Класс

Класс

07 ноября 2013 00.47Культура

Уроки географии

Что зрители ждут от кинематографа? Сильных эмоций, острых ощущений, зрелищности, динамичности или, может быть, чего-то другого? Может быть, увидеть там себя, увидеть свою жизнь со стороны, найти ответы на вечные вопросы? Если так, то фильм Александра Велединского — другой. Потому что там нет ни ярких спецэффектов, ни головокружительных поворотов сюжета. Зато там есть обычная жизнь обычного человека, есть самоирония, вечные вопросы и даже некоторые ответы на них.
Уроки географии


Что зрители ждут от кинематографа? Сильных эмоций, острых ощущений, зрелищности, динамичности или, может быть, чего-то другого? Может быть, увидеть там себя, увидеть свою жизнь со стороны, найти ответы на вечные вопросы? Если так, то фильм Александра Велединского — другой. Потому что там нет ни ярких спецэффектов, ни головокружительных поворотов сюжета. Зато там есть обычная жизнь обычного человека, есть самоирония, вечные вопросы и даже некоторые ответы на них.

Провинциальный город на реке, маленькая семья в однокомнатной квартире, старые деревянные дома с выбитыми окнами и ржавые качели во дворе. Старое здание школы с шумными учениками во дворе и маленький детский садик через забор. Знакомые картины, знакомые лица. Кажется, что фильм снят о соседе по лестничной площадке, или о том пассажире марштрутки, с которым ты ездишь каждый день на работу, или о коллеге, с которым вы иногда сталкиваетесь в коридорах. И понимаешь, что ты вполне мог бы быть на месте главного героя, сидеть без денег, устроиться на работу не по специальности, не находить общего языка с женой и замечать иронию этой жизни в социальной рекламе на парапете набережной «Счастье не за горами».

geograf-kino

«Географ глобус пропил» — картина, в которой выпито немало водки и выкурено немало сигарет. И назвать деятельность Служкина в качестве учителя географии непедагогичной было бы слишком мягко. Он, казалось бы, совершенно не подходит к этой роли. Он ругается на уроках, запирает хулигана в шкаф, играет в карты на спор и курит в кабинете на переменах. Но оказалось, что при всей его не педагогичности школьники сами смогли преодолеть опаснейший порог на реке, стали более самостоятельными и немного больше поняли жизнь. Кто ещё мог бы сказать им всю правду в глаза, кто мог бы поставить их перед фактом, что каждый должен решать сам за себя, и кто мог бы научить их, образно говоря, плавать (читай стать более взрослыми и самостоятельными), таким кардинальным способом — выкинув за борт в открытое море (а точнее, предоставив им полную свободу действий на реке в походе). Служкин был плохим учителем географии, но хорошим учителем жизни. Хотя и здесь можно поспорить. Пил он всё-таки много…

Виктор Сергеевич Служкин окружен женщинами. Рядом с ним жена и дочь, у него всего один друг, но две лучшие подруги, коллега по работе, ученица… Каждая из них что-то значит для него, каждой он желает счастья, каждая претендует на главное место в его жизни. В силу эгоизма ли, любви или одиночества. Но в итоге главный герой один. Иногда он сам выбирает одиночество, иногда его оставляют, иногда, одиночество выступает ценой за правильное решение. И если смотреть на поступки Служкина с этой точки зрения, то все те бесшабашные и сумасшедшие поступки, что он совершает, становятся понятными и объяснимыми.


Алексей Иванов написал очень ироничную, очень глубокую историю одиночества. Историю, которая трогает до глубины души, которая одновременно является инструкцией, «как жить не надо», и рецептом счастливой жизни. Потому что, как бы то ни было, счастье находится в малом. Александр Велединский смог снять эту историю с нужного ракурса. Так, чтобы зритель не почувствовал горечь жалости, наблюдая за неприкаянным Служкиным, не впитал бессилие Нади, которая решила остаться с мужем, или безнадежность Сашеньки, тургеневской девушки, полюбившей не того. Велединский заставил зрителя улыбнуться, слушая шутки Служкина, заставил задуматься, наблюдая за попытками Нади и Саши поступать по зову сердца. И что в конечном итоге наша жизнь? Что главное в этой жизни, если не попытки быть счастливым? Можно ли кого-то осуждать за это? Фильм задает нам эти риторические вопросы и показывает всю неоднозначность выбора героев. Можно принять любое решение, но ни одно из них не будет на сто процентов верным. Ведь всё равно от чего-то пришлось отказаться…

