Деловой Омск

Деловой Омск

14 января 2014 05.13Интервью

Григорий Никифоров: «Не было задачи «не пущать»

Прогремевший в Омске проект общественников «Городской каток» прекратил свою деятельность, едва начав работу. Омские СМИ со ссылкой на организаторов проекта обвинили в закрытии катка городских чиновников и особенно директора Омской крепости Григория Никифорова. «ДО» побеседовал с руководителем крепости, чтобы узнать: почему же не состоялся общественный проект, который был всецело поддержан городскими властями.

Григорий Никифоров: «Не было задачи «не пущать»

Григорий Евгеньевич, правильно ли говорить, что вы без восторга приняли идею общественников организовать каток в Омской крепости?

— Я работаю здесь с 2010 года, и несколько лет мы сами делали небольшой каток на территории. Заливали, чистили, создавали музыкальное сопровождение и иллюминацию. Поэтому нам идея инициативной группы сразу понравилась. Конечно, мы не могли согласиться со всеми предложениями активистов. Омская крепость — это комплекс зданий, их нужно обслуживать, обеспечивать к ним доступ. Поэтому близко к зданиям заливать каток нельзя. Мы собрали активистов, все им объяснили. Хотя было видно, что ребятам не по душе этот небольшой набор ограничений. Они хотели залить практически всю территорию, в результате чего доступа не было бы не только к Денежной кладовой, но и к Тобольским воротам.

Тем не менее идею стали-таки реализовывать?

— Когда выпал первый снег, мы начали сооружать ограничивающие бортики. Звонили общественникам, но ребята либо не отвечали, либо говорили, что заняты. И мы сформировали без их участия два катка без соединения. Им это снова не понравилось. Хотя они фактически свалили на нас всю работу: заливку, очистку катка. А у нас даже техники специальной нет. Обо всем пришлось договариваться. Мы с коллегами в выходные шли, брали лопаты, делали бортики, а активисты говорили, что мы только все портим.

С ваших слов получается, что на вас свесили всю работу, а организаторы в ней не участвовали?

— Я не хочу сказать, что организаторы из «Придуманного города» совсем не помогали: нет, время от времени они выходили на объект. Но я не могу сказать, что их численность была достаточно большой.

Если верить СМИ, то конфликт разгорелся из-за просверленных девяти отверстий в стене для укрепления фонариков?

— Общественники хотели украшать гирляндами и прожекторами территорию катка. Мы сразу сказали, что мы «за». Даем точки подключения и денег за это не возьмем. Но одно условие: не просверливать дырки на фасадах. Потому что и Денежная кладовая, и Тобольские ворота — это уже отреставрированные здания. Тем не менее в выходные мне звонят охранники и сообщают, что организаторы вызвали электрика и крепят гирлянды прямо на фасад здания.

Стоило ли вызывать полицию, ведь люди признали свою ошибку?

— Это здание в городской собственности. И все изменения фасада делаются по проекту. Понятно, что в условиях отрицательной температуры на улице те девять просверленных дырок сейчас заделать нельзя. Я предложил организаторам написать в произвольной форме бумагу, что они обязуются устранить нанесенные повреждения. Там нужно было только зашпатлевать и покрасить. Цена вопроса небольшая. Но почему-то никто не согласился на это. Тогда я решил вызвать полицию, чтобы установить сам факт произошедшего. Потому что я за это здание отвечаю и вынужден буду делать ремонт сам. И даже это я не считаю конфликтом — это рабочий момент. Хотя странно, что наши предупреждения не услышали, а может, не захотели с ними считаться.

Но раз не было конфликта, почему каток оказался закрыт?

— Каток и сейчас работает! В работе катка ничего не меняется. Уходят общественники, но что поделать! Мы ведь собирали организаторов после того, как они отказались от проекта. Хотели поговорить. Но они стояли на своей позиции: что наша работа им не нравится, и они не хотят в этом участвовать.

Если верить организаторам, работники Омской крепости все время мешали реализации проекта. Активисты утверждают, что в крепости снег убрали на том месте, где должен был быть каток, и его пришлось возвращать. Говорят они и об организации альтернативного киоска по заточке коньков, цены в котором были вдвое выше тех, что предлагала муниципальная компания «Спортсервис»...

