Класс

Класс

18 декабря 2012 07.09Общество

Алекс Дьяк: «Мы хотим стать ласточкой в разгроме общепринятых норм»

Молодая трэш-метал-банда Bonecracker появилась на омской сцене чуть больше полугода назад. «Крекеры» пришлись по вкусу любителям тяжелой музыки. Алекс Дьяк, Михаил Катков, Александр Шель, Виталий Миненков, Александр Руднев — яркие и амбициозные, они решили своим творчеством побороться ни больше ни меньше с человеческими пороками. О музыке и человеческих страстях лидер группы Алекс Дьяк побеседовал с корреспондентом «Класса». 
Алекс Дьяк: «Мы хотим стать ласточкой в разгроме общепринятых норм»


Молодая трэш-метал-банда Bonecracker появилась на омской сцене чуть больше полугода назад. «Крекеры» пришлись по вкусу любителям тяжелой музыки. Алекс Дьяк, Михаил Катков, Александр Шель, Виталий Миненков, Александр Руднев — яркие и амбициозные, они решили своим творчеством побороться ни больше ни меньше с человеческими пороками. О музыке и человеческих страстях лидер группы Алекс Дьяк побеседовал с корреспондентом «Класса».

Справка:
В мае 2012 года бывшие участники довольно известных в Омске групп — «Магистериум» и «Палантир» — собрались вместе. Репетиции минимум по два раза в неделю, масса новых песен, запись альбома... и вот в начале декабря Bonecracker уже участвует в отборочном туре крупнейшего фестиваля России «Старый новый рок — 2013», который пройдет в Екатеринбурге в январе 2013 года.

— Еще совсем недавно в Омске было два довольно популярных рок-коллектива: «Магистериум» и «Палантир». Почему вы решили их объединить и создать новый — Bonecracker?
— Мы (участники «Магистериума» — прим. редакции) в один прекрасный момент поняли, что устали друг от друга и наши жизненные цели разнятся. С тех пор я занимался сольной карьерой, пока Миша Катков из группы «Палантир» не позвал меня поработать совместно.

— И как вам сейчас вместе?
— Нам абсолютно комфортно — одна большая семья. Помимо того что мы коллеги и друзья, мы чувствуем поддержку каждого. Это большой шаг не только в профессиональном плане, но и в общечеловеческом, личностном.

— Изменился состав — поменялся стиль. Почему внезапно трэш-метал?
— В «Магистериуме» был дэт, хотя и мелодик. А ребята ушли в сторону ужесточения. Так наши полюса обрели свою ось, к чему-то общему пришли.

— Недавно группа отметила полгода. Что для вас этот рубеж? Есть достижения какие-то?
— Это даже не проект, это судьба наша. Долгое время без концертной деятельности на поприще этого нашего любимого дела каждый занимался зарабатыванием, но без энтузиазма. Сердце к этому абсолютно не лежало. А тут — бац — созвонились. Музы нашептали, наверное. За лето у нас появилось достаточно песен, чтобы их обкатать, записать. Теперь слушатели их принимают.

— Еще одно важное, я так понимаю, событие — участие в фестивале «Старый новый рок — 2013».
— «Старый новый рок» — это вообще знаковое событие для всей зауральской жизни. В Омске проходил отборочный тур 5 декабря. Мы в числе 15 групп представляли наш город.

— Как решили участвовать в этом отборе?
— Мы участвуем во всех городских концертах. Здесь за 15 минут попытались сыграть самые «качевые» композиции. Запомнилась как раз оперативность и стремительность происходящего. Выступление прошло на нашем уровне — ровно и слаженно. И другие группы порадовали сыгранностью. Знаем, что фестиваль направлен на более форматные стили и жанры, что это рок-поп прежде всего, но мы хотим стать замечательной первой ласточкой в разгроме общепринятых норм. Люди уже привыкли за 25 лет к одному звуку, надо что-то менять, нарушать.

— Громкая довольно у вас ласточка…
— У нас не просто какая-то агрессия, она идет на очищение разума. Хоть наши песни порой и чересчур брутальные, но в финале развязка счастливая.

— Кстати, о брутальности. Почему у вас в группе нет девушек?
— А зачем? Мы просто вывели аксиому, что девушка в группе ведет к интрижкам, теркам, разладу и дополнительным стрессам. Это касается всех ипостасей бытия. Будь то перемигивания, кокетство — мы не можем быть настоящими друг перед другом, потому что все равно будем как-то красоваться.

— Сейчас Bonecracker записывает свой первый альбом. Каким он будет?
— Уже готова большая часть альбома. Он будет состоять из восьми композиций. Мы хотели его сделать в классическом 45-минутном объеме. Каждый из нас имеет определенную часть темной составляющей, какие-то пороки. Мы их выворачиваем наизнанку, высмеиваем, заставляем каждого задуматься над своими негативными качествами и попытаться пойти на путь их исправления. Вообще планируется трилогия. Первый альбом — это высмеивание пороков. Второй — когда мы начинаем уже задумываться. Это этап переосмысления, перерождения. Ну и третий — это новый расцвет, возрождение. До конца зимы альбом будет выпущен на носителях — сейчас мы в поисках лейбла. Хотим, чтобы был настоящий «кругляш». Все, конечно, качают из сети, но есть единицы, которые предпочитают приобретать себе в коллекцию настоящий компакт-диск, с буклетом, красивым оформлением, текстами и фотографиями. Мы почитатели аналогового звучания, естественного поведения и всего натурального, природного и настоящего.

— Большое внимание уделяете текстам?
— Тексты у нас с юмором, сарказмом, иронией. Их могут понять абсолютно не так, как задумывалось изначально, но всех нас устраивает созвучие композиций и текстов. Музыка и слова пишутся отдельно, но сочетаются органично. Всегда под рукой, рядом с подушкой, лежит блокнот и карандаш — вдруг что осенит во сне. Ты просыпаешься — и уже нашептываешь.

— Bonecracker — трэш-метал-банда. Каким вы видите будущее этого направления?
— Мы одни из пионеров возрождения трэш-метала. Во-первых, в Омске. Во-вторых, трэш вообще сейчас набирает популярность по всему миру. Но мы не гонимся опять же за трендом и всеобщим вниманием. В любом случае мы его достойны, потому что мы есть. Мы не хотим писать для контракта. Напишем — лейбл сам нас найдет.

— Но дохода вам пока музыка не приносит?
— Не нам музыка дает — мы вкладываем в нее на данном этапе. Покупка инструментов, шнуров, микрофонов — это входит в семейный бюджет каждого из нас, но нисколько не тяготит. Без этой компании жизнь была бы серой, обыденной, обывательской, что мы и высмеиваем в песнях — людей, которые радуются каждому вечеру, проведенному у телевизора, у которых одни и те же интересы. Мы хотим показать, что есть возможность украсить жизнь разнообразием ярких моментов.

Анастасия Гусенцова
Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.