Класс

Класс

17 сентября 2013 06.09Город

Карина Куба: «Больно. Дорого. Навсегда»

Один из самых известных в Омске тату-мастеров Карина Куба недавно вернулась с самой престижной в Европе Берлинской тату-конвенции. Карина привезла в Омск два диплома — за первое место в номинации «Малая татуировка» и третье в номинации «Цветная татуировка». Изображение двух спаривающихся северных оленей, которое принесло Карине победу, стало настоящим воплощением фразы «Из Сибири с любовью». О том, есть ли тренды в тату-культуре и возьмут ли человека с «рукавом» работать в банк, читайте в интервью «Классу».
Карина Куба: «Больно. Дорого. Навсегда»


Один из самых известных в Омске тату-мастеров Карина Куба недавно вернулась с самой престижной в Европе Берлинской тату-конвенции. Карина привезла в Омск два диплома — за первое место в номинации «Малая татуировка» и третье в номинации «Цветная татуировка». Изображение двух спаривающихся северных оленей, которое принесло Карине победу, стало настоящим воплощением фразы «Из Сибири с любовью». О том, есть ли тренды в тату-культуре и возьмут ли человека с «рукавом» работать в банк, читайте в интервью «Классу».


— Берлинская конвенция — одно из самых значимых событий в тату-культуре. Какие у тебя впечатления от участия в столь масштабном и серьезном мероприятии?
— Конвенция ежегодная, и в этом году она проходила в 23-й раз. Это одна из самых крупных тату-конвенций в мире. Туда съезжаются самые важные «шишки» тату-культуры, чтобы пообщаться, поделиться опытом, показать себя и посмотреть на других. Безусловно, для меня участие, а тем более победа в таком фестивале — это очень важно.

— Расскажи, как ты готовилась к конвенции?
— Когда везёшь тату на конвенцию, мало просто сделать качественную работу — нужна идея. Так вот, на то, чтобы придумать, что мы повезем в Берлин, у меня ушло полгода. Ещё одна проблема — найти модель. Нужно найти человека, который согласится, «завербовать» его изобразить на нём татуировку и привезти в Берлин, что тоже недёшево. Модель для тату на конвенции находится в центре внимания, на сцене, жюри и зрители пристально рассматривают изображенную на ней работу. 

— Работа, с которой ты победила в номинации «Малая татуировка», очень необычная. Расскажи о ней подробнее.
— Работы, которые мы сделали, изначально были рассчитаны на фестиваль. Это не значит, что кто-то пришёл, заказал себе тату, а мы потом этого человека отправили на конвенцию. Все готовилось заранее. Моя работа, победившая в номинации «Малая татуровка» изображает спаривающихся оленей на снежинке. Вся тату стилизована под ручную вязку. Суть этой номинации — в небольшом размере (до двух сигаретных пачек) максимально проработать детали татуировки, плюс сделать что-то с изюминкой. Я полгода вынашивала эту идею. Изначально хотела сделать тату, вышитую крестиком, но потом подумала, что технически интереснее будет смотреться вязка. Каждый день обдумывала, как это лучше сделать. Однажды я работала, а по «Дискавери» в какой-то момент показали мужика в вязаной шапке, у которой на лбу были изображены спаривающиеся олени. И я подумала: «Вот оно!» И хотя потом выяснилось, что мне показалось и на шапке они совсем даже не спариваются, я решила: пусть у меня олени будут любвеобильными. Снежинка появилась потому, что всю идею с вязаными оленями нужно было воплотить как-то по-женски, ведь моделью для неё стала девочка. На эту работу уже начали появляться копии. 

kuba8

kuba11

В Европе очень ценят русский реализм в татуировках. Недавно в одном немецком журнале о тату вышла статья о конвенции. Так вот, она называлась «Русские наступают», а начиналась со слов «русские оправдали надежды». Наши соотечественники представили множество работ в этом стиле и очень порадовали этим европейцев. Подпись к моей работе с оленями гласила: «Да, они действительно спариваются». С юмором у немцев всё в порядке. В России к фотографии этой работы во «ВКонтакте» нам писали: «А почему у них обоих рога?», подозревая что-то «криминальное». Приходилось объяснять, что у самок северных оленей тоже есть рога. Видимо гулящие самцы наставляют. 



