Деловой Омск

Деловой Омск

18 мая 2015 09.53Интервью

Александр Медведев: «Идет передел угольного рынка Омской области»

Директор ОАО «Омская топливная компания» (ОТК) Александр Медведев рассказал «ДО» свою версию событий относительно предположений СМИ о лоббировании его компании чиновниками регионального правительства.

Александр Медведев: «Идет передел угольного рынка Омской области»
Интервью состоялось за два дня до предъявления обвинения экс-министру транспортного развития Олегу Илюшину. По версии СУ СКР, чиновник совершил ряд незаконных действий в интересах «Омской топливной компании» при расторжении госконтракта с другой коммерческой организацией, что повлекло ущерб бюджету региона в 6,5 млн рублей. Подробно об этом «ДО» рассказывал в предыдущих материалах.  
Александр Александрович, СМИ не раз писали о том, что заинтересованным лицом в этой истории является Виктор Агарков. Насколько мне известно, он посещал заседания в кабинете экс-министра транспортного развития области Олега Илюшина как представитель ОТК. 
— Аналогичные вопросы мне задавали в правоохранительных органах, и даже там я с полной уверенностью заявил и заявляю вам: никакого отношения к ОТК Агарков не имеет. Мне неизвестно, на какие совещания он ходил и ходит. Нигде он не мог и не имел права представлять интересы ОТК. 
Однако мы не с того начали. СМИ часто пытаются уличить нас в какой-то аффилированности, но суть не в этом. Если вы подозреваете нас в недобросовестной конкуренции, якобы наши интересы лоббируются в областном правительстве, то я предлагаю посмотреть на финансовые показатели ОТК. У нас за последние 9 месяцев прошло 22 проверки. Общая задолженность перед нашей компанией составляет порядка 130-150 млн рублей. Если бы нас лоббировали, была бы у нас такая дебиторка? Почему об этом никто не говорит, не пишет? 
Как сформировался такой долг перед ОТК?
— Возьмите любой район, например, Нововаршавский. Там уровень потребления угля очень высокий, но уголь на эту территорию никто не поставляет. Никому это не выгодно, там накопились огромные долги. Аналогичная ситуация еще в четырех районах. И мы не хотели бы с ними работать, но возим топливо на протяжении трех сезонов. Долг растет, но отказаться мы не можем, ведь кроме нас никто поставлять уголь не будет. Мы не можем как частные компании выбирать для поставок только прибыльные районы, которые могут рассчитаться. А если в муниципалитете замаячит срыв отопительного сезона, глава куда пойдет? В ОТК. Мы ему экстренно поставим уголь, он часть протопит, а другой частью рассчитается с другими компаниями, которым должен, как, например, было в Кормиловском районе.
100% акций ОТК принадлежит министерству имущественных отношений Омской области. Мы подконтрольны, проверяемы. Такой технической базы, какая есть у ОТК, нет ни у одной отраслевой организации в регионе. Почему вы об этом не пишете? 
Обвинения в СМИ, что мы монополисты — беспочвенны. Если сравнивать общие объемы потребления угля в регионе, мы занимаем порядка 25% рынка. Это заблуждение, что мы выигрываем все конкурсы. Посмотрите статистику — лишь 13% госконтрактов выигрывала ОТК. 
Претензии звучат к конкретным победам ОТК во всех ключевых конкурсах: общие закупки инертных материалов для двух десятков районных ДРСУ и так называемые речные конкурсы на поставку в районы угля. 
— Мы проиграли крупный конкурс на поставку 36 тыс. тонн угля. Ответственно проиграли, понижая цену до самого минимума. Просто мы знаем, для чего организуются такие конкурсы и для чего так сильно нужна в них победа нашим конкурентам. 
Для чего?
— Идет передел угольного рынка Омской области.
Кто в этом заинтересован?
— ОАО «Кузбасская топливная компания» (КТК). Я объясню. В разгар отопительного сезона 3 января 2013 года КТК прекратила поставки, руководствуясь нашей задолженностью в 18 млн рублей. Для возобновления поставок КТК просили тройственное соглашение за моей подписью, а также министра финансов Риты Францевны Фоминой и министра ЖКХ Станислава Георгиевича Гребенщикова. Только министры-то не вправе подписывать такие соглашения. Это идет вразрез всем финансовым и нормативно-правовым документам. Мы были вынуждены в кратчайшие сроки искать других поставщиков. Перепробовав ряд компаний, остановились на компаниях «МРТ» («Межрайтоп») и «СФ». Только они готовы были поставлять уголь в рассрочку. Где найти поставщиков, готовых сегодня поставить товар и завтра получить расчет? А ведь оплата происходит не на следующий день. Кассовый разрыв растягивается даже уже не на месяцы. На годы! Мы вынуждены искать варианты выхода из сложившейся ситуации. 
Расскажите, пожалуйста, подробнее о ситуации на рынке.
— Суть в том, что КТК десять лет поставляла на омский рынок уголь, но в определенный момент эта компания решила монополизировать рынок, выкупив ОТК. Ее представители хотели забрать областной актив полностью, но не получилось. 
Эта история началась в 90-е. Была обычная новосибирская компания, занималась поставками кузбасского угля в Новосибирск, Омск, Алтай, Курган и так далее. Делала это наравне с другими компаниями. Потом новосибирцы сумели выкупить разрез в Кузбассе, организовали компанию КТК и по наработанным связям стали поставлять в регионы уголь. Захватили  Новосибирскую область, Алтай. Затем и Омская область попала в круг их интересов.
