Класс

Класс

19 сентября 2013 10.09Общество

Юлия Панкратьева: «Из существующего наследия нужно сделать двигатель развития города»

6 сентября в рамках конкурса идей «Городское пространство "Омская крепость"» в библиотеке им. А. С. Пушкина прочитала лекцию Юлия Панкратьева. Выпускница Московского архитектурного института, магистр урбанистики университета Левена и действительный член Гильдии градостроителей Бельгии рассказала омичам об опыте работы над историческим и культурным наследием во Франции. 
Юлия Панкратьева: «Из существующего наследия нужно сделать двигатель развития города»


6 сентября в рамках конкурса идей «Городское пространство "Омская крепость"» в библиотеке им. А. С. Пушкина прочитала лекцию Юлия Панкратьева. Выпускница Московского архитектурного института, магистр урбанистики университета Левена и действительный член гильдии градостроителей Бельгии рассказала омичам об опыте работы над историческим и культурным наследием во Франции. 

На примере небольшого города Рубэ, расположенного на границе с Бельгией, Панкратьева показала, какие существуют подходы к сохранению исторических памятников и их интеграции в городскую среду. По словам урбаниста, всякий процесс урбанизации происходит исключительно в связи с человеческой деятельностью, а не сам по себе. Именно поэтому в своей работе ее бюро не «замораживает» исторические объекты, а находит им новое применение в человеческой деятельности, при этом обязательно обращаясь за консультацией к самим горожанам — главным специалистам по жизни в родном городе.

Выдержки из выступления:

«Речь пойдет о культурно-исторической среде, которую необходимо сформировать и придать ей динамику. Это город Рубэ, рядом с северным городом Франции — Лилем. Там большое количество памятников, но это не памятники такого уровня как Лувр или Версаль. Это как раз та среда, где малое культурное наследие играет колоссальную роль и как раз на него сейчас идет большая ставка, на него пытаются опереться и муниципальные, и региональные власти, чтобы придать динамику развитию города».

«Все опирается на правовую основу. В целом это желание французских властей пересмотреть работу над культурным наследием. Всё отличие нового подхода заключается в том, чтобы наследие не замораживать в отдельных зонах кусочками, а рассмотреть в более широком понимании. Слово «зона» исчезло из употребления. Появилось слово space — пространство, в которое могут быть включены как объекты, так и ландшафтные элементы и какие-то открытые городские пространства. Все рассматривается в комплексе».

«Любое здание, любой объект культурного наследия должен жить, но без вреда к его ценности».

«Консультации с населением возникают уже на первом этапе. В ходе реализации проекта работа с населением проходит в два этапа. Зачем? Чтобы объяснить населению для чего это делается, показать, что уже сделано, и взять у людей ту информацию о месте, которую они знают. Например, какие-то объекты могут не иметь особой архитектурной ценности, но они могут иметь огромную ценность символическую. На втором этапе происходят публичные слушания».

«Как происходят встречи на фазе диагностики? Собираются рабочие группы, которым мы показываем план города и начинаем обсуждать, что люди думают, чувствуют. Даётся определённая тема, допустим безопасность, пешеходная доступность. В результате собирается очень ценная информация. Правоохранительные органы по теме безопасности дают свои рекомендации, завязанные на их опыте, это могут быть не всегда нормативные документы».

«Другие встречи имеют более конфиденциальный характер. Девелоперов пригласить на обширные рабочие группы трудно, хотя бы потому, что они могут не хотеть афишировать свои коммерческие интересы. Но собрать информацию от них также важно».

«Контекст, в котором нам пришлось работать. Бедный город Рубэ перетекает из успешного города Лиля. Он развивался как маленький промышленный город, в котором было 250 текстильных заводов и все было очень функционально. В XIX веке в этом городе было не до общественных пространств. К началу прошлого века он превратился в текстильную столицу Европы. В 1960-х годах индустрия покинула Рубэ».