— Насколько я знаю, в Берлине ты не только получала призы, но и работала, делала татуировки посетителям конвенции.
— Нас пригласили поработать в крутой берлинский салон Glorious Ink. Конечно, отказаться мы не могли, решили совместить приятное с полезным. Поэтому сначала поработали 20 дней в салоне, а затем на конвенции. На конвенциях всегда делается что-то простое и небольшое, что можно набить за раз. Люди записывались заранее к определённому мастеру, чтобы сделать небольшую памятную работу. Так же и у меня были определённые запланированные клиенты. Желающих было много — все три дня мы плотно работали, прерываясь только на получение наград. Сидишь, работаешь, тебя объявляют, несешься по головам, быстро получаешь диплом и обратно работать. 

kuba6

kuba7

— А есть какая-то разница между немцами, которые приходят делать тату, и русскими?
— Разный менталитет. Там клиенты более раскрепощённые, готовы делать более развязные тату. Там проще относятся к созданию тату, больше доверяют мастеру. Мне перед конвенцией написала девочка. Сказала, что знакома с моим стилем (я предпочитаю работать в реализме) и что хочет сделать татуировку с оленем. Дальше мне оставалось только найти хорошую фотографию. Согласование у нас с ней было минимальное. Спустя месяц, наш «бемби» попал в известный немецкий журнал «Татумастер». В России согласование эскиза татуировки начинается примерно так: «Я хочу звёздочки на запястье». Приходится убеждать человека, что вот это делать не нужно, вот это тоже не стоит, предлагать свои варианты. В результате вместо чего-то попсового у клиента появляется по-настоящему красивая работа. 

kuba12

— Но Берлин вообще город свободных нравов. А как по-твоему мнению, в Омске до сих пор с предубеждением относятся к людям с татуировками?
— Сейчас с этим стало проще. Я вижу хорошую тенденцию, к людям с тату стали спокойнее относиться, их проще берут на работу. Понятно, что для сотрудников банков, к примеру, татуировки на видных местах неприемлемы, как и для работников некоторых других сфер. При этом к нам часто приходят медицинские работники, врачи делают рукава, и к этому относятся нормально. Я сама сталкивалась с разным отношением к татуированным людям, как с нормальным, так и отрицательным. Причем, негатив есть не только в России. Например, идём мы по улице в Германии. Жарко, все легко одеты, тату у всех видно. Идет мама с дочкой, девочке лет шесть. Малышка спрашивает у мамы по-русски, показывая на меня:
— Мама, что это?
— Это татуировка.
— А что это такое?
— Татуировка – это плохо. Вот тётя вырастет, татуировка ей надоест, а деть её никуда не сможет.

При этом там же, в Германии, ко мне подходили ребята и говорили: «Какая у вас крутая татуировка, вы просто супер!» Так что везде есть противники и сторонники тату-культуры. Но в Европе всё же негатива меньше. 

В России татуировки долгое время были запрещены и развивались только в тюремной среде. И подобные ассоциации остаются до сих пор, хотя и уходят в прошлое вместе с носителями этих глупых советских установок. Молодые ребята относятся к тату гораздо проще. Хотя и среди старшего поколения встречаются исключения. Нашей самой взрослой клиентке 52 года. При этом она сделала всю спину. Человек свободен от стереотипов. Ей нравится привлекать к себе внимание, и она этого не стесняется. Всем бы такими быть. Кстати, глядя на неё, её муж тоже захотел себе тату. 



