Класс

Класс

21 ноября 2013 05.36Город

Средство для «розжига»

Омск примеряет на себя очередной федеральный тренд. Неделю назад продавщицы Ленинского рынка вдруг обратились в матёрых националисток, и вот уже по местным СМИ звучит грозное словосочетание «омское Бирюлёво». Кто, как и зачем разжигает неолимпийский огонь национальной ненависти в омичах?
 Средство для «розжига»


Омск примеряет на себя очередной федеральный тренд. Неделю назад продавщицы Ленинского рынка вдруг обратились в матёрых националисток, и вот уже по местным СМИ звучит грозное словосочетание «омское Бирюлёво». Кто, как и зачем разжигает неолимпийский огонь национальной ненависти в омичах?

Между Аллахом и Путиным

— Мы на своей родине, а вы езжайте на свою! Представьте, если я к вам на родину приеду и открою такой большой магазин, да вы меня там в порошок сотрёте! — делится страхом и ненавистью пожилая женщина в бежевой шапке, обращаясь к сотрудникам супермаркета «Планета одежда и обувь», что расположен в ТК «Летур», близ Ленинского рынка. Женщина высказывает мысли в агрессивной манере, а в ответ на просьбы охранников «успокоиться ради Аллаха», распаляется ещё сильнее.

— Где сертификаты на данную обувь? — вдруг спрашивает молодая журналистка славянской наружности у испуганной девушки столь же европейской внешности. — А вдруг обувь ядовитая?

Это тоже часть того, что будет названо «стихийным митингом с национальным подтекстом». Администратор торгового зала пытается подобрать слова, но её растерянность тут же засчитывается как «поимка с поличным», и продавщице оглашают полный список обвинений, словно забыв, что на дворе 2013 год, а обязательная сертификация повседневной (неспециализированной) одежды и обуви отменена в России ещё в 2009-м.

Улица. Камера страстно фиксирует группу из пяти женщин средних лет: каждой дают высказаться, но в финальный монтаж попадут не все, хотя будет объявлено, что «в митинге приняли участие несколько десятков человек».

— Когда мы более-менее жили, мы все дружили, все были интернационалисты, — объясняет нехитрую логику «национального протеста» торговка одеждой, которой недавно пришлось сменить павильонный бутик на уличный контейнер. — А теперь они отбирают у нас кусок хлеба!

Они — это, видимо, Абдусалам Каломов и Джобир Салихов, — охранники обувного супермаркета, который расположился на месте «изгнанных бутиков» ещё в июле. Кроме сложных для русского уха имён мы также узнали у этих выходцев из Таджикистана, что в тот злополучный четверг они призывали разгорячённых женщин к спокойствию не только именем Аллаха, но также именем Путина, причём лишь последнее, по их словам, возымело действие. Этого эпизода также нет в видеозаписи «стихийного митинга», размещённой на YouTube, которую просмотрели уже около тысячи человек.

— Женщины собрались на улице и что-то кричали, их оператор снимал, а мы всё это видели по камерам видеонаблюдения, — вспоминает события 14 ноября начальник службы безопасности магазина «Планета одежда обувь» Джобир Салихов. — Потом они двинулись к нам. Стали говорить, что мы их место заняли, что вообще мы все наркоманы и наркотиками торгуем. Отвечаю: «Женщина, я сигарет даже не курю, зачем так оскорбляете?» Потом уже не выдержал и сказал: «Вот, вы про Родину говорите много, что мы здесь чужие. А сами вы что для Родины сделали? Говорите Путин, Путин… А если бы вы слушали нашего президента, то не говорили бы таких вещей».

Джобир называет Путина «наш президент» вполне осознано — недавно он получил российское гражданство, как и его коллеги по работе. Теперь они небольшой мужской компанией снимают трёхкомнатную квартиру с евроремонтом недалеко от Ленинского рынка, и по документам, как говорится, всё чисто. Тем удивительнее было узнавать в тот день от разгорячённых женщин, что охранники, дескать, спят прямо в магазине, и лишь потому могут позволить такие низкие цены на обувь…

rozgig4



Изгнанники «Летура»

— Цены у нас ниже не потому, что мы тут якобы ночуем, а потому что у нас крупная компания с филиалами, налаженные связи с прямыми поставщиками, а эти женщины берут товар через пять рук да ещё свою накрутку делают, — объясняет конкурентное преимущество своей компании один из сотрудников обувного супермаркета.

