Класс

Класс

06 марта 2013 09.40Общество

Алекс Мелентьев: «В свое время разрисовал весь район — гулял как по собственной галерее»

«Ну что за профессия — граффитчик! — скажете вы. — Разрисовывать стены и заборы — невеликое дело!» Однако есть среди уличных художников и те, кто превратил это увлечение в дело всей жизни. Один из них — граффитчик Алекс Мелентьев (псевдоним — Alex 214). В прошлом он активно «бомбил» городские заборы, а сейчас зарабатывает своим творчеством. Его рисунки украшают стены элитных коттеджей, ресторанов и клубов Омска. О своем необычном ремесле и бурной «бомберской» молодости Алекс Мелентьев рассказал «Классу».
Алекс Мелентьев: «В свое время разрисовал весь район — гулял как по собственной галерее»

«Ну что за профессия — граффитчик! — скажете вы. — Разрисовывать стены и заборы — невеликое дело!» Однако есть среди уличных художников и те, кто превратил это увлечение в дело всей жизни. Один из них — граффитчик Алекс Мелентьев (псевдоним — Alex 214). В прошлом он активно «бомбил» городские заборы, а сейчас зарабатывает своим творчеством. Его рисунки украшают стены элитных коттеджей, ресторанов и клубов Омска. О своем необычном ремесле и бурной «бомберской» молодости Алекс Мелентьев рассказал «Классу».

— Расскажи, когда ты начал рисовать? Есть ли у тебя художественное образование?
— Я увлекся уличной арт-культурой в 1994 году. Катался на роликах, потом начал танцевать брейк и вскоре добрался до граффити. Сначала рисовал с помощью кистей и гуаши, разбавленной олифой, но когда были деньги на баллончики с краской, радостно творил с их помощью. Рисование увлекало меня еще в школе: разрисовывал парты на одном уроке — а на следующем вызывали их отмывать. После школы наносил на стены рисунки с последних страниц тетради. В 1998 году граффити в Омске создавали всего 5-6 человек, которые всегда были в курсе того, кто, что и где рисует. Была некая конкуренция, хотелось сделать круче, чем у других. И зрителям это нравилось! Мы отмечали свои территории яркими узорами, а на центральной стене сделали halloffame (зал славы). Это занятие помогло мне выбрать дальнейший путь: после школы решил пойти учиться на дизайнера. В политехе я впервые столкнулся со школой рисования. При этом граффити меня «вставляло» все больше и больше. В результате, когда я провел за рисованием на стенах несколько месяцев, забыв про универ, оказалось, что я пропустил сессию и меня уже отчислили. Конечно, я потом восстановился, но когда вставал выбор между граффити и учебой, я по-прежнему легко «забивал» на второе. Универ дает большой пинок, а в каком направлении лететь, каждый выбирает сам! Окончив вуз, я получил диплом, но в руки его больше не брал. Дизайнера, как оказалось, выбирают не по бумажкам, а по работам.

— Ты как-то сказал, что в детстве полностью разрисовал свою комнату — от пола до потолка. Как к этому отнеслись родители?
— Помню, мама зашла в комнату, когда на стенах было несколько граффити-каракуль, посмотрела, оценила и похвалила. Когда она зашла в следующий раз, стены были разрисованы уже практически полностью — и тоже ничего плохого не последовало. Потом потолок, пол — и понеслась... Я считаю, это правильное воспитание — никаких ограничений. Не знаю, как сложилась бы моя судьба, если бы тогда меня просто отругали и запретили пачкать стены.

— Помнишь свой первый уличный граффити-рисунок? Где и что это было?
— Помню один из первых рисунков — большая и яркая работа возле торгового дома «Любинский». После нее про нас начали говорить. До сих пор недоделанная работа есть на входе в бомбоубежище возле 37-й школы. Тогда возникли проблемы с охранниками, помню, как заливал своей кровью машину милиции. Еще был забор на Масленникова — тогда его только-только поставили и покрасили в идеально белый цвет (да-да, он когда-то был просто белый). Тогда я рисовал и шрифты, и персонажей. Писал все, что в голову взбредет, в основном на английском языке.

— Что именно толкнуло тебя первый раз выйти на улицу «бомбить» городские стены? Желание украсить пространство вокруг себя? Оставить свой след?
— И то и другое. Было большое желание украсить свой район. Появилась возможность, и мы с моим другом ее не упустили. После одного граффити-фестиваля у нас осталось очень много краски. Мы выходили каждый день во двор на улице Нейбута и раскрашивали то трансформаторные будки, то подъезды домов. Когда двора стало мало, перебрались на стены у «Горбатого» моста. Было круто ходить по этой собственной галерее! В наш двор приезжали люди с разных районов города, фотографировались, снимали репортажи.