— Какая мотивация для создания тату является правильной? Стоит ли делать татуировку просто, чтобы сделать татуировку?
— К сожалению, часто молодые люди до 25 лет часто делают тату просто потому, что это модно. Приходится объяснять девочкам, которые просят сделать надпись на запястье love или какой-нибудь знак бесконечности, что такая тату — это всего лишь дань моде. Они не осознают, зачем им это нужно. Я такие вещи не делаю. Мои работы — это картины, настоящая живопись на теле. Это моё лицо, и оно не может быть «никаким» — в виде иероглифов или бабочек. Зачем делать работы, за которые стыдно? Лучше я сделаю что-то, чем будут восхищаться. А вообще, к нам редко заходят случайные люди. Наши клиенты обычно знают, куда они идут. 

kuba5
— Расскажи, какой у тебя алгоритм работы с клиентом? С чего всё начинается?
— Тут два варианта. Либо человек приходит подготовленный и примерно знает, чего хочет. Либо клиент просто говорит, что хочет тату, и совершенно при этом не разбирается в тату-культуре. Приходится долго беседовать, объяснять что хорошо, что плохо. Многие клиенты становятся моими друзьями и впоследствии говорят спасибо за то, что я отговорила их от той ерунды, которую они собирались делать. 
У нас нет воспитания в тату-культуре. Люди часто не понимают, где хорошая работа, а где нет. Есть много тонкостей в оценке татуировки. Правильно ли подобран сюжет, грамотно ли выбрано место. Татуировка ведь как одежда: может скрывать недостатки, а может их подчеркивать. Если тату неправильно размещена на мышце, она может сильно искажаться, подчёркивать какие-то проблемные места. Поэтому тату нужно подбирать сугубо индивидуально. 

— Тату-мастеров ведь нигде не учат?

— Нет, тут нужно найти своего сенсея и заниматься с ним один на один. Здесь невозможна работа в группе, знания передаются от учителя к ученику напрямую. 

— А можешь вспомнить самую странную татуировку, которую тебе приходилось делать?
— Самая странная — это, наверное, мои олени. А вообще, нет ничего плохого в том, чтобы татуировка была немного странной. Это выражение индивидуальности её хозяина. Я не откажусь делать тату только потому, что она странная. Скорее, не стану браться за работу, которая совсем не в моем стиле. Выбирая меня как мастера, человек должен понимать, что у меня свой стиль работы, а значит, и все пожелания буду выполнять в соответствии с ним. Если клиент с этим не согласен, то я его либо отговорю, либо отправлю к другому мастеру. 

— Расскажи о своих татуировках.
— Они появились, когда я уже сама делала тату. С первой вышел казус: я не совсем правильно выбрала мастера. Начали делать, и я поняла, что человек не справится с задачей. Пришлось доделывать самостоятельно. Для второй тату — моего рукава — я выбрала мастера на одной из тату-конвенций. С этой тату мы уже взяли два диплома, но нужно продолжать работу. Ведь татуировку нельзя закончить, ее можно лишь приостановить. На создание рукава ушёл год. Там целый зоопарк: хамелеон, бабочки, морские свинки, всё это в ромашках. Это не какие-то тотемные животные, я их выбирала по принципу «этот зверь мне нравится, этот тоже ничего, сделаю, если останется место». 

— Для тебя смысл татуировки не так важен, как её внешний вид?
— Я вообще не понимаю, почему люди так привязываются к смыслу тату. Мы же не на зоне, и нам не придется отвечать за то, что на нас нарисовано. Почему бы не делать тату просто потому, что картинка красивая, она тебе идёт и ей все восхищаются. Возможно, люди оправдывают свое желание сделать тату, придумывая для этого какой-то высокий смысл. К примеру: «Я сделаю тату, чтоб мне везло в жизни». Сами тату-мастера делают тату просто потому, что они хотят красивую работу. Главное — выбрать правильно мастера и довериться ему на 100%. Все мои самые классные работы были сделаны, когда клиент предоставлял мне полную свободу, ограничивая полёт моей фантазии только определённой тематикой.

kuba10

— Как ты отвлекаешь клиента от боли во время сеанса? 
— Понимаешь, если бы это было на самом деле так больно, люди бы не забивались с ног до головы. Значит, эту боль можно терпеть. По ощущениям это похоже на механическую эпиляцию: сначала кожа привыкает, а через 5-10 минут вырабатывается гормон, отвечающий за местную анестезию, и боль притупляется. У меня есть клиентки, которые засыпают на сеансе. Это зависит от мастера, от оборудования. Другой вопрос, что есть более восприимчивые к боли участки тела, есть менее восприимчивые. С руками можно спокойно работать по восемь часов, со спиной — не больше трех, потому что организм устает. С обезболивающим мы не работаем, потому что его использование в тату запрещено. Анестезию имеет право ставить только врач, ведь у человека может быть аллергия на препарат. Кроме того, с анестезией тату заживает очень плохо. 