«На месте старых мануфактур строятся торговые комплексы, но рабочих мест от этого не прибавилось и качество жизни намного не улучшилось. Пытались разрабатывать различные планы по охране памятников, и долгое время ничего не получалось. Потому что территория не обладает ярко выраженным историческим центром. Архитектурное наследие разбросано по городу и было совершенно не понятно, на что больше, а на что меньше обратить внимание. На что сориентировать бюджеты?»

«Цели, которые нам были обозначены городскими властями, — это сделать из существующего архитектурного наследия мотор, двигатель развития города. Возможно, заново рассказать историю жителям города, которые родились уже тогда, когда все предприятия закрылись».

«Мы работали практически над каждым зданием, и каждое из них было оценено».

«Очень важно найти механизм, с которым бы город снова заработал».

«Работая с инвесторами, нам удалось понять, почувствовать то, что может быть интересным. Мы вдруг обнаружили, что есть такой интересный пример — использовать вот эти большие крупные здания для лофтов, для организации нового типа жилья. Но инвесторы просили расширить окна в этих очень закрытых домах-кубах. Поэтому мы просто отследили сами, что могло быть изменено, и мы, не меняя форму окон, разрешили привнести некие добавленные объемы. Здание представляет интерес в общем, как доминанта в этом районе, но оно не представляет интерес как отдельно взятый фасад. И у нас получилось так, что возникла целая серия таких проектов, которые не могли возникнуть раньше, но мы смогли привлечь этих инвесторов, объяснив, что есть некоторые модификации, которые можно привнести. Соответственно, мы тоже знали, что нужно проявить некую гибкость, иначе это останется никак не реализованным».

«Во Франции на национальном уровне идет пересмотр культурного наследия, и за четыре года 800 городов должны пересмотреть свои охранные зоны».

«Нужно развести две вещи. Есть тема реставрации, когда идет речь о сохранении самого объекта. И есть тема наполнения, то есть тема его реабилитации — найти те функции, которые могут там просто существовать и развиваться. Идеальная ситуация — когда оба направления идут вместе. Но в большинстве случаев это не всегда так. Например, текстильная индустрия умерла, из этих 250 фабрик не осталось ничего».

«Получились текстильный музей, жилье, коммерческие центры, офисные, деловые центры».

«Мне очень хотелось вам об этом рассказать, потому что зашёл разговор об Омской крепости, в которой тоже наследия много, но оно не наследие яркое, которое одним памятником могло бы заявить о себе. Здесь комплексное наследие, состоящее из многих элементов. Может быть, тоже имеет смысл рассмотреть это как созвездие, посмотреть пласт: а что есть в городе той же эпохи? Может быть, это складывается в уникальную коллекцию каких-то элементов, которые где-то не найти».

«У меня очень практический доклад. Я проработала 15 лет, я практик. В меньшей степени теоретик. Я проводила семинары, меня приглашают в институты, но гораздо чаще ко мне присылают на стажировку».

«В Европе кондиционерами почти не пользуются. Я прожила там 15 лет — ни в одном из бюро, в которых я работала, кондиционеров не было. А сейчас я работаю в Генпане, и у него весь фасад в кондиционерах».

«Стоит обратить внимание на то, что мы хотим иметь. У меня спрашивают, какое у вас впечатление от Омска. Мне, например очень понравилось, что город имеет человеческий масштаб, то есть у него есть некая человеческая соразмерность — пока, во всяком случае. Я не знаю, что там будет дальше. Когда приезжаешь из Москвы, я вас уверяю, что это чувствуется очень-очень серьезно — в центральной части, где мы ходили. Если мы хотим сохранить этот человеческий масштаб и вот эту соразмерность, ну тогда современные элементы могут быть, но они тоже должны учитывать вот эту градостроительную среду и быть соответствующими. Но это не значит копировать XIX век... но это должно быть прописано в градостроительных правилах».



 


Добавить комментарий
«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

О незолотой середине, набитых шишках и волшебных пенделях.