментарий
Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.

Омская золушка: Эпизод IV

Омская золушка: Эпизод IV

В «Арлекине» состоялась премьера спектакля для детей.

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

Войдет ли работа Евгении Мальгавко в репертуар нового сезона, решали в минувшую среду.