Класс

Класс

03 апреля 2013 08.52Общество

Вячеслав Ямбор: «Какой режиссер не мечтает поставить "Гамлета"»

В марте этого года в «ТОП-театре» (бывшем театре-студии А. Гончарука) начала свою работу «Лаборатория молодой режиссуры». В рамках этого проекта в Омск приехали три начинающих режиссера из Москвы, чтобы представить свои эскизные постановки. В их числе оказался и сменивший место жительства омич Вячеслав Ямбор, актер и студент режиссерского факультета ГИТИСа. О том, почему актер становится режиссером и куда движется современный театр, «Класс» пообщался с Вячеславом.
Вячеслав Ямбор: «Какой режиссер не мечтает поставить "Гамлета"»

В марте этого года в «ТОП-театре» (бывшем театре-студии А. Гончарука) начала свою работу «Лаборатория молодой режиссуры». В рамках этого проекта в Омск приехали три начинающих режиссера из Москвы, чтобы представить свои эскизные постановки. В их числе оказался и сменивший место жительства омич Вячеслав Ямбор, актер и студент режиссерского факультета ГИТИСа. О том, почему актер становится режиссером и куда движется современный театр, «Класс» пообщался с Вячеславом.

— Вы какое-то время жили в Омске и даже учились в ОмЮИ. Хотели работать в органах?
— Да, я отучился там год и ушел. Там можно получить хорошее юридическое образование. Однако решение о моем поступлении туда было принято в большей степени моими родителями, а не мной. В процессе обучения я понял, что это совершенно не мое. Я считаю, что в человеке, прежде всего, важна личность, которая должна быть максимально цельной. Мне хочется, чтобы меня окружали люди цельные, и сам я стремлюсь к тому, чтобы быть таким. А в той профессии, которую я чуть не избрал, достичь этого очень сложно. К тому же получать команды и беспрекословно их исполнять — это не для меня. Я хочу сам отдавать себе приказы.

— А с чего начался ваш творческий путь как актера?
— Где-то после девятого класса я пришел в литературный любительский театр «Риф». Его руководителем была и остается бессменная Маркина Юлия Гавриловна. Именно она привила мне любовь к поэзии и театру, к слову вообще, стала моим первым учителем. Это театр-семья. Та атмосфера, которая там была, те вещи, о которых мы говорили и которые делали, — все это направило меня на тот путь, по которому я продолжаю идти. До того как я попал в «Риф», я был в театре пару раз вместе со школьным классом и вообще был очень далек от этого вида искусства.

— Как же тогда вас занесло в «Риф»?
— В то время в моей жизни был очень тяжелый период. У меня умер отец, и я совсем расклеился. Стал рок-н-роллить, панковать от безысходности. И тогда мой друг привел меня в «Риф». Я пришел туда в полнейшем душевном раздрае и именно там нашел то тепло, которое мне тогда было так необходимо.

— После ОмЮИ вы пробовали поступать на факультет культуры ОмГУ. Почему не стали учиться там?
— Не хочется говорить ничего дурного про этот вуз, скажем просто, что у меня с ним не сложилось. Но я все же планировал получить образование в Омске. Я поступил на актерский курс Владимира Сергеевича Петрова, в те времена главного режиссера Омского театра драмы. У него я проучился два года, но потом у Петрова закончился контракт, и он уехал из города. А я считаю, что актера должен учить режиссер. Режиссер-педагог, мыслящий, ставящий. При всем моем уважении к педагогам того же факультета культуры ОмГУ они не практикующие режиссеры, хотя многое могут дать студентам. Я посчитал, что без Петрова мне в этом городе делать нечего. Кроме того, в тот период я сломал позвоночник и думал, что актером быть уже не смогу. Поэтому принял решение ехать в Екатеринбург и поступать на режиссуру к мастеру Вячеславу Всеволодовичу Кокорину. Он же решил, что мое место все же на актерском курсе. И я ему поверил.

— Получается, что сейчас вы вернулись к тому, с чего хотелось начать?
— Похоже на то.

— Может быть, это тоже связано с тем, что вам больше нравится отдавать приказы, чем получать?
—Знаете, я сейчас начал отдавать приказы как режиссер и понял, что мне также нравится их получать как актеру. В этой профессии вообще немного другие правила. Здесь нет просто приказов и исполнителей. Театр — это коллективное творчество. Если нет сплоченной команды, ничего не получится. Какой бы ни был гениальный режиссер и актеры, если они друг с другом в плохих отношениях, ничего хорошего из этого не получится. Даже в самом профессионально поставленном спектакле будет чувствоваться что-то такое, что будет портить всю картину. Скорее, мое нынешнее режиссерство — это продукт спонтанной жизнедеятельности. Я решил поступать на режиссуру просто потому, что хотел попробовать. И попробовал.

