Класс

Класс

27 мая 2011 08.50Общество

Евгений Величко: «На Северном полюсе видели следы белого медведя»

В начале мая выпускник Омской кадетской школы-интерната Евгений Величко вернулся из необычного путешествия — он покорял Северный полюс в составе Пятой молодежной экспедиции. Каково это: отправиться в поход к самой северной точке нашей планеты, когда тебе всего 17?
Евгений Величко: «На Северном полюсе видели следы белого медведя»
В начале мая выпускник Омской кадетской школы-интерната Евгений Величко вернулся из необычного путешествия — он покорял Северный полюс в составе Пятой молодежной экспедиции. Каково это: отправиться в поход к самой северной точке нашей планеты, когда тебе всего 17?



— Ты вернулся из Арктики две недели назад. Как тебе омская весна?
— На самом деле, я до сих пор немного не в своей тарелке. Здесь все такое шумное, хаотичное, а там покой. До сих пор не вписался.

— Я знаю, что из своего путешествия ты привез не только десятки фотографий, но и дневник.
— Я начал вести дневник сразу после сборов в Москве. Еще на отборочном туре в Карелии нам раздавали специальные книги, в которых мы должны были писать командный отчет. У инструктора оставались лишние, и я попросил одну для себя. В нее и заносил самые яркие впечатления, свои ожидания, трудности. Во время похода получалось лишь заметки делать. Мысли были о другом! Не хотелось уезжать, хотелось осознать происходящее получше.

— Расскажи об отборочном туре. Как он проходил?
— Самый первый отбор проходил среди школьников в Омске, рекомендовали меня и еще одного парня. Потом нас отправили в Карелию, где устроили испытание: поход на лыжах на 120 км! Разбили всех на команды и наблюдали, кто как себя в походе ведет. Самых выносливых и психологически устойчивых в итоге взяли на полюс. Всего семь человек.

— А почему семь?
— С нами отправились два опытных путешественника — Дмитрий Смолин и Матвей Шпаро. Они уже много раз покоряли полюс, и в их самой первой экспедиции было как раз семь человек — оптимальная команда.

— Интересно, сколько стоит путешествие на Северный полюс.
— Насколько я знаю, на одного человека нужно было потратить примерно 900 тысяч рублей.

— Впечатляет! Но вернемся к вашему отбору. Какая в итоге у вас получилась команда?
— Говорят, самая молодая из всех, а наш поход на Северный полюс был уже пятым. Даже две девушки участвовали.

— И как, девчонки справлялись?
— Конечно, им было тяжелее, чем нам. Особенно первый день, помню, падали все время, плакали, нам приходилось останавливаться и помогать им. Но потом они все равно успокаивались и улыбались. Я понимаю, почему психологи включили в команду девушек. Если бы пошли только парни, у нас могли бы возникнуть какие-то конфликты, а в присутствии девушек как-то смягчаешься. Они отлично разряжают обстановку и вносят позитив!

— Интересно, что в итоге оказалось сложнее — отборочный тур в Карелии или сам поход?
— В Карелии было сложнее, отчасти потому, что на полюсе у нас техника была лучше, палатки с подогревом. И мы уже были ко многому готовы после Карелии.

— Как ощущается холод на Северном полюсе?
— Температура была примерно — 25-27 °С. Но ощущалось куда холоднее! На месте стоять невозможно, надо все время двигаться. Почему-то даже есть совсем не хотелось! Я и так ем мало, а там первые три дня будто голодовку устроил. Ел только сладкое — курагу, орехи, конфеты.

DSC 7705
— Что у вас еще было из запасов?
— Было то, что нужно заваривать кипятком — каша, мясо сушеное… Я долгое время не мог это есть! Хотя понимал, что мы туда не на курорт поехали.