В ОТК формировались долги и поступило предложение о покупке компании. Правительство региона тогда предложило КТК 49% акций, оставляя за собой контрольный пакет. Это КТК не устроило, появилось ООО «ТрансУголь» (ТУ), и поставки угля в регион стали проводить через нее. Простой пример, когда в 2012 году мы работали с ТУ параллельно, им шел уголь более качественный, нам менее качественный, по стоимости дороже, плюс еще и в более дорогих вагонах. А затем в разгар отопительного сезона КТК резко прекратила нам поставки. Дальше — травля в СМИ. То есть условия работы ОТК остались прежними, только раньше, когда мы торговали углем КТК, это было для них выгодно, а теперь в СМИ кричат: «Криминал!». 
Вы говорите о лоббировании интересов ОТК правительством региона?
— Это вы говорите о лоббировании. Я же говорю, что наши собственники — министерство имущественных отношений, которое вложилось в ОТК и получает с нее прибыль. Как это можно назвать лоббированием? Это желание пройти отопительный сезон без проблем.
Я поясню, что я понимаю под лоббированием. Например, глава Знаменского района Василий Дюборев в интервью Анне Мартыновой («Омская телевизионная компания») открытым текстом говорит, что его принуждают покупать уголь у ОТК.
— Вы же знаете из СМИ, что Дюборев обвинен в получении взятки от руководителя теплоснабжающей организации и превышении должностных полномочий. На днях его дело было передано в суд. Еще ремарка: у нас в Знаменке находится склад, и глава Дюборев рекомендовал мне, чтобы я заменил начальника склада на его человека. Когда я отказался, он пытался опорочить этого сотрудника. Должен ли я верить словам такого человека? Думаю, нет. 
Более того, уже два года ОТК не выигрывает в торгах по Знаменскому району. О каком лоббировании говорит Дюборев?
Другим индикатором лоббирования интересов ОТК выглядит незаконное расторжение договора с ООО «Сибирская нерудная компания» (СНК). Провели аукцион на 84,6 млн рублей, победила не ОТК. Используя административное давление, с СНК расторгли договор в одностороннем порядке, провели новый конкурс, где уже победила ОТК. Это ли не лоббирование?
— Почему вы вообще мне этот вопрос задаете? Это спор двух субъектов, к которому ОТК отношения не имеет. 
Разве не очевидно, что правительство подыгрывало вам, бросило все силы на победу ОТК. 
— Для меня не очевидно. Если с компанией, по их мнению, несправедливо расторгли договор, то почему же она не участвовала в новом конкурсе? Должны были участвовать!
В смысле? Им и после первой победы отказали и угрожали.
— Кто угрожал? Это еще не доказано. Я так понимаю, что у управления дорожного хозяйства (УДХ) были претензии к качеству материалов, на этом основании договор с поставщиком и расторгли. Низкое качество засвидетельствовано экспертизой.
Врио руководителя лаборатории УДХ, которая проверяет качество материалов, Ольга Бальзина, насколько мне известно, в рамках уголовного дела по этому аукциону заявила в показаниях, что чиновники требовали с нее занижать в протоколах качество песка от СНК и повышать от ОТК.
— Ну и что? Эта женщина многократно меняла показания. Это называется — и вашим, и нашим. А песок, который они завозили, — некачественный, вот в чем дело. Это все на рынке знают. Это знают руководители ДРСУ, но об этом не говорят. 
Я разговаривал с директорами ДРСУ, они уверяют обратное.
— Знаете, почему ОТК неинтересна ДРСУ? Потому что ОТК не работает с возвратными деньгами. Мы не даем откаты. Теперь позвольте объяснить работу подобных схем на примере закупке угля. Условно говоря, есть уголь первого сорта, второго, третьего и отходы. Каждый сорт подразделяется на категории по калорийности. Если объяснять простым языком, это показатель того, сколько уголь дает тепла при сжигании. Чем выше сорт, тем выше цена и тем меньше нужно сжигать угля. Допустим, району нужна 1 тыс. тонн угля 2 сорта на отопительный сезон. За нее он должен заплатить 100 рублей. Но глава решает сэкономить и покупает 1 тыс. тонн отходов, зато за 80 рублей. Вроде бы сэкономил, но отходы имеют низкую калорийность. Их на отопительный сезон не хватает, и глава вынужден покупать еще 500 тонн угля. Получается, за сезон он потратил уже 120 рублей. 
Секрет в том, что сколько угля ни сожги или разворуй, он будет просить еще. И, вероятно, ему дадут, чтобы не допускать срыва отопительного сезона, за который отвечает не только глава, но и министры. Чтобы эту схему разрубить, и стали устраивать объединенные конкурсы. И вот теперь представьте, что он всегда работал с возвратными деньгами, а тут появляемся мы, которые так не работают, будет ли он нас любить? Нет. Мы сразу плохие. Так разве в нас проблема? Мы прошли все те же проблемы, на которые жалуются наши конкуренты. Нам не подписывали договоры, делали крупные заявки. Против нас целая кампания велась. Например, запросили песок и тут же поставили на дороге знак, что большегрузам въезд запрещен. Как хотите, так и везите. 
Для чего был увеличен уставной капитал ОТК на 50 млн рублей?
— Это как раз и произошло после того, как 3 января 2013 года была приостановка поставок угля от КТК. Нужно было выходить из ситуации и спасать отопительный сезон. Да, КСП потом обратила внимание, что мы продолжали поставлять уголь районам, которые с нами не рассчитываются. Но если ряд районов, имея большой долг, замерзали, не могли же мы прекратить поставки.
Владимир Валерьев
Обвинения в СМИ, что мы монополисты — беспочвенны. Если сравнивать общие объемы потребления угля в регионе, мы занимаем порядка 25% рынка. Это заблуждение, что мы выигрываем все конкурсы.
Досье
Александр Медведев
? Родился 8 октября 1965 года в Омске.
? В 1983 году окончил Омскую высшую школу милиции по специальности «Юрист-правовед».
? С 1983 по 2007 год служил в органах внутренних дел. С 2012 года гендиректор АО «Омская топливная компания».
? В 2013 году окончил ОмГУ им
Ф. М. Достоевского по специальности «Государственное и муниципальное управление».

