Класс

Класс

03 сентября 2013 09.39Общество

Максим Диденко: «Тело — главный инструмент для актёра»

Максим Диденко — один из тех, кому удалось не только покинуть Омск, но и добиться успеха за его пределами. Талантливый режиссер, актер и хореограф, омич по рождению и внук известного омского режиссера Любови Ермолаевой, Максим не мыслит театр без танца, духовное без телесного. 30 августа Максим устроил мастер-класс «От замысла к воплощению» для актеров омского Лицейского театра, для чего ненадолго вернулся в родной город. О том, как познать новые возможности своего тела, о любви к театру и смелых актерских экспериментах  Максим рассказал «Классу».
Максим Диденко: «Тело — главный инструмент для актёра»

Максим Диденко — один из тех, кому удалось не только покинуть Омск, но и добиться успеха за его пределами. Талантливый режиссер, актер и хореограф, омич по рождению и внук известного омского режиссера Любови Ермолаевой, Максим не мыслит театр без танца, духовное без телесного. 30 августа Максим устроил мастер-класс «От замысла к воплощению» для актеров омского Лицейского театра, для чего ненадолго вернулся в родной город. О том, как познать новые возможности своего тела, о любви к театру и смелых актерских экспериментах Максим рассказал «Классу».

— Максим, расскажите, в чем особенность вашего сегодняшнего мастер-класса?
— Вообще, я занимаюсь физическим, движенческим театром. А значит, путешествие от замысла к воплощению происходит через движение, танец, при помощи тела. Мой мастер-класс очень физический. В начале я смотрю, как люди умеют общаться со своим телом, обучаю каким-то простым приемам. Мы налаживаем связь между сознанием и телом, которая в современном европейском обществе нарушена. Тело часто воспринимается как функциональное приложение к разного рода механизмам. Оно сидит, стоит, но его истинное значение гораздо глубже.

Я стараюсь разными упражнениями привести внимание людей в обостренное состояние, чтобы они почувствовали свое тело. Все техники, которые я использую, имеют очень древние корни — буддийские, суфийские. Все они связаны с восточными культурами и характерными для них традициями самопознания. Все эти упражнения я накопил в течение жизни и собрал из разных актёрских техник, которыми увлекался, сложил в систему, которая, на самом деле, системой не является — я постоянно импровизирую на занятиях.

— Идея единения разума и тела — это что-то из области йоги, ведь так?
— Конечно. На мой взгляд, тело — это главный инструмент актёра. Ведь одно из главных человеческих чувств — это зрение, и зритель воспринимает театр прежде всего глазами. При этом, как мне кажется, в современном русском драматическом театре вообще отсутствует культура правильного обращения с телом. Именно эту культуру я пытаюсь воссоздать. Это моя сверхзадача.

didenko1

— Вы занимаетесь разными видами театра, участвуете в постановках и как хореограф, и как режиссер, и как актер. Вы еще ищете себя?
— Я очень люблю театр, вырос в этой среде и в своей жизни занимался многими техниками — играл и в пластическом и в драматическом театре, был и танцовщиком, и клоуном, и перформером. Учась в театральной академии в Санкт-Петербурге, я понял, что разделение на дисциплины очень коварно влияет на актерский организм. Разделение на танец, актерское мастерство, вокал и другие дисциплины превращает человека в дракона о четырех головах. Все эти отрасли для него зачастую существуют по отдельности, актер не может соединить их в единый пучок энергии. За редким исключением, конечно. Это огромный путь — соединение всех элементов. Я предпочитаю, как педагог, начинать его с тела.

— Вы собирались снимать фильм по своему мюзиклу «Ленька Пантелеев». Как продвигается работа?
— Продвигается, но очень медленно. Сейчас мы находимся на стадии подготовки, ищем подходящее воплощение для всех наших замыслов, оптимальные художественные и финансовые формы. Кино — это очень дорогое производство, поэтому нам приходится укладываться в определенные рамки.

— Почему в свое время вы выбрали Питер для переезда?
— Так исторически сложилось. Меня потянуло в андеграунд, который здесь цветет пышным цветом. А вообще, мы ведь не всегда ответственны за свой выбор. Иногда нам помогают его сделать какие-то более глобальные вещи. Я несколько раз собирался переехать в Москву, но все время что-то не складывалось. Меня заносило даже в Дрезден и в Прагу, но я неизменно возвращался в Питер. Долгое время в Москве я не мог найти комьюнити, в котором мне было бы комфортно. А в Питере есть сообщество людей, близких мне по духу, с которыми я могу творить. Это же очень важно.

