Класс

Класс

09 сентября 2013 10.48Общество

Константин Гаранин: «Омск — это город, про который можно рассказывать очень мало историй»

5 сентября в рамках конкурса идей «Городское пространство "Омская крепость"» в библиотеке им. А. С. Пушкина прочитал лекцию Константин Гаранин. Куратор проекта Citycelebrity и член жюри конкурса рассказал омичам о маркетинге городских пространств и их привлекательности для власти, инвесторов, туристов и «зрителей». А также об эффективных способах улучшения социальной, культурной, экономической, инвестиционной и коммуникативной среды города.
Константин Гаранин: «Омск — это город, про который можно рассказывать очень мало историй»


5 сентября в рамках конкурса идей «Городское пространство "Омская крепость"» в библиотеке им. А. С. Пушкина прочитал лекцию Константин Гаранин. Куратор проекта Citycelebrity и член жюри конкурса рассказал омичам о маркетинге городских пространств и их привлекательности для власти, инвесторов, туристов и «зрителей». А также об эффективных способах улучшения социальной, культурной, экономической, инвестиционной и коммуникативной среды города.

Выдержки из выступления:

«Для меня маркетинг мест — это не про людей, это про эффективное управление территориями. Урбанисты очень хорошо рассказывают про то, как нужно слушать горожан, как нужно думать о людях. Это всё здорово, но первична территория. Когда вы приходите в пустыню, там людей нет, но эта территория находится в вашей стране и вам нужно придумать, что с этим сделать».

Тренды современности

Инфантильность:
«Технологии так быстро меняются, что мозг не успевает остановиться. То есть постоянное изменение, постоянное обучение становится необходимостью для выживания вида. Мы так много сейчас узнаем нового, каждую секунду, что мозг должен продолжать оставаться в детском состоянии. Это физиологическое состояние».

Информационное общество:
«Дети любят общаться. Мы стали общаться друг с другом в сотни раз больше. Ключевым занятием стало общение».

Рыночность/продуктовость:
«Если раньше мы рынком называли место, потом маркетинговые вещи, то теперь рынком стало всё, потому что рынок стал информационым. Всё, что мы делаем, стало предметом рынка. И этого многие не понимают. Мы на каждом шагу должны доказывать сегодня на рынке, что мы лучше, чем что-то. Коммуникация и информационная составляющая продукта стали ключевыми с точки зрения покупки. Ключевым качеством продукта стала информация о продукте. Раньше мы могли разобраться с продуктом. Но мы утеряли возможность понимать вещи, разбираться в них. Мы стали просвещенными невеждами. Мы оставили себе одну единственную функцию — разбираться в информации об этих вещах. Когда мы приходим к пониманию, что информация стала главным критерием продукта, — каким становится главное качество этого продукта? Коммуникативность, способность общаться с нами, способность продукта о себе рассказывать».

«Сегодня подход в реконструкции городов, в изменении городов лежит в области коммуникации».

«Омск болеет классической болезнью. Омск — это город, про который можно рассказывать очень мало историй. Задача маркетинга территорий — сделать, чтобы про него было что рассказывать. Но у города нет стратегий, нет мерила, которым бы мы мерили, а какие истории мы хотим здесь создавать? Когда мы говорим: "Давайте мы изменим территорию. Мы готовы. Мы можем сейчас создать историю" — историю о чём? Это мерило обычно стратегия, которой у Омска нет"

«И у всех встает вопрос, какая из концепций верная: музей или общественное пространство? Да пофиг! Вообще. Городу наплевать, что там будет, более того, 99% горожан наплевать, что там будет. Не потому, что одна концепция хороша, а другая плохая, или потому, что все такие аморфные. Просто потому, что слово "музей" и слово "общественное пространство" не являются качественными характеристиками. Музеи бывают и хорошие, и плохие. Общественные пространства бывают и хорошие, и плохие. И то и другое бывает к месту, и то и другое бывает не к месту. Что потом с этим будет происходить?»

«Вы пишете эти концепции, как будто вам эти деньги дали. А вам их не дали. А дальше я смотрю на эти презентации с точки зрения того: а дадут ли вам денег?»

«Дав вам деньги, что скажет Мединский? "Я дал деньги на что?" Товарищ сверху спросит».

«Задача разработчиков в первую очередь не о музее думать, а про "ого-го", потому что это деньги государства. Если вы на краудфандинге будете деньги собирать, рассказывайте про городские сообщества, рассказывайте про социалочку, рассказывайте про Достоевского, как вам это нужно. Это другие деньги. Бизнесменам про другое нужно рассказывать. А Путину и Мединскому нужно рассказывать про "ого-го". И ни в одной презентации, которую я видел, ни в одной публикации, а их порядка двадцати, ни в одной группе во "ВКонтакте", а их я посмотрел три, я не увидел ни одного слова про "ого-го". Этот блок — "Почему нам дадут деньги?" — он вообще отсутствует. Читают один абзац. Не будет Мединский читать 153 страницы аморфного текста».

«Нет ответа, почему это нужно городу. Не устроителям или отдельным группам людей, а городу.
Нет пока ни одной коммуникативной идеи, почему нужно дать 2 миллиарда».

«Таким образом, в тех проектах, которые я посмотрел, делается упор на ремонт части города, которой не существует. Не понимаю, зачем нужно возрождать её, зачем закапывать деньги в землю? Но я посторонний человек, а не житель города».

«Синергия с тем, что хочет государство, с тем, что хочет общество, есть синергия с запросом каким-то. Должен появиться какой-то смысл хоть у одного проекта, потому что вам через месяц его нужно сдать, а смысла ни одного нет».

«Если ОНО не появится, Мединский очень удивится».

«Людей слушать надо, людей слушать — хорошо. Эксперт должен слушать людей, чтобы потом скомпилировать всё в своей голове. Очень маленькое количесвто людей умеют видеть будущее. Большинство людей о будущем не могут думать за пределами своей узкой компетенции. Думать о будущем могут только люди, которые на это заточены, когда они собираются специально думать про будущее по определенным технологиям. Это люди, которые вырабатывают привычку выходить за рамки им понятного. Эксперт должен выслушать людей и понять, что ничего не нашёл, что люди ничего не могут для себя придумать и что ему придется для этих людей строить светлое будущее. К сожалению, в большинстве случаев так и происходит».

«В большинстве случаев при таком открытом обсуждении, когда вы говорите "Давайте накидайте идеи" и не даете людям вектор, скорее всего, вы получаете достаточно стандартные ответы и вам нужно решать потом самим».



Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.