Ivanov-geograf-2007

Безусловно, роман Алексея Иванова вместил в себя значительно больше, чем двухчасовая картина Велединского. Но показать больше — значило бы растянуть фильм (а этого никто не любит), да и просто показать — констатировать факты — было бы мало. Потому что те события, что опустил режиссёр, потребовали бы отдельных кадров осмысления, переживания, ещё одни паузы, еще одни ремарки. Разве можно было бы уложить в пару минут истории из детства Служкина? Или встречу с первой любовью, или последний звонок в школе, первый и последний поцелуй с Машей? Я думаю, что режиссёр сделал правильный выбор, опустив эти сюжетные линии. Все они не допустили бы спешки, а чем снимать плохо, лучше никак не снимать. Попытка вместить всю сюжетную линию уже предпринималась «Пятым театром», в котором омичи могли видеть постановку «Географа». Нельзя сказать, что этот эксперимент не удался, но, во всяком случае, спешка не пошла на пользу сюжету. Так что тот факт, что «Географ» снят по мотивам книги, нисколько его не портит. Хотя, боюсь, конец немного потерял. Ведь в фильме не ясно, что Надя отказалась от Будкина. Отказалась от того, кого она любила, и осталась с мужем. Пусть даже без всякой личной жизни и надежды на сближение. И только тот, кто читал книгу, оценит последние кадры фильма — когда главный герой курит на балконе чай и смотрит на горизонт.

Редко когда актёр столь органично вписывается в роль. Константин Хабенский был словно рожден для неё. Теперь я понимаю, что именно таким представляла незадачливого географа. Именно такой взгляд и такой голос. Хабенский играет безупречно, и, может быть, поэтому фильм так точно передает атмосферу книги. Потому что многое в книге не читается, а чувствуется. И чтобы передать эти эмоции на экране, слова не нужны. Это передается мимолетными жестами, паузами в разговоре, молчанием, всем несказанным и не услышанным. Хабенский сыграл так, что его не осуждаешь за любовь к десятикласснице Маше, не жалеешь, а понимаешь. Понимаешь, что выбора у него не было с самого начала и решение Служкина в ту дождливую ночь в тайге было единственно верным.

Исполнительница роли школьницы Маши Анфиса Черных произвела впечатление наивности и открытости, что и ожидалось от ее героини, и, может быть, где-то она не столь убедительна, как Хабенский, но ведь трудно ожидать от юной актрисы такого же уровня. Александр Робак в роли Будкина, Елена Лядова в роли Нади, Андрей Прытков в роли Градуса — это актёры, без которых фильм бы проиграл. Они играли безупречно. И я нисколько не преувеличиваю.

original17158134

«Географ глобус пропил» — фильм, который оказывается очень близким. Близким своей философией, своими вопросами и ответами. Это грустное и смешное кино, и чего в нем больше — каждый решает сам. Но в любом случае, это кино, после которого смотришь на людей вокруг, на небо над головой, город раскинувшийся перед тобой другими глазами – глазами Виктора Сергеевича Служкина, географа, пропившего глобус.

Татьяна Аристова


Добавить комментарий
Преображение: точка, точка, запятая

Преображение: точка, точка, запятая

Итоги «Преображения» Марины Хариби и Андрея Маслова.

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Но здесь ждут только способных учеников, которых не приходится заставлять делать уроки.

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Третий день в Омске идут съемки документального сериала об Октябрьской революции. «Класс» побывал на площадке и пообщался с шеф-редактором.

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»Фото

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»

Художник Сергей Сочивко пообщался с редактором «Нового Омска» и рассказал о картинах для Владимира Путина и Наины Ельциной, а также почему в Екатеринбурге его ценят больше, чем в Омске.

История любви на фоне омского неба

История любви на фоне омского неба

Гости проекта «За подарками» провели романтический вечер в омском планетарии.

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезонаФото

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезона

Лицейский театр открыл 24-й сезон лаундж-проектом «Раскроем зонт — откроем сезон».

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

13 сентября в «Арлекине» омскому зрителю представили спектакль по пьесе современного драматурга из Красноярска Александра Хромова.

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Потому что столбы посреди дороги и снег, который кочует с дорог на тротуары и обратно, — это не работа спустя рукава, это нововведения.

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

О красе ногтей, ветре в волосах, мужских руках и омской Монро.