14 января 2014 05.33Политика

Буфет во втором чтении

Редактор «Делового Омска» посетил Госдуму с неофициальным визитом.

Буфет во втором чтении

Будет несколько свободных часов в Москве, не спешите бежать в музеи, рестораны или бутики. Загляните в Государственную Думу и побродите по ее внутренностям — причудливо узким, как кишка, коридорам и красным языкам ковровых дорожек. Здесь можно встретить и карликовых звезд, и настоящие светила. Это место, где рождаются самые смелые законодательные инициативы, и место их последнего пристанища. 

Непременно заскочите в гости к омским депутатам. Только ни в коем случае не предупреждайте их о своем визите заранее — иначе они подготовятся, и вы не отличите их от памятников архитектуры, которыми так богата столица.


Первым делом я отправился к депутату от «Единой России» Виктору Шрейдеру. Есть легенда, что у нас с ним особые отношения. Решил ей воспользоваться. 

— Заходи… Присаживайся… Как твоя фамилия? Отлично! Из Омска? Замечательно! Какое издание? Прекрасно! Одну секунду… — со мной очень вежливо общалась спина московского помощника депутата. Он беседовал, не оборачиваясь, что-то увлеченно изучая в бумагах.

— Виктор Филиппович сейчас на заседании, — мужчина, наконец, повернулся и рассмотрел меня с ног до головы. — Ну-ка напиши на бумаге фамилию и телефон…

Депутат вернется к двум часам.

Я оставил контактные данные.

— Пишешь как курица лапой, — уважительно произнес он, — у меня сын такой же…

На соседнем этаже я нашел кабинет Яна Зелинского от ЛДПР. Он единственный, кто оказался на месте в этот час. Встретил меня депутат очень радушно, хотя и не сразу узнал. Несколько лет назад для одного интернет-проекта он читал мои корявые стихи по мотивам классиков. Но с тех пор набрался опыта и теперь был готов замахнуться уже на весь русский язык.

Зелинский с удовольствием рассказал о своей текущей работе. Его прервал телефонный звонок какого-то журналиста.

— Я решил, что не буду давать комментарии по данной теме… — положил трубку, — Слышали, да? – депутат обратился ко мне, — Владимир Вольфович сказал, чтобы члены партии мяса не ели… Ну, Владимир Вольфович это Владимир Вольфович…

Я напомнил Зелинскому одно его эпохальное выступление перед Владимиром Путиным, когда наш депутат буквально отчитал этого государственного деятеля.

— Коллеги, наверное, сказали: «Ну, молодец!», — предположил я.

— Наоборот! Сказали: «Ян, готовь чемодан…» Другие депутаты просто побоялись — первый созыв же сидят.

Господин Зелинский также рассказал, что получил на днях жалобу, мол, на Бульваре Архитекторов в Омске круглосуточно торгуют водкой.

— Там паспортный стол находится в этом доме. Хочу позвонить Юрию Томчаку (начальник УМВД по Омской области)…

— По спецсвязи? — уточнил я.

— Да нет, по обычной. Пусть полиция прокатится и разберется. А нет — так буду запрос писать.

Зелинский предложил заходить в гости в любое удобное время. Душевный человек, в русском значении этого слова.

Коммунистов Александра Кравца и Олега Денисенко застать на месте не удалось. Трансляция из зала заседания показала, что господин Кравец как раз выступает за трибуной. Денисенко, похоже, был где-то поблизости. По крайней мере, суровый помощник в его кабинете виртуозно объяснил это односложными предложениями-зуботычинами: нельзя, нет, на заседании…

Скромные кабинеты рядовых депутатов блекли на фоне апартаментов председателя комитета по делам материнства и детства Елены Мизулиной. Правда, задушевной беседы о сексуальных дисциплинах у нас не вышло. По той причине, что у госпожи Мизулиной подкачала трудовая дисциплина. Единственная из омских избранников — она не находилась в Госдуме в этот час заседания. Правда, по словам секретаря, все-таки обещала появиться чуть позже.

Примерно такой же многокомнатный кабинет оказался и у председателя комитета по регламенту Сергея Попова. Секретарша холодно отправила меня дальше по цепочке к пресс-секретарю депутата.

— Я журналист из Омска, — в который раз объяснял я ей, — специально приехал, чтобы встретиться с омскими депутатами.

— А с кем уже встретились? — разволновалась помощница.

— С Шрейдером, Зелинским, Кравцом… со всеми, — соврал я.

— Он сейчас на заседании… Там наши вопросы по бюджету… — засуетилась женщина, озабоченно разглядывая свой телефон, и как бы не решаясь сделать первое движение. В итоге набрала номер, и, объяснив шефу ситуацию, передала мне трубку.

— Слушай, ну если б ты меня уважал, ты бы заранее предупредил о приезде, — послышался голос Сергея Попова.
Я попытался объяснить, что главное в этом визите как раз эффект неожиданности.

— Ты понимаешь, что я сейчас с бюджетом страны работаю. Ты понимаешь, что такое бюджет такой страны, как наша?

— Понимаю, — мямлил я.

— Как ты вообще попал сюда?

— Один сенатор помог, — отвечаю.

— Здесь вообще-то Госдума, а не Совет Федерации, — обиделся он, — Вот сейчас все брошу и пойду тебе интервью давать...

— Да я без претензий, Сергей Александрович…

Жестокие короткие гудки прервали нашу беседу.

Через пару минут, подходя к залу заседаний, я увидел знакомое лицо — это был как раз господин Попов. Он уверенно вышел из зала и, спустившись по лестницам на первый этаж, зашел в буфет.

Теперь я лучше понимаю, что такое буфет такой страны, как наша!

Дожидаясь депутата от «Единой России» Ирину Роднину у зала заседаний, я внезапно увидел Виктора Шрейдера. Он спокойно шел через строй думских журналистов, отлично зная, что никто им не заинтересуется.

— Виктор Филиппович, — крикнул я. Он с удивлением посмотрел, мол, господи, и здесь от тебя не скрыться.

Бывшего мэра избирателем не испугаешь. У него всегда под рукой необходимый тоннаж отчетной литературы.

— С тобой мой помощник свяжется, передаст отчеты о моей работе, — весело сообщил Виктор Шрейдер.

Спасибо, я еще прошлогодние не дочитал.

Станислав Жоглик

Добавить комментарий
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.