Интервью состоялось за два дня до предъявления обвинения экс-министру транспортного развития Олегу Илюшину. По версии СУ СКР, чиновник совершил ряд незаконных действий в интересах «Омской топливной компании» при расторжении госконтракта с другой коммерческой организацией, что повлекло ущерб бюджету региона в 6,5 млн рублей. Подробно об этом «ДО» рассказывал в предыдущих материалах.

Александр Александрович, СМИ не раз писали о том, что заинтересованным лицом в этой истории является Виктор Агарков. Насколько мне известно, он посещал заседания в кабинете экс-министра транспортного развития области Олега Илюшина как представитель ОТК. 

— Аналогичные вопросы мне задавали в правоохранительных органах, и даже там я с полной уверенностью заявил и заявляю вам: никакого отношения к ОТК Агарков не имеет. Мне неизвестно, на какие совещания он ходил и ходит. Нигде он не мог и не имел права представлять интересы ОТК. Однако мы не с того начали. СМИ часто пытаются уличить нас в какой-то аффилированности, но суть не в этом. Если вы подозреваете нас в недобросовестной конкуренции, якобы наши интересы лоббируются в областном правительстве, то я предлагаю посмотреть на финансовые показатели ОТК. У нас за последние 9 месяцев прошло 22 проверки. Общая задолженность перед нашей компанией составляет порядка 130-150 млн рублей. Если бы нас лоббировали, была бы у нас такая дебиторка? Почему об этом никто не говорит, не пишет? 