Но я делаю какие-то шаги в столицу, все чаще там бываю. Например, преподаю в школе-студии МХАТ на курсе Брусникина. Мы со студентами уже сделали один спектакль и собираемся делать второй. Кроме того, в Питере я практически не пользуюсь метро, так как живу в центре и практически до любого места могу добраться пешком. Это прекрасный город, в котором я могу позволить себе постоянно находиться в комфортной красивой среде. Это очень ценно для меня. А жить в столице на окраине и тратить огромную часть дня на дорогу — это слишком большая роскошь. Ведь время — это тот ресурс, который никогда не возвращается, и мне бы не хотелось тратить его на что-то странное. Я предпочитаю проводить его максимально круто.

— Вы согласны, что Питер — более благоприятная среда для творческих людей?
— Совсем нет. У Питера и у Москвы своя специфика. В столице все происходит по щелчку. Если есть какая-то интересная идея, тут же найдется возможность для ее реализации. А Питер — это гораздо более «болотистая» местность, в которой от появления идеи до ее воплощения может пройти пару лет. Показательна история с нашим фильмом. Я уверен, если бы мы снимали его в Москве, то уже бы давно закончили. В Питере же все тянется очень долго. Еще пример. Когда меня позвали на курс в МХТ я приступил к работе уже через неделю. Также меня пригласили преподавать на курс Бутусова в театре Ленсовета. Прошел год, и я еще ничего не сделал. Сложно сказать, с чем это связано. Скорее всего, с какими-то биоритмами, с разным мышлением людей. Я уверен, что Омск живет еще более медленной жизнью.

— А что вы преподаете в школе-студии МХАТ?
— Свой метод. У него нет названия. Я считаю, что попытка придумать обозначение делает живое мертвым. Когда мы пытаемся назвать какой-то живой «организм», сделать его конкретным, он постепенно покрывается роговицей и отмирает, уходит в прошлое. Это нужно делать, если хочешь встроиться в академическую систему. Но я этого делать не хочу — не собираюсь писать диссертацию и становиться заведующим кафедрой. Есть масса вещей, которые мне гораздо более интересны. Это в каком-то смысле дилетантский подход, немного детский. Но именно эта детскость и дает жизнь. Мы играем в наши проекты, как дети, но при этом относимся к ним очень серьезно.

didenko2

— А почему ты в свое время бросил театральную академию?

— Актер постоянно находится в тисках ожиданий. Он ждет, что его куда-то позовут, задействуют, ждет съемок. Мне это настолько надоело, что я сбрил свою шевелюру лирического героя и сбежал. Я открыл для себя огромный мир уличного театра, буто, и других направлений, мы жили Дрездене, объездили весь мир, и это было очень круто. Но и там я дошел до какого-то тупика. Вернулся в Питер и мы с моим другом открыли творческое содружество.

Мы арендовали огромный завод, устроили на нем своего рода адский лофт времен 90-х. Нам там постоянно отключали воду, электричество. Мы занимали восемь этажей, там были два клуба, кузница, концертные площадки и еще море всего интересного. Там собиралось огромное количество неформальных людей. Мы организовали про-театральное объединение и занимались таким суровым панк-акционизмом. Например, у нас был спектакль «АД-Данте». Все начиналось с большой дискотеки, посреди которой меня начинали бить прямо в толпе, потом валили на пол, красили красной краской, и я начинал читать «Божественную комедию». А в конце я со свиной головой танцевал в куче слоновьего навоза. Представляете, как бы на такой спектакль отреагировали в Омске?

— Чем вас привлекал панк? Ведь это не слишком популярная тема.
— Я увидел подобные вещи в Дрездене. На улице играла какая-то музыкальная панк-группировка, они вели себя очень странно и неожиданно, и это выбросило меня за рамки реальности. И я подумал, надо замутить что-то подобное у нас. Например, мы придумали четырехдневное действо «Жерминаль», посвященное Французской революции. Все оно представляло собой непрерывную провокацию.

На мой взгляд, панк-эстететика — это сродни карнавалу, петрушечному представлению, когда герои перешагивают границы. Панк и клоун очень близки между собой и даже выглядят похоже. Панк — это смелость, свобода, яркие краски.

Сейчас я ушел от этого направления в академизм. Система государственных театров позволяет использовать более разнообразную палитру. Например, наш спектакль «Ленька Пантелеев» - это тоже своего рода панк. Нам удалось сделать авангардный спектакль, который выглядит как традиционный. Он нравится людям абсолютно любых возрастов. НО! Настоящий панк следует своим путем до конца и помирает молодым, а я люблю жизнь. Поэтому, когда я дошел по пути панка до границы, за которой следовала физическая смерть, остановился. Я получил достаточное количество опыта и попрощался, чтобы идти дальше.



Анастасия Шугаева
Фото: Александр Румянцев и Мария Павлова
Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

В Омской области стартовала прививочная кампания против гриппа. Замминистра здравоохранения Ольга Богданова и начальник отдела эпидемиологического надзора регионального управления Роспотребнадзора Марина Вайтович ...

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.