melentev1
— Нередко граффитчиков считают вандалами, а их работы шедеврами не назовешь. Как ты относишься к некачественному граффити в городе?
— В тусовке граффитчиков есть свои негласные правила: не трогать стены администраций, религиозных объектов, не рисовать на памятниках. По сути, для легальных граффити места нет — каждая стена или забор являются чьей-то собственностью. Граффитчик может сам выбрать, где ему рисовать, но при этом помнить 214-ю статью УК РФ («Вандализм») и осознавать последствия своих действий.
Мы в свое время разрисовывали район, в котором жили, практически весь, и ни у кого не спрашивали разрешения. Люди видели, что у нас получается красиво, и относились к этому только положительно. Естественно, если ты своим баллончиком только пачкаешь стены, то и отношение к тебе будет другое. Я люблю «законные стенки»: перед тем, как начать рисовать, я нахожу собственника и объясняю, кто я и что собираюсь сделать. Как правило, мое предложение воспринимается на ура, ведь многие люди готовы платить за искусство, а в данном случае им предлагают украсить стену или забор бесплатно. Но это касается только тех стен, где я хочу что-то нарисовать сам, а не тех, где меня просят это сделать. Такой подход позволяет спокойно сделать качественный рисунок, что, конечно, влияет и на впечатление от всего граффити в городе.

— Не так давно в Омске появился некто Slava, который всюду оставляет свои автографы. Хочет прославиться?
— Раньше он писал другое, а теперь отмечается так. Он активный «бомбер», и когда-нибудь ему за это оторвут руки (смеется). «Бомбинг» — это одно из направлений граффити. Тоже своего рода мастерство — быстро и качественно «повесить флоп» (нанести примитивный, повторяющийся рисунок). Мне кажется, в масштабах Омска ему просто тесно. Зато теперь «благодаря» этому парню наш город выглядит как какое-то гетто.

— Месяц назад в Подмосковье 70 подростков полностью, вместе с окнами, закрасили вагоны электрички. Как это ты назовешь — вандализмом или стрит-артом?
— Это тоже еще одно из направлений граффити — «трейнбомбинг». Респект ребятам за организованность, но в целом «трэйнбомбинг» я не одобряю. Я никогда не рисовал на поездах, и мне это не интересно. Адреналина и так по жизни хватает.

— Сейчас ты рисуешь на заказ — оформляешь интерьеры клубов, коттеджей. Ты сам предлагаешь сюжеты настенной росписи? Или клиенты предъявляют жесткие требования к тому, что они хотят видеть?
— У нас сложилась команда профессиональных художников, мы выполняем коммерческие заказы. Не всегда люди знают, что именно они хотят увидеть у себя на стене, а у нашей команды — большой опыт в оформлении помещений, поэтому мы можем подтолкнуть заказчика в нужном направлении. Если нас что-то не устроит — эскиз или общение с клиентом — легко можем отказаться от заказа.

melentev2

— Есть ли какое-то принципиальное отличие между граффитчиком и художником?
— Я думаю, мы смотрим в одном направлении. Граффити — это тоже искусство, а баллон краски — инструмент. Если руки растут откуда надо, то реализовать свое мастерство можно и на холсте, и на фасаде.

— А ты считаешь себя художником?
— Я скорее монументалист.

— Какие материалы ты используешь?
— Не ограничиваю себя в выборе материалов. Работаю всем, что есть и что нужно для конкретной работы. В интерьерной живописи обычно использую баллоны, аэрограф и кисти.

— Есть ли у тебя любимая работа?
— Все работы любимые. А вообще, всегда самая любимая работа — это та, которую сделал последней. Но таковой она остается недолго.

— В каких еще направлениях помимо граффити ты работаешь?
— Недавно открыл для себя такое направление искусства, как мадоннари, — объемные рисунки на полу. Очень нравится ломать плоскости реалистичными картинами. Также занимаюсь аэрографией. В этом сезоне хотим предложить омичам оригинальную покраску автомобилей. Не аэрографию в привычном ее понимании — какую-нибудь кошечку на крыло, а дизайнерски раскрашенный необычными красками в самых разных сочетаниях автомобиль. По-прежнему рисуем граффити на улицах в разных городах. Также пишу холсты акрилом и маслом. В общем, кручусь, как хочу.

— А как отдыхаешь? Знаю, что ты любишь активный отдых.
— Я уже забыл, что такое отдых. Раньше мог себе позволить сесть на велик и прокатиться по стране, а последние полгода рисую каждый день с утра до вечера. Хотя я и не напрягаюсь слишком сильно. Просто занимаюсь любимым делом, и мне это нравится.

— У тебя недавно родилась дочь. Ждешь тот момент, когда впервые она возьмет в руки кисть и что-то нарисует?
— Таиська Великолепная, уверен, пойдет в правильном направлении. При таких родителях вряд ли будет по хмурым подъездам тусоваться (смеется). Сейчас ей всего три месяца, но к лету она уже освоит велопутешествие, а может, и попробует порисовать на стене.

Блиц
Я счастлив… когда все хорошо.
Больше всего я боюсь… ничего не боюсь.
Через десять лет я… буду еще круче.
Мой самый безумный поступок… сальто с моста в Омку.
Мой день начинается… с общения с дочерью.
Мой вечер заканчивается… тисканьем дочери.
Я восхищаюсь… пробивными людьми.
Мой кумир… Даниляша (художник Morik).
Если бы у меня был миллион… я бы его потратил.
Я хочу научиться… летать.
Любовь для меня… это семья.


Анастасия Шугаева
Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.