Четыре месяца назад администрация ТК «Летур», видимо, также сочла новосибирскую компанию «Планета одежда обувь» крайне перспективным арендатором, когда 10 июля объявила, что в 24-часовой срок десяткам мелких торговцев нужно очистить территорию, на которой обустроится «магазин-тяжеловес». Но была ли в таком «изгнании» дискриминация по национальному признаку?

— У меня было в торговом комплексе две точки, взамен администрация предоставила лишь одну, — рассказывает предприниматель Ирина Жигарева. — Из арендаторов тогда всего трое остались совсем без мест, остальным просто пришлось потесниться.

Судя по всему, администрация «Летура» лишь выиграла в деньгах от такого «уплотнения» арендаторов, чего не сказать о мелких предпринимателях, которые резко потеряли в доходах, оказавшись под боком у демпингующего игрока, да ещё и вдалеке от наиболее проходимых — «прикормленных» — мест.

— В этом и есть причина нашего недовольства, а национализм тут примешивать не надо! — сообщает Ирина Жигарева, входящая в инициативную группу предпринимателей Ленинского рынка. Её общественная деятельность сегодня заключается в поиске потенциальных «заступников» среди чиновников и местных политиков. Не удивительно, что когда 14 ноября на рынке появились люди с телекамерами, предприниматели увидели в этом повод быть услышанными и лишь потом осознали, какой информационный продукт из их речей на самом деле готовился.

— Теперь мы учимся фильтровать каждое слово, боимся дальнейших провокаций, — смущённо признаются женщины. Однако многих по-прежнему не покидает ощущение «стихийности» того наваждения.

— Конечно, это стихийный митинг был, — вспоминает хозяйка обувной точки на Ленинском рынке, особо рьяно оскорблявшая на скандальном видео нерусских охранников магазина. Теперь женщина прячет глаза, стыдится называть своё имя и вдруг признаётся: — Если честно, я вообще никак к «Летуру» не отношусь — когда-то очень давно там торговала. А тут подошли знакомые, говорят, вон, телевидение приехало, надо рассказать, как нас тут притесняют, пойдём, мол, тоже что-то скажешь. Ну я и пошла…

По заветам Геббельса

В тот же день, 14 ноября, скандальное видео было размещено в Интернете. По словам женщин, ставших героинями сюжета, в ролик попали лишь самые эмоциональные высказывания, а, например, реплика одной предпринимательницы, что национальность в этом коммерческом конфликте вообще ни при чём, так и не дошла до эфира.

В тот же самый день на сайте РИА «СуперОмск» появилась статья «На Ленинском рынке Омска назревает Бирюлёво», где сообщалось, что «митингующие требуют от власти защиты и угрожают в противном случае начать «действовать» самостоятельно». Тут же перечислялся и список претензий «местных предпринимателей» к «выходцам из сопредельных стран». Например, обозначалось, что «выходцы» находятся на территории страны нелегально.

Омская полиция отреагировала на публикацию молниеносно: на следующий же день, 15 ноября, на территории муниципального рынка был проведён масштабный рейд по выявлению нелегалов с участием 120 полицейских. На этот рейд полицейские специально пригласили автора статьи Владимира Войтовича, чтобы тот наблюдал всё своими глазами во избежание дальнейших спекуляций.

В результате операции было обнаружено всего два нелегала, — их тут же отправили в спецприёмник для последующего выдворения из страны, а на сайте «СуперОмск» появилась очередная статья с заголовком «Полицейская ловля нелегалов на Ленинском рынке оказалась скромной на результат». В конце статьи, тем не менее, указывалось: «Статус нелегалов позволяет им держать низкие цены, из-за чего законопослушные предприниматели вынуждены закрывать свой бизнес».

— Сначала в трех абзацах описывается, что ни одного нелегала не найдено, а в итоге все равно оказывается, что есть, и торгуют они нечестно. Так почему же их тогда не нашли? Нет логики изложения. Поспешили и насмешили, как говорится, — резюмировал один из комментаторов, прочитавший эту новость.

Но хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Как известно, идеолог Третьего рейха Йозеф Гёббельс восьмым пунктом своего знаменитого «декалога пропаганды» завещал: «Пропаганда должна ограничиться минимумом и повторять это постоянно. Настойчивость является важнoй предпосылкой её успеха».

В последний день рабочей недели «СуперОмск» разместил на сайте в общей сложности шесть новостей, так или иначе обыгрывающих тему «омского Бирюлёва». Пятница, по негласным законам «чёрного пиара», является идеальным днём для «информационного вброса», поскольку в предстоящие выходные дни деловая жизнь замирает и некому давать своевременных опровержений, а читатели и зрители имеют избыток времени, чтобы ознакомиться с «горячими новостями» и обсудить их между собой, закрепив информацию.