— Белого медведя встретили по дороге?
— Нет, но следы его видели, причем всего за три километра до полюса! Испугались, конечно. Говорят, на 89-й широте медведи самые злые, потому что голодные. Его следы вели как раз в направлении полюса, но, к счастью, вскоре рядом мы заметили следы песца. Эти животные всегда сопровождают медведя, если он нашел какую-то добычу, значит, тот медведь был сытым.

— Вам рассказали, что нужно делать, если все-таки встретишь медведя?
— Главное, не паниковать. Вообще и на Северном полюсе медведи сторонятся большой группы людей. Кроме того, у нас с собой были сигнальные ракеты и ружья. Достаточно выстрелить в воздух — и медведь сам уйдет.

— Вы шли по компасу?
— Нет, по GPS! Просто ввели в окне пункт назначения «Северный полюс», и он нам прочертил путь до 90-й широты. Компасом было пользоваться бессмысленно: мы ведь шли на географический Северный полюс, а магнитный полюс находится южнее.

— И как он тебе, этот Северный полюс?
— На самом деле, примерно такой же, как за много километров до него. Снег, полыньи, торосы... Дмитрий Смолин и Матвей Шпаро сказали, что наша экспедиция получилась самой удачной: мы не только увидели следы медведя, но еще и прямо перед Северным полюсом оказалась огромная замерзшая полынья, которую мы без проблем преодолели. А потом любовались цифрами 90 000, которые показывали широту на нашем GPS-передатчике, и фотографировались с привезенными флагами.
termometr
— Как друзья относятся к твоему путешествию?
— Конечно, они в восторге. Заходишь на страницу «В Контакте», столько вопросов, комментариев… Преподаватели по географии просят сделать доклады, пятерки ставят. Девушки пишут…

— А у тебя девушка есть? Если нет, сейчас ее легко будет найти!
— Прямо сейчас девушки у меня нет, но мне бы не хотелось пользоваться своей нынешней известностью для этого!

— Ты в этом году заканчиваешь учебу в кадетской школе. Кем хочешь стать?
— Офицером ФСБ. В этом на меня сильно повлиял мой крестный отец. А еще я очень хотел бы вернуться на Северный полюс. Надеюсь, получится. Я давно понял: если хочешь чего-то добиться, делай все сам! И мое путешествие на Северный полюс только убедило в этом.

Анна Атягина
Добавить комментарий

Календарь

Преображение 3.0: золотые люди

Преображение 3.0: золотые люди

Героями третьего, самого праздничного предновогоднего преображения стали омский ювелир Александр Стрельников и фотомодель, блогер, самая узнаваемая златовласка Омска Светлана Машкова.

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Омская банда, играющая альтернативный рок, рассказала «Классу» о местной сцене, конкуренции между музыкантами и объяснила, чем английский язык лучше русского.

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Итоги работы омских художников, ренессанс от «Тарских ворот» и енотовидная собака в паре с гусем — планируем программу на последние недели 2017-го.

Что омичи знают о взятках?

Что омичи знают о взятках?

В минувшие выходные отмечался Международный день борьбы с коррупцией. «Новый Омск» спрашивает у читателей, что они знают об истории возникновения взяточничества, о законных подарках чиновникам и самых ...

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

О поколениях металлистов, пустых залах и выборе в пользу «заезжать в проходные города» — в интервью с фронтменом группы с 30-летней историей.

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Участницы проекта «За подарками» протестировали топовые процедуры в салоне «Аура бьюти».

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Острая и злободневная работа Евгения Бабаша о маленьких городах и их детях.

Опасные игры в омской «Галерке»

Опасные игры в омской «Галерке»

Театр представил вниманию зрителей новый спектакль «Игра со смертью» про одноименной пьесе драматурга Аркадия Аверченко. Режиссером постановки выступил Владимир Витько.

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Они вместе со школьной скамьи или студенческой парты. Переживали во время выборных кампаний супругов, ездили с ними в затяжные командировки, поддерживали во время информационных войн, навещали в тюрьме. Как вечно ...