— Расскажу по порядку. Что касается снега, я уже говорил, что мы звонили организаторам и звали формировать бортики будущего катка. А когда мы бортики сформировали — мы начали убирать территорию и прочистили те проходы и дорожки, которые нужны нам для обслуживания зданий. Специально мы никому не хотели помешать. Если говорить о коммерческой заточке коньков, то ее осуществлял предприниматель, который арендует землю под тир. В зимнее время стрелять люди не приходят, и он решил заработать на заточке.

Кстати, организаторы утверждают, что работники крепости изначально чуть ли не саботировали идею катка: говорят, даже специально повреждали лед и заливали его горячей водой...

— Это не так. К нам приезжали специалисты по заливке льда со стадиона «Юность». И если мы где-то использовали горячую воду, то на то были свои причины. Правую часть катка заливали общественники. И сделали это не очень хорошо. Не в упрек им будет сказано. После такой заливки лед был неровным. Поэтому мы полкатка закрывали и пытались отремонтировать его. Насыпали снег и плавили горячей водой — чтобы выровнять поверхность.

А как быть с разговорами о том, что в крепости общественникам запретили организовать горячее питание...

— У нас изначально была схема расстановки — два мобильных кафе. И в первый день работы, 28 декабря, эти две точки общепита и работали. Никто из наших охранников не получал распоряжения не пускать кафе на территорию крепости. Организаторы в СМИ заявили, что, дескать, директор все запретил. Но это не так. Мы всегда приветствуем, чтобы было горячее питание. Правда, только в тех местах, где мы согласовали. Я спрашивал у охранника, кто не пускал кафе на территорию, но он написал в объяснительной, что никто не обращался с желанием проехать.

Зачем, по вашему мнению, общественникам нагнетать такие страсти, вместо того, чтобы просто реализовать проект, который они сами придумали?

— Я думаю, что с самого начала ребята были слегка заряжены в том ключе, что наша задача им мешать и «не пущать»...

Вы говорите, что у общественников был изначальный протест против чиновников. А у вас не было настороженности, что придут какие-то люди и будут реализовывать какие-то непонятные проекты?

— Не буду скрывать, была. На территорию порой приходят ребята с баллончиками и расписывают стены или ставят велосипед на заднее колесо и передним мажут Тобольские ворота. А мы потом вынуждены это закрашивать.

Но это же разные люди. Очевидно, что общественники не собирались портить стены крепости. Они организовали два городских пикника и не были замечены в каком-то вредительстве...

— Да, я, кстати, в пикнике тоже участвовал. Мы организовали буккросинг от Омской крепости. Но и утверждать, что они вдвоем-втроем взяли и организовали весь пикник — нельзя. Там принимали участие люди из многих департаментов мэрии. Это была коллективная работа. И после пикника многие коллеги из администрации говорили, что ребята-организаторы, извините, скандальные.

Но суть-то пикника была в том, что они эту идею придумали и приглашали других к участию.

— Идея хорошая, но там-то все просто. Городской пикник — зеленое поле, ограниченное забором и дорогой. Там стелили коврики и пили чай.

Программу придумать не так-то просто...

— Я не спорю. Ребята — молодцы. Мы поэтому сразу поддержали идею с городским катком. Хотя мы понимали, что основная работа упадет на нас.

У многих омичей создается впечатление, что Омская крепость сейчас — это мертвая зона, где ничего не происходит. И организаторы «Городского катка» хоть как-то попытались расшевелить сонное царство в самом сердце города.

— Неправильно считать, что мы ничего не делаем. Нам часто пишут организации с просьбой провести экскурсии. В том числе и автобусные по городу. Когда крепость уже будет отреставрирована, в ней появится и другой функционал. Просто должно пройти время на реконструкцию.

Как вы оказались в должности директора Омской крепости?

— Предложили, была свободная вакансия. Я согласился.

А до этого вы чем занимались?

— Много чем занимался. Работал. В разных сферах и областях. Был военным, получил звание офицера запаса и работал потом в правоохранительных органах. В советское время и в стройотрядах трудился. Кстати, с 1983 по 1986 год работали вместе с мэром Вячеславом Двораковским.