Как сформировался такой долг перед ОТК?

— Возьмите любой район, например, Нововаршавский. Там уровень потребления угля очень высокий, но уголь на эту территорию никто не поставляет. Никому это не выгодно, там накопились огромные долги. Аналогичная ситуация еще в четырех районах. И мы не хотели бы с ними работать, но возим топливо на протяжении трех сезонов. Долг растет, но отказаться мы не можем, ведь кроме нас никто поставлять уголь не будет. Мы не можем как частные компании выбирать для поставок только прибыльные районы, которые могут рассчитаться. А если в муниципалитете замаячит срыв отопительного сезона, глава куда пойдет? В ОТК. Мы ему экстренно поставим уголь, он часть протопит, а другой частью рассчитается с другими компаниями, которым должен, как, например, было в Кормиловском районе.

100% акций ОТК принадлежит министерству имущественных отношений Омской области. Мы подконтрольны, проверяемы. Такой технической базы, какая есть у ОТК, нет ни у одной отраслевой организации в регионе. Почему вы об этом не пишете? 

Обвинения в СМИ, что мы монополисты — беспочвенны. Если сравнивать общие объемы потребления угля в регионе, мы занимаем порядка 25% рынка. Это заблуждение, что мы выигрываем все конкурсы. Посмотрите статистику — лишь 13% госконтрактов выигрывала ОТК. 

Претензии звучат к конкретным победам ОТК во всех ключевых конкурсах: общие закупки инертных материалов для двух десятков районных ДРСУ и так называемые речные конкурсы на поставку в районы угля

— Мы проиграли крупный конкурс на поставку 36 тыс. тонн угля. Ответственно проиграли, понижая цену до самого минимума. Просто мы знаем, для чего организуются такие конкурсы и для чего так сильно нужна в них победа нашим конкурентам. 

Для чего?

— Идет передел угольного рынка Омской области.

Кто в этом заинтересован?

 — ОАО «Кузбасская топливная компания» (КТК). Я объясню. В разгар отопительного сезона 3 января 2013 года КТК прекратила поставки, руководствуясь нашей задолженностью в 18 млн рублей. Для возобновления поставок КТК просили тройственное соглашение за моей подписью, а также министра финансов Риты Францевны Фоминой и министра ЖКХ Станислава Георгиевича Гребенщикова. Только министры-то не вправе подписывать такие соглашения. Это идет вразрез всем финансовым и нормативно-правовым документам. Мы были вынуждены в кратчайшие сроки искать других поставщиков. Перепробовав ряд компаний, остановились на компаниях «МРТ» («Межрайтоп») и «СФ». Только они готовы были поставлять уголь в рассрочку. Где найти поставщиков, готовых сегодня поставить товар и завтра получить расчет? А ведь оплата происходит не на следующий день. Кассовый разрыв растягивается даже уже не на месяцы. На годы! Мы вынуждены искать варианты выхода из сложившейся ситуации. 

Расскажите, пожалуйста, подробнее о ситуации на рынке.

— Суть в том, что КТК десять лет поставляла на омский рынок уголь, но в определенный момент эта компания решила монополизировать рынок, выкупив ОТК. Ее представители хотели забрать областной актив полностью, но не получилось. 

Эта история началась в 90-е. Была обычная новосибирская компания, занималась поставками кузбасского угля в Новосибирск, Омск, Алтай, Курган и так далее. Делала это наравне с другими компаниями. Потом новосибирцы сумели выкупить разрез в Кузбассе, организовали компанию КТК и по наработанным связям стали поставлять в регионы уголь. Захватили  Новосибирскую область, Алтай. Затем и Омская область попала в круг их интересов.

В ОТК формировались долги и поступило предложение о покупке компании. Правительство региона тогда предложило КТК 49% акций, оставляя за собой контрольный пакет. Это КТК не устроило, появилось ООО «ТрансУголь» (ТУ), и поставки угля в регион стали проводить через нее. Простой пример, когда в 2012 году мы работали с ТУ параллельно, им шел уголь более качественный, нам менее качественный, по стоимости дороже, плюс еще и в более дорогих вагонах. А затем в разгар отопительного сезона КТК резко прекратила нам поставки. Дальше — травля в СМИ. То есть условия работы ОТК остались прежними, только раньше, когда мы торговали углем КТК, это было для них выгодно, а теперь в СМИ кричат: «Криминал!». 