— В каком качестве вам комфортнее — актера или режиссера?
— И там и там мучительно. Наверное, в актерской шкуре мне более комфортно, потому что я уже знаю, что и как нужно делать, благодаря своему опыту. У меня есть определенный «сундучок инструментов», которые я умею применять. С режиссурой пока сложнее, потому что нет необходимого опыта и того самого инструментального багажа. Но вообще, работа над каждой новой ролью для актера — это сладкое мучение. Каждый раз выходишь на сцену как впервые. И каждый раз это большой стресс. Я думаю, так происходит у всех профессиональных артистов.

jambor2

— А как боретесь с этими переживаниями?
— Самое главное — перешагнуть через себя и выйти на сцену. Самое волнительное — это сделать шаг из-за кулис в неизвестность. Тебя трясет, пока ты не знаешь, что там. А когда ты все же переступаешь этот барьер и оказываешься на сцене — ты уже вполне конкретный персонаж, начинаешь заниматься делом — и страх пропадает.

— Вообще, это довольно частое явление, когда актеры со временем приходят в режиссуру. Как вы думаете, с чем это связано?
— Наверное, это происходит, когда у актера возникает непреодолимое желание высказаться. Хотя в процентном соотношении не так уж и много актеров становится режиссерами. Что касается меня, то я актером точно недоработал. Еще лет десять я с удовольствием выходил бы на подмостки. Сейчас из-за учебного процесса в ГИТИСе я редко это делаю, хотя очень скучаю по сцене. Обязательно вернусь к актерской игре. Главное, чтобы кто-нибудь из режиссеров меня позвал.

— Омск называют театральной столицей Сибири. Вы с этим согласны?
— Сложно сказать. Конечно, хорошо, что в Омске есть хорошие театры. Но мне кажется, что за последние 10-15 лет здесь многое изменилось. Театр сейчас, к сожалению, превращается в сферу услуг, а не творчества. Многие режиссеры идут на поводу у публики, вместо того чтобы подтягивать ее за собой. Может быть, это просто мои детские впечатления, но мне кажется, что раньше были более интересные спектакли, более смелые молодые режиссеры. Вообще, театр сейчас сильно меняется и не известно, каким он будет в итоге. Это связано и с политической ситуацией в стране, и с законами, которые принимаются. Если театр перейдет на самостоятельное обеспечение, он станет совсем другим. А я еще помню, как лет десять назад ехал в троллейбусе и рядом две женщины обсуждали премьеру в Омской драме. И я думал, как это здорово, какой театральный наш город, раз премьера в театре может стать таким значительным событием даже для простых жителей. Мне кажется, что сейчас публика поменялась.

— Расскажите, о той постановке, которую вы привезли в «ТОП-театр».
— Эта затея случайно придумалась моими московскими друзьями — композитором Ольгой Шайдулиной и художником Марией Вольской, и я в нее влился. Мы размышляли по поводу произведения Володина «С любимыми не расставайтесь». Разговаривали о том, как всем надоел «скучный» Володин: в советских постановках мы всегда видели его героев честными, но ошибающимися людьми… Нам захотелось показать это замечательное произведение совсем с другой стороны. Мы придумали поставить его в необычном жанре кабаре, чтобы заставить текст звучать по-другому, вывернуть суставчики, так сказать. А потом нынешний руководитель «ТОП-театра» Игорь Леонидович Григурко позвонил мне и спросил, есть ли какие-то идеи. Я предложил эту интерпретацию, и он сказал, что это может быть действительно интересно. Мы решили попробовать.

— Театр многие воспринимают как коллектив, пронизанный кознями и интригами. Так ли это на самом деле?
— Мне кажется, что в любом коллективе есть интриги и в театре этого не больше, чем где либо. Театральная труппа — это такой же живой организм, в котором возможно все. Современное общество пронизано негативом, поэтому в любой сфере жизни, в любой общности людей можно с ним столкнуться. Мне довелось бывать на корпоративах в крупных бизнес-организациях, и там отношения между сотрудниками гораздо жестче, чем в театральной среде, потому что они замешаны на деньгах и власти.

— У вас есть какая-то роль, которую вы мечтаете сыграть?
— Поймите, можно сыграть Гамлета у режиссера Васи Пупкина, а можно сыграть незначительную роль у Питера Брука. Я бы предпочел второй вариант. Дело не в имени персонажа и не в названии постановки, а в команде и в человеке, с которым хочется поработать.

— А что вы мечтаете поставить?
— Хотелось бы что-то сделать с романом Саши Соколова «Школа для дураков». Это моя мечта, но почему-то чем ближе я к ней, тем дальше она от меня. Ну и, конечно, какой режиссер не хочет поставить «Гамлета»?


Блиц
Я счастлив, когда… друзья рядом.
Больше всего я боюсь… одиночества.
Если бы у меня был миллион… построил бы театр и стал бы помогать детям.
Мой день начинается… с неприятия действительности.
Мой вечер заканчивается… бессонницей.
Через десять лет я… точно такой же.
Я восхищаюсь… цельными людьми.
Любовь для меня… всепрощение.
Самый безумный поступок… вся моя жизнь — безумие.
Я хочу научиться… музыке.
Анастасия Шугаева
Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.