Класс

Класс

22 августа 2013 06.46Общество

Антон Панькин: «Надо жить на полную, жить там, где ты хочешь»

Лидер группы Spieleband Антон Панькин вместе со своей командой уехал из Омска в Петербург. По его словам, эксперимент «Коммерчески успешный музыкальный коллектив» состоялся — Spieleband востребован в северной столице. Новым проектом Панькина стал эзотерический фестиваль в родном Омске. С музыкантом и историком мы говорили о том, почему для того, чтобы организовать пространство вокруг себя, нужно сначала прийти к миру с самим собой.
Антон Панькин: «Надо жить на полную, жить там, где ты хочешь»


Лидер группы Spieleband Антон Панькин вместе со своей командой уехал из Омска в Петербург. По его словам, эксперимент «Коммерчески успешный музыкальный коллектив» состоялся — Spieleband востребован в северной столице. Новым проектом Панькина стал эзотерический фестиваль в родном Омске. С музыкантом и историком мы говорили о том, почему для того, чтобы организовать пространство вокруг себя, нужно сначала прийти к миру с самим собой.

— Антон, перед «АтмаСферой» прошел Городской пикник. Интересно, что «АтмаСфера» прошла там же, на Березовой, 4. У нас в Омске наконец-то появилось городское общественное пространство? Как вообще оно может формироваться: надо, чтобы появился «горящий» человек, или все общество должно дозреть?
— Ха! Дозреть! Прежде всего, надо сказать, что именно на Березовой мы года четыре назад проводили фестиваль «Барабасы». И уже тогда я обратил внимание на это место. Если же говорить об «АтмаСфере», то этот фестиваль задумывался как выездной, двух- или трехдневный. Я долго искал удобный, актуальный для этого года формат. До определенного момента вообще не было ясно, где проводить фестиваль, на каких условиях. Эта ясность появилась буквально за месяц: сложились идея, команда, условия. Для того чтобы случилось чудо — все это необходимо.

— «АтмаСфера» — это чудо?
— Что я называю чудом? Если говорить о групповой динамике фестиваля, нужна точка начала, когда необходимо сдвинуть все с места. Фестиваль живет своей жизнью: он раскачивается, в середине дня происходит некий всплеск, потом спад, и вечером — если люди сроднились, прониклись, сонастроились — случается вот это чудо. А чудо — это когда организаторы могут спокойно отойти в сторонку, а люди сами знают, куда пойти, чем заняться, как вести себя. Правила становятся негласными.
«АтмаСфера» начинает жить сама по себе. Моя миссия здесь в том, чтобы создать такое чудо. На фестиваль приходят люди, они приносят частичку себя — и если все они оказываются на одной волне, значит, фестиваль удался. А когда фестиваль заканчивается, люди не хотят расходиться, спрашивают: «А когда собираться в следующий раз»? И вот это послевкусие, когда все только-только закончилось, шлейф от фестиваля — это самое ценное. У меня, как у организатора, на следующий день все болит — но я совру, если скажу, что занимаюсь фестивалем не для этого.

— Сколько человек примерно было на фестивале?
— Около полутора тысяч.

— Я тебя давно знаю и помню, что ты всегда больше смотрел в сторону европейской истории, европейской культуры. А «АтмаСфера» — фестиваль восточной культуры. Ну и в целом в Омске сейчас популярно это увлечение Востоком, восточными духовными практиками, восточной культурой. Как в тебе это уживалось?
— Я бы сказал, что это увлечение не столько Востоком, сколько увлечение интуитивным началом. Мне интересно познание себя — через музыку, через общение, через организацию. Мне интересно создание пространств и сред, которые являются интуитивными и самоуправляемыми, создание живых организмов, такого мини-эгрегора.
Восточная философия — это именно интуитивное начало. На Западе же — если брать, например, тему отношений с богом — есть священное писание, буква закона: так написано, написанному верь. А на Востоке — если ты имеешь опыт переживания творца: любовь, страдание — это твой личный опыт и больше ничей. Мне хочется давать людям такой опыт переживания, не учить их чему-то, а создать такое пространство, куда люди могут прийти и этот опыт получить. Человек возьмет только то, что он может принять и поделиться с другими. Сейчас что-то меняется везде, меняется мир — он становится более открытым, становится шире. Безусловно, меняется город Омск. Когда я приезжал в Омск зимой, я почувствовал, что город меняется, что люди уже готовы принять что-то новое. Я искал идею, которую можно предложить омичам, в Санкт-Петербурге. И я рад, что нашел такую идею: фестиваль, в рамках которого люди занимаются свободным творчеством, ведут здоровый образ жизни, ориентированы на духовные практики, на коммуникации, на честное и светлое. Ведь сейчас так мало этого честного и светлого.

— Это зависит от города?
— И Омск, и Санкт-Петербург очень похожи в этом плане. На Западе народ устроился, там хорошо и комфортно, государство о тебе заботится, и люди ищут чего-то нового вовне, но вовне они этого нового не находят. Тогда они начинают искать внутри себя. В России же, особенно в глубинке (хотя Омск — это, конечно, не глубинка), люди ориентированы на первичные ценности, на достаток, комфорт. Самореализация, поиски себя их волнуют в меньшей степени. Многие темы у нас остаются непонятыми, а многие и вовсе под запретом — гласным или негласным. Лично я не придерживаюсь какой-то религии, конфессии, вероисповедания. Я считаю, что у меня свой путь, и я стараюсь идти этим путем. Вообще, я думаю, задача каждого человека — идти своим путем, делать то, что у тебя получается лучше всего. Над жить на полную, жить там, где ты хочешь.