Прежде чем делать что-то большое, можно сделать тестовую маленькую работу. Одна моя клиентка сначала сделала маленькую татуировку, мышку на качельке. Спустя какое-то время она вернулась и сказала: «Я поняла, что это не так больно. Давай сделаем от колена и до ребер». Очень часто бывает, что на одной татуировке люди не останавливаются. 

— К тебе приходят разные люди. Было ли такое, что тебе не хотелось отдавать какой-то крутой эскиз человеку, который будет прятать твою работу, а его окружение не сможет оценить ее качество и красоту?
— Нет, такого не бывает. Моя цель — это в первую очередь творчество. Но при этом мне хочется сделать приятное конкретному клиенту, подарить ему свою работу. И его дело, будет он прятать её, как сокровище, или хвастаться всем и каждому. И пусть её оценят только какие-нибудь парни с завода, они ведь тоже люди и тоже умеют ценить прекрасное. К тому же я всегда делаю фото для портфолио, поэтому моя работа все равно никуда не потеряется.

Однажды я делала одному мужчине филина на спине. Спустя какое-то время он поехал на музыкальный фестиваль в Германию, где к нему подходили немцы, жали руку, и говорили: «Чувак, у тебя обалденная татуировка». И он вернулся ко мне, в нашу студию чтобы рассказать об этом. Его мир изменился, он понял, насколько крута его тату! Он стал счастливым, а самое главное в моей работе — делать людей счастливее. Даже если клиент сразу не осознает художественной ценности тату.


kuba4

— А есть какой-нибудь человек, знаменитость, которому ты бы хотела сделать тату?
— Зачастую знаменитости и большинство харизматичных личностей набивают себе что попало. Взять даже звезд самой разной величины. К примеру, Дэвида Бэкхема. У него всё тело в надписях и безвкусных ангелах. Или сузим круг до местного уровня. Вот, к примеру, наши хоккеисты. Ни у кого из них не видела стоящей татуировки, у всех что-то типа Бэкхема. Почему-то чем харизматичнее человек, тем менее художественная у него татуировка. Не знаю, связаны ли эти вещи между собой, но такой вывод я сделала из личных наблюдений. Сколько наблюдаю за людьми, которые крутятся в шоу-бизнесе, у них татуировки почти всегда очень слабенькие. Может быть, это было сделано в прошлом, когда тату-культура в России еще не достигла того уровня, как сейчас. Это ведь только за последние пять лет она сделала такой скачок. Если посмотреть, какие работы занимали места на конвенциях пять лет назад... у нас на дому сейчас так делают.

— А есть какие-то тренды в тату-культуре?
— Есть стереотипы. В татуировке такого понятия, как мода, быть не может, потому что эта вещь не сезонная, она будет с тобой всегда. Все остальное — стереотипы и желание двигаться с толпой. К нам часто приходят девочки с изображениями какой-то попсовой татуировки, типа модных сейчас галочек, и просят сделать то же самое. А когда их спрашиваешь: «Тебя не смущает, что такая же тату уже есть у многих?» — они отвечают: «Нет». Я сразу представляю толпу девочек, которые за одинаковые кофточки готовы друг другу повыдергивать волосы — что тут говорить об одинаковых тату!