Вы говорите о лоббировании интересов ОТК правительством региона?

 — Это вы говорите о лоббировании. Я же говорю, что наши собственники — министерство имущественных отношений, которое вложилось в ОТК и получает с нее прибыль. Как это можно назвать лоббированием? Это желание пройти отопительный сезон без проблем.

Я поясню, что я понимаю под лоббированием. Например, глава Знаменского района Василий Дюборев в интервью Анне Мартыновой («Омская телевизионная компания») открытым текстом говорит, что его принуждают покупать уголь у ОТК.

— Вы же знаете из СМИ, что Дюборев обвинен в получении взятки от руководителя теплоснабжающей организации и превышении должностных полномочий. На днях его дело было передано в суд. Еще ремарка: у нас в Знаменке находится склад, и глава Дюборев рекомендовал мне, чтобы я заменил начальника склада на его человека. Когда я отказался, он пытался опорочить этого сотрудника. Должен ли я верить словам такого человека? Думаю, нет. 

Более того, уже два года ОТК не выигрывает в торгах по Знаменскому району. О каком лоббировании говорит Дюборев?

Другим индикатором лоббирования интересов ОТК выглядит незаконное расторжение договора с ООО «Сибирская нерудная компания» (СНК). Провели аукцион на 84,6 млн рублей, победила не ОТК. Используя административное давление, с СНК расторгли договор в одностороннем порядке, провели новый конкурс, где уже победила ОТК. Это ли не лоббирование?

 — Почему вы вообще мне этот вопрос задаете? Это спор двух субъектов, к которому ОТК отношения не имеет. 

Разве не очевидно, что правительство подыгрывало вам, бросило все силы на победу ОТК. 

— Для меня не очевидно. Если с компанией, по их мнению, несправедливо расторгли договор, то почему же она не участвовала в новом конкурсе? Должны были участвовать!

В смысле? Им и после первой победы отказали и угрожали.

 — Кто угрожал? Это еще не доказано. Я так понимаю, что у управления дорожного хозяйства (УДХ) были претензии к качеству материалов, на этом основании договор с поставщиком и расторгли. Низкое качество засвидетельствовано экспертизой.

Врио руководителя лаборатории УДХ, которая проверяет качество материалов, Ольга Бальзина, насколько мне известно, в рамках уголовного дела по этому аукциону заявила в показаниях, что чиновники требовали с нее занижать в протоколах качество песка от СНК и повышать от ОТК.

— Ну и что? Эта женщина многократно меняла показания. Это называется — и вашим, и нашим. А песок, который они завозили, — некачественный, вот в чем дело. Это все на рынке знают. Это знают руководители ДРСУ, но об этом не говорят. 

Я разговаривал с директорами ДРСУ, они уверяют обратное.

— Знаете, почему ОТК неинтересна ДРСУ? Потому что ОТК не работает с возвратными деньгами. Мы не даем откаты. Теперь позвольте объяснить работу подобных схем на примере закупке угля. Условно говоря, есть уголь первого сорта, второго, третьего и отходы. Каждый сорт подразделяется на категории по калорийности. Если объяснять простым языком, это показатель того, сколько уголь дает тепла при сжигании. Чем выше сорт, тем выше цена и тем меньше нужно сжигать угля. Допустим, району нужна 1 тыс. тонн угля 2 сорта на отопительный сезон. За нее он должен заплатить 100 рублей. Но глава решает сэкономить и покупает 1 тыс. тонн отходов, зато за 80 рублей. Вроде бы сэкономил, но отходы имеют низкую калорийность. Их на отопительный сезон не хватает, и глава вынужден покупать еще 500 тонн угля. Получается, за сезон он потратил уже 120 рублей. 

Секрет в том, что сколько угля ни сожги или разворуй, он будет просить еще. И, вероятно, ему дадут, чтобы не допускать срыва отопительного сезона, за который отвечает не только глава, но и министры. Чтобы эту схему разрубить, и стали устраивать объединенные конкурсы. И вот теперь представьте, что он всегда работал с возвратными деньгами, а тут появляемся мы, которые так не работают, будет ли он нас любить? Нет. Мы сразу плохие. Так разве в нас проблема? Мы прошли все те же проблемы, на которые жалуются наши конкуренты. Нам не подписывали договоры, делали крупные заявки. Против нас целая кампания велась. Например, запросили песок и тут же поставили на дороге знак, что большегрузам въезд запрещен. Как хотите, так и везите. 

