Класс

Класс

26 ноября 2012 10.28Общество

Алексей Потейко: «Наши бойцовки носят Медведев, Путин и Полежаев. Остался Обама»

Командир штаба Омского областного студенческого отряда знает, почему олимпийские объекты в Сочи простоят века
и чем заняться на Сахалине, когда нет рыбы
Алексей Потейко: «Наши бойцовки носят Медведев, Путин и  Полежаев. Остался Обама»


Командир штаба Омского областного студенческого отряда знает, почему олимпийские объекты в Сочи простоят века 
и чем заняться на Сахалине, когда нет рыбы.

– Алексей, видимо, вы в детстве любили смотреть черно-белые советские фильмы о юных покорителях целины. Иначе как еще объяснить ваше увлечение стройотрядами?
– Увлечение началось со скаутского отряда, в который я пришел еще школьником. Много лет был комендантом, отвечал за хозяйственную деятельность больших лагерей. Было трудно, но больше весело. К нам приезжали англичане, американцы. Уже будучи студентом Омского института путей сообщения, я с первого курса включился в работу студенческого профкома. И когда ОАО «РЖД», тогда еще Министерство путей сообщения РФ, обратилось к университету с просьбой создать студенческие отряды проводников, мы с друзьями пошли на курсы. Мне было 19 лет, когда я поехал командиром студенческого отряда проводников ОмГУПС в Новокузнецк. У меня было 170 ребят с первого по пятый курсы. Опыт незабываемый.

– Курьезов много было?
– Довезти 170 человек до работы – это уже большой курьез. Один случай стал у нас почти легендой. С нами ехала девушка, ярая фанатка «Авангарда», она была маленького роста и… лысая. Когда в джинсах ходила, смотрелось еще нормально, а вот в женской форме проводницы – уж слишком экзотично. Приезжаем в Новокузнецк, начальница отдела кадров отводит меня в сторону и шепчет испуганно: «Это кто?». «Проводница», – отвечаю. Она говорит: «Нет, это лысая девочка! Вези ее домой». Что делать? Позади 17 часов дороги. Девочка ушла думать и на следующий день возвращается с париком. Едет в свой первый рейс, лето, в вагоне жара невыносимая. А к парику ведь надо привыкнуть. В какой-то момент, собирая у пассажиров билеты, она, забывшись, сдергивает с себя парик. Две бабушки, говорят, упали в обморок.

– С тех пор ваши проводницы проходят жесткий кастинг?
– Нет никакого кастинга и дискриминации. В студенческий отряд может попасть любой учащийся. Показательный пример – участие наших ребят в губернаторской стройке: возведении Успенского кафедрального собора. В 2005 году на месте бывшего фонтана начались изыскательские работы, в этом же году появился штаб Омского областного студенческого отряда. На месте раскопок работали шесть археологов и сто наших студентов. При этом во многих регионах на такие проекты устанавливались религиозные ограничения, а у нас, к счастью, нет – работали ребята самого разного вероисповедания. И я видел их глаза, когда они прикоснулись к истории. Ведь останки святого Сильвестра нашли именно наши студенты. Никогда не поверю, что кто-то из них может после этого написать какую-то пошлость баллончиком на стене. Другой уникальный объект – «Арена-Омск». Мы тоже участвовали в его строительстве. И там был интересный опыт другого рода: нужно было искать общий язык с подрядчиками-иностранцами.

– Сюжет о том, как вы вручили бойцовку Дмитрию Медведеву на олимпийской стройке в Сочи, увидела вся страна. А что помимо встречи с президентом вас там впечатлило?
– Масштаб. Ни одна олимпиада не строилась с нуля, а Сочи сегодня почти полностью перестраивается. Прикоснуться к этому многого стоит. Сейчас модно говорить о модернизации, инновациях, но для молодежи эти понятия часто ограничиваются айфонами и нетбуками. А в Сочи модернизация наглядна. Там применяются самые современные технологии, привлечен международный опыт. И омские студенты причастны к этому. Даже то, что они делают вручную, впечатляет.

– И что же в Сочи делают вручную?
– В позапрошлом году мы вязали там габионное укрепление. Эту технологию берегоукрепления использовали еще 160 лет назад. Простейшее человеческое изобретение: проволока и камни. Они забиваются грязью и заливаются водой – получается крепче бетона! Стоит столетиями. И вот наши студенты руками выкладывают эту стену, а за ними следом идет суперсовременная техника, которая строит самую знаменитую трассу в России. Студенческие отряды принимают участие в возведении самых длинных туннелей, рубят проходы. Вот стоит перед тобой махина, а вскоре через нее будут ходить поезда.

poteiko 2

– Сколько омичей поедут на олимпийскую стройку в этом году?
– 220 человек. Это третий по численности студенческий отряд на главной стройке страны.
Мы участвуем еще в одной всероссийской стройке – на о. Русский. Там объемы, конечно, меньше, чем в Сочи, но природа потрясает. Да и масштаб страны тоже. Добираемся туда на поездах. И вот когда ты из Омска до Сахалина восемь дней по территории Российской Федерации проедешь без остановки, своими глазами увидишь, какая большая и красивая у нас страна. Ребята оттуда возвращаются совсем другими.

– Едут за экзотикой?
– Экзотика для Омска – это путина, промысел красной икры. Рыбные заводы на Сахалине стоят круглый год и работают только на путину. Но туда идет самый жесткий отбор. Люди, которые едут только за деньгами, там не нужны, потому что рыба, может, пойдет, а может, и нет. Путина – это потрясающая природа. В Сочи на стройке вы такого не увидите, а на Сахалине, на Тихом океане – вот она, стихия, которая меняет людей до неузнаваемости.

– Вас принято называть бойцами. Девушки тоже бойцы?
– Конечно, еще какие!

– Звучит угрожающе. Бойцы живут по военным законам? Никакой любви?
– Почему же? У нас много семейных пар. И я заметил любопытную закономерность: не факт, что те, кто пришел работать парой, останутся вместе. К примеру, едете вы проводниками, на вас лежит ответственность за весь вагон. Друг на друга надо полагаться, и если вы в чем-то не уверены, неизбежно появятся проблемы. А те пары, которые сложились уже в отряде, надолго.
Ксения Лексина
Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.