— Ты живешь в Петербурге уже полтора года. Чем ты сейчас там занимаешься?
— Ну как сказать — «живу»? Я приехал в Омск и, надо сказать, подзадержался. В июле у нашей группы Spieleband был тур Челябинск — Екатеринбург — Барнаул — Тюмень — Новосибирск — Тобольск — Омск. Мы активно гастролировали. А до этого мы активно работали в Питере — у нас было по двадцать выступлений в неделю. Среди них — чайные фестивали, свои концерты, сборные концерты, концерты в Новгороде. Нам даже довелось выступить на фестивале «Петроджаз» в Петропавловской крепости, в историческом сердце города. На кельтской сцене фестиваля мы были хедлайнерами, как нас назвали на «Первом канале». Иными словами, эксперимент под названием «Коммерчески успешный проект Spieleband» себя оправдал полностью. Я сделал это — и можно поставить себе «галочку». И что очень важно — эксперимент под названием «Эзотерический фестиваль в Омске» тоже удался. И теперь нужно сделать так, чтобы идея эта жила дальше и притягивала к себе людей.

— Ты вот сейчас сказал о Петропавловской крепости — историческом памятнике, где проходят музыкальные фестивали. В Омске, возможно, будут пытаться делать что-то подобное — в Омской крепости. Как ты к этому относишься — как историк по образованию в том числе?
— У меня с Омской крепостью особые отношения: в 2007 году, когда там еще не было камня и плитки, мы проводили там первый исторический фестиваль «Щит Сибири». Это для меня «земля боевой славы». Именно земля. Когда эту землю закатали в камень, мы ушли оттуда. И мне бы очень хотелось, чтобы в крепости что-то появилось, чтобы там была какая-то жизнь. Если это не деревья, то пусть это будут люди. Чем наполнить это пространство — идей масса, но все они хороши в концептуальном ключе, если это не просто разрозненные идеи, а есть общее начало. Это, в первую очередь, вопрос тщательного планирования. И важно, конечно, понимать, что Омская крепость — это исторический центр города. А что такое «исторический центр»? Это не только условные памятники, это традиции. В Омске сейчас надо формировать традиции — традиции общения, традиции празднования, традиции памяти, традиции организации полезного дела. И если такие традиции будут заложены событиями, если государство будет помогать людям, вполне возможно, Омская крепость станет таким местом, которое будет притягивать к себе людей.

— Ты говоришь о традициях. Но ведь традиции подразумевают передачу опыта, идей, философии от одного поколения к другому. Как быть в такой ситуации, когда из Омска идет огромный отток творческих личностей? Ты пример тому. И много наших с тобой общих знакомых уже давно променяли омскую прописку на «вписку» в столице. Как этому противостоять?
— Надо делать сильные проекты, работать над собой. Надо делать то, что должен — и все. Здесь никто не помощник — ни государство, ни частный капитал. Просто должны быть люди, которые будут воплощать свои идеи. И если это не только тешит эго, но и приносит пользу большому количество людей — это хорошо. В Омске есть такая черта — «болотность», установка людей на процесс, а не на результат. В Омске благоприятная среда, люди ищут, они нуждаются в идеях. Но именно в организационном плане люди настроены на процесс: ведут переговоры, устраивают круглые столы, обсуждают идеи много лет. А в Москве — сегодня встретились, обговорили, завтра деньги перевели, послезавтра сделали проект. Такой скорости в Омске нет, потому что никто не ориентирован на результат. Результат — это капитализация таланта. Если дать людям свободу капитализировать свой талант, у людей появится стимул организовать городское пространство под себя.

— А какова здесь роль государства?
— Государство должно просто не мешать. Да, это не просто — делать большие фестивали, крупные события: это и финансы, и организация, иногда на пути организации интересного дела встает буква закона, не всегда логичная. И вот тут власть должна понять, поддержать и сказать: «Друзья, делайте праздник, раскачивайте наш город — мы даем вам свободу!» Но эта свобода должна сочетаться с экологией человека. Если честно, я не знаю, какие события происходят в Омске сейчас еще — мне в последнее время не интересны чужие маятники. Когда мне говорят о Городском пикнике, про авиашоу — я рад за то, что у людей много идей.

— Какие еще омские места могут стать живым городским пространством?
— Вот, мы сейчас с тобой сидим на «Зеленом острове». Мы тут уже не первый год проводим военно-исторический фестиваль «Щит Сибири». У нас есть идея еще одного фестиваля — зимнее «Ледовое побоище».

— У «АтмаСферы» будет продолжение?
— Да. Мы хотим делать в следующем году «двусоставную» «АтмаСферу» — и в городе, и за городом. Более того, мы хотим проводить такой же фестиваль зимой. Может быть, делать что-то подобное в бизнес-ключе — вроде фестиваля «Шаг к себе», который проводится в Новосибирске, Красноярске — и в этом году была идея провести его в Омске.

— Такие фестивали могут быть коммерчески успешными?
— Да! Безусловно! Это вопрос формата. Если правильно подобрать формат и «попасть» в потребность — то все получится. Все получится, если человек будет понимать, что есть цена, а есть ценность события — что он может прийти на фестиваль, заплатив за вход сто рублей, а унести ценной информации и опыта на сто тысяч — тогда все он не только сам придет, но и приведет с собой друзей. В этом году на фестивале мы опробовали систему donation — когда каждый вносит столько, сколько считает нужным, исходя из возможностей своего бюджета и того, как он оценивает работу тренера на мастер-классе. В том же ключе мы планируем делать другие летние фестивали. Омичи вносили пожертвования на «АтмаСфере», а значит, они оценили наши усилия, и значит, есть смысл продолжать что-то делать в Омске.

Интервью: Александр Жиров
Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.