Для чего был увеличен уставной капитал ОТК на 50 млн рублей?

— Это как раз и произошло после того, как 3 января 2013 года была приостановка поставок угля от КТК. Нужно было выходить из ситуации и спасать отопительный сезон. Да, КСП потом обратила внимание, что мы продолжали поставлять уголь районам, которые с нами не рассчитываются. Но если ряд районов, имея большой долг, замерзали, не могли же мы прекратить поставки.

Досье

Александр Медведев родился 8 октября 1965 года в Омске. В 1983 году окончил Омскую высшую школу милиции по специальности «Юрист-правовед».

С 1983 по 2007 год служил в органах внутренних дел. С 2012 года гендиректор АО «Омская топливная компания».

В 2013 году окончил ОмГУ им Ф. М. Достоевского по специальности «Государственное и муниципальное управление».

Владимир Валерьев

Фото: Вадим Харламов

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 17 (070) 12 мая


Добавить комментарий
Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Музыканты группы «АлоэВера» рассказали «Классу» о ценителях винила, самой популярной песне и ненависти к собственным клипам.

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

«Класс» пробежался по инстаграмам омичей и выяснил, какое оно — омское зазеркалье.

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Сегодня в прокат выходит новый фильм о войне. Режиссером кинокартины стал омич Ким Дружинин (совместно с Андреем Шальопа). Премьера на больших экранах совпала с 32-м днем рождения кинематографиста-земляка, но сам ...

Будь мужиком!

Будь мужиком!

Тот, кто считает ноябрь самым скучным месяцем, просто не читал нашего проекта. В честь Всемирного дня мужчин мы запускаем «Брутальный сезон» и делимся горячими спецпредложениями от известных омских ...

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Лофт, самокаты и баблы. О том, каким был ежегодный фестиваль «НОЯБРЬ», — в нашем репортаже.

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)Фото

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)

По случаю Дня матери мы узнали, о чем грустят и смеются мамы губернатора Виктора Назарова, предпринимательницы Екатерины Вахрушевой, дизайнера Анны Долганевой, ресторатора Юрия Чащина и других успешных людей.

Маме привет от «Нового Омска» (фото)Фото

Маме привет от «Нового Омска» (фото)

Раз в году, в День матери, корреспонденты «Нового Омска» воспользовались служебным положением и передали привет своим мамам через сайт. Ведь в погоне за лидерством мы не всегда уделяем им должное ...

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО) Видео

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО)

«Новый Омск» посмотрел, как проходили капустники в зале заседаний, и оценил таланты депутатов Госдумы РФ.

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Я бы запретила его показывать, написала бы: «Беременным вход строго воспрещен». После фильма хочется уйти в монастырь»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Лучшие независимые музыкальные проекты, ротирующиеся в эфире омского некоммерческого интернет-радио. Все, что вы могли пропустит за пять лет вещания.

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

Рассказываем, где, когда и что можно будет посмотреть.

На пути к Маслякову: финалисты омской средней лиги — о первых шагах в КВН

На пути к Маслякову: финалисты омской средней лиги — о первых шагах в КВН

«Класс» узнал, с чего сегодня начинается путь из Омска на Первый канал.

Руль и семь нолей: Топ-10 самых дорогих авто на вторичном рынке в Омске

Руль и семь нолей: Топ-10 самых дорогих авто на вторичном рынке в Омске

«Новый Омск» прошерстил профильные сайты и обнаружил, что есть еще роскошь в гаражах — даже перед столицей не стыдно.

Константин Кулясов, группа «АнимациЯ»: «Политика тоже шоу-бизнес. Выключите телевизор, и жить станет легче»

Константин Кулясов, группа «АнимациЯ»: «Политика тоже шоу-бизнес. Выключите телевизор, и жить станет легче»

О фестивале «Нашествие», многокилометровом трипе по России и уничтоженных черновиках — в нашем интервью.

Как приветствуют друг друга в разных странах: факты и рекорды

Как приветствуют друг друга в разных странах: факты и рекорды

Ответьте на наши вопросы и узнайте, сможете ли вы стать своим в любой части мира.