Звучали мнения, что психологическая причина конфликта как раз и состояла в этом, мол, пришел военный и хотел всех построить...

— Дисциплина нужна в любом деле. Но как бы там ни было, никто никого не заставляет ходить строем. Мы такие же люди, как и общественники: интернет любим, так же, как и они, на природу ездим. И на коньках и лыжах катаемся. Нельзя сказать, что в крепости сидят люди чуть ли не в солдатских сапогах и никому ничего не дают делать. Глупости это.

А вообще на чем Омская крепость сегодня зарабатывает деньги?

— Платные экскурсии проводим. Еще ремесленники арендуют помещения за небольшую плату. А предпринимателей, которые торгуют кукурузой и мясом с мангала на катке, мы сами пригласили, потому что не было кафе на территории. Но они нам ничего не платят. Просто пришли и продают.

И сколько денег получает крепость за аренду и экскурсии?

— Порядка 200 тысяч в год. Это не много. Эти деньги идут на покупку расходных материалов, моющих средств, оборудования, на уборку территории.

Вы участвовали в подготовке проекта реконструкции Омской крепости, когда чиновники вместо обещанных федерацией 2 млрд рублей попросили 500 млн?

— Да, этот процесс тянется с 2009 года. Вот есть у нас восемь зданий, которые нужно реконструировать. Мэрия заказала проекты на эти здания — вот и получилась сумма чуть больше 500 млн рублей. Сейчас рассматривается возможность проект расширить: прихватить улицу Музейную, ТЭЦ-1. Проблема в том, что за подготовку проекта нужно платить, а денег у мэрии на это может не найтись. При этом без проекта Москва финансирование не выделит.

А как же Воскресенский собор?

— Собор невозможно восстановить. Там рядом жилой дом стоит. Стенка в стенку.

Но ведь была же задача восстановить собор, предыдущий губернатор очень хотел...

— Я об этом слышал, знаю даже, что есть проект «Мостовика» по восстановлению собора. Но я не знаю, чем эта работа закончилась.

Комментарий
Роман Ковалев, соорганизатор «Городского катка»

— Широкое общественное мнение всегда все уравнивает. Сложно поверить в абсолютное зло и тем более в абсолютное добро. Так уж устроен человеческий мозг: разбираться не любит и предпочитает назначить обе стороны виноватыми или глупыми. Так проще.

С похожей ситуацией мы столкнулись после закрытия проекта «Городской каток». Это для нас он был важной частью жизни, для общества это всего лишь минутный сюжет. Какие-то «общественники» что-то там пытались сделать и не поделили с чиновниками что-то. С чиновниками же всегда кто-то что-то не делит. «Обе стороны хороши», — заключает общество и спокойно закрывает страницу. Вышли десятки материалов с нашими подробными комментариями, мы все объяснили и рассказали.

Рассказали, как придумали проект, как согласовали план, как директор снес снежную подушку, необходимую для заливки льда, как не исполнял свои обязанности.

Как в итоге написал на нас заявление в полицию для того, чтобы «показать этой молодежи, которая еще Родине не служила». Для человека, хотя бы немного подходящего к ситуации критично, давно все ясно. Остальные прочитают интервью директора, и поверит ему: «Ну не может же человек во всем обманывать, зачем это ему!» И я здесь ничего не могу поделать, кроме как процитировать Бутусова: «Правда всегда одна…»

Но все же дело не в конкретных действиях или бездействии чиновников. Дело в принципиальном непонимании и неприятии самой возможности того, что люди могут сами, без корыстных целей, без денег госдепа и Кремля конструировать пространство вокруг себя. Каток, пикник — нет никакой разницы. Когда люди независимы и самостоятельны — это незнакомо и страшно. А всему, что незнакомо и страшно, нужно противостоять. Все должно быть по плану.

Александр Набатов

Добавить комментарий
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Преображение 2.0: симфония красоты

Преображение 2.0: симфония красоты

О тенденциях сезона осень-зима'17-18 в косметологии, стрижках, окрашивании, маникюре и визаже. Много важных советов и результат налицо — от специалистов студии «Монро» и мобильной имидж-студии ...

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.