Есть разные стили тату — new school, old school, которые пошли из Америки, восточный пошел из азиатских стран. Тут важно культурное наследие страны. В России сильнее всего развит реализм в татуировках, потому что у нас были всемирно известные художники-реалисты — Шишкин, Репин. В реализме много мелких деталей, европейским мастерам для их прорисовки не хватает кропотливости. Поэтому они очень любят русских тату-мастеров реалистов, и неизменно дают им призы на конвенциях. Меня звали в Берлин именно как представителя этого направления, и в таком стиле выполнена моя вторая призовая работа, которая заняла третье место в номинации «Цветная татуировка». На ней изображена птичка с двумя персиками. В Европе сильнее развито графичное искусство. Чаще всего стили смешиваются, стиль в чистом виде сложно встретить. Я, например, ещё работаю в стиле new school. 

— Часто ли приходится делать перекрытия чужих работ?
— Из трех тату две — этот кавер-апы. Очень много необдуманных татуировок, сделанных у Васи-Пети, не только некачественно выполненных, но и неправильно размещенных. Исправлять такие вещи сложнее, чем делать тату с нуля. Это более энергозатратно. Нужно думать, как смешать цвета, что сделать, чтобы перекрыть старую картинку. Это очень сложная работа, с которой справится далеко не каждый мастер.

kuba9

— Идея с «вязаной» тату — твое ноу-хау. Не думала как-то это запатентовать?
— А зачем? У творца каждый день возникает огромное количество каких-то бредовых идей, и их совсем не жалко. Понимаешь, если идей мало, их хочется глубоко спрятать и никому не отдавать. И громко возмущаться, если кто-то твою идею «украл». А если ты «фонтанируешь» этими идеями, то жалеть их нет смысла. А вообще, бывает так: ты подумаешь, что неплохо бы сделать какую-то штуку. А на другом конце планеты кто-то может подумать точно о том же! Я не знаю, как это происходит, но у меня так было много раз: ты что-то придумаешь, а на следующий день кто-то выкладывает такую готовую работу. Так зачем жалеть идеи, если можно их брать из космоса, подключаясь к какому-то единому культурному разуму?

Анастасия Шугаева



Добавить комментарий
6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

Театры из из России и Беларуси, Армении и Болгарии, Ирана и Израиля,, Казахстана, Китая, Польши, Словении, Финляндии, Франции и Японии прибыли в Омск. Фестиваль открылся традиционным шествием.

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Трогательная, романтичная молодая группа «Свидание» рассказала «Классу» о повзрослевшей публике, стихах Макгрегора и глупостях.

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Рассказываем, как ставились личные рекорды: главный врач не зря гарантировал результат.

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

О мире детей и вожатых, саморазвитии и немного о деньгах — в нашем интервью с создателем школы вожатых в Омске.

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

24 сентября в Омске пройдет экскурсионный флешмоб, в рамках которого омичи смогут посетить более двадцати экскурсий. Все они будут бесплатные.

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)Инфографика

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)

Из 365 дней 118 будут выходными, в том числе 27 — праздничными.

Красота без жертвФото

Красота без жертв

Участники проекта «За подарками» отправились исследовать салон красоты «Нимфа».

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить другихИнфографика

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить других

«Новый Омск» приводит рекомендации министра здравоохранения, врача и специалиста Роспотребнадзора.

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Новый сезон театр откроет премьерой спектакля по мотивам пьесы Жана Батиста Мольера.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Один месяц, два героя, четыре этапа, один победитель. Вашему вниманию — очередной преобразующий проект «Нового Омска». Поехали!

Тысячи омичей вместе с LВидео

Тысячи омичей вместе с L'ONE танцевали локтями под первым снегом (ВИДЕО)

Несмотря на дождь и, по сообщениям очевидцев, даже снег, — омичи дождались артиста и отстояли концерт. Как это было — в нашей подборке.

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

С 8 по 10 сентября в рамках фестиваля современного искусства «Экспериментальные выходные» омичей приглашают на программы «Смотри!», «Говори!» и «Слушай!»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Топовый хореограф России рассказал «Классу» о столичных провинциалах и закулисье шоу «Танцы».

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»Видео

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»

О том, каким был третий open-air Омской филармонии — в нашем репортаже.