Телеведущий Сергей Прудников в своём видеообращении сигнализировал омичам (а заодно и всей России) буквально следующее: «Пока всё вылилось в стихийный митинг наших законопослушных предпринимателей, протестующих против иммигрантского беспредела. Но горячие головы уже готовы пойти дальше. А если так, то прямо в Омске может полыхнуть новое Бирюлёво. И что самое опасное – это не эпизод, это тенденция!»

К слову, наше собственное расследование вместо «горячих голов, желающих пойти дальше» обнаружило на Ленинском рынке лишь раздосадованных женщин среднего возраста, осознавших, что их спровоцировали. При всём желании было невозможно разглядеть в них потенциальных погромщиц. Отсюда происходит единственный возможный вывод, что «горячие головы» — это сами провокаторы, которые действительно готовы пойти дальше. Тогда возникает следующий вопрос: зачем им нужен весь этот «искусственный национализм»?



Телекиллеры ищут работу

В таком анализе самое сложное — вырезать раковую опухоль, не задевая здоровых тканей. По негласным законам журналистского сообщества, не пристало в публикациях, предназначенных для широкого круга читателей, обсуждать поступки коллег. Наверняка, в каждой отрасли существует подобная «цеховая солидарность». Однако в последнее время, похоже, у некоторых СМИ стала исчезать грань между работой журналиста и уличного провокатора. И если мы намереваемся найти честный ответ на вопрос, кто за всем этим стоит, нам придётся тонко балансировать между использованием привычных «фигур умолчания» и желанием озвучить основную версию.

Массовое освоение «заветов Геббельса» в омской журналистике началось ещё в конце 90-х, когда на это возник спрос, связанный с началом «информационных войн» между мэрами и губернатором. Экс-губернатор Омской области Леонид Полежаев за двадцать с лишним лет пребывания в должности успел повоевать со тремя мэрами областного центра. За эти годы Омск вырастил собственных доренко и сванидзе, которые не привыкли оставаться без работы и должного социального статуса. Возможно, мудрость экс-губернатора в том и заключалась, что он всегда давал работу своим «опричникам», хотя бы формальную.

Всё поменялось с приходом во власть новой связки «мэр — губернатор». Как Двораковский, так и Назаров сочли нерациональным тратить деньги подотчётных им бюджетов на эти политические шоу. Так и получили у себя под боком «информационных террористов», которые, оставшись без бюджетного финансирования, ныне открывают собственные информационные агентства и пытаются внушить «хранителям бюджетов» простую мысль: без нас вы пропадёте.

Только вот мысль эта всё никак не внушается и никто никуда не пропадает: для флегматичного и рационального мэра эти скандалы — как с гуся вода, да и губернатора Виктора Назарова с его сдержанным темпераментом весьма сложно «зацепить». Зато в качестве побочного эффекта простые омичи получают серию качественных политических шоу — как весёлых, так и сфабрикованных на человеческом горе. В качестве первого примера можно вспомнить «путинскую бабушку» Алевтину Рапацевич, с подачи которой президент России вдруг назвал омского мэра «поросёнком». В качестве второго — крушение пассажирского катера этим летом на Иртыше, когда лично Сергей Доренко (тот самый) клеймил позором на всю страну Двораковского, не пожелавшего прерывать свой заграничный отпуск ради пиар-эффекта «присутствия на месте трагедии» (мэр заявил, что все распоряжения уже передал дистанционно).

Неслучайно «омское Бирюлёво» произошло не в июле, когда предпринимателям «Летура» предложили потесниться, и даже не в октябре, когда топоним Бирюлёво из-за московских событий превратился в имя нарицательное. Репетиция «омского Бирюлёва» состоялась лишь на днях, аккурат после свежего указа президента России о том, что мэры и губернаторы отныне несут персональную ответственность за национальные конфликты на их территориях.

rozgig6
Задержание гастарбайтеров в подмосковном районе Бирюлёво Западное, октябрь 2013 года

И вот уже заголовок очередной новости «СуперОмска» сполна проясняет мотивы провокаторов: «Ответственность за «Бирюлево» на Ленинском рынке Омска разделят Назаров и Двораковский».

Национальный наброс

В отличие от привычной сдержанности городских и региональных властей простой народ реагирует на очередное «портфолио омских телекиллеров» куда ярче.

— Продам бейсбольные биты!!! И все проблемы будут решены!!! — мрачно шутит комментатор новости на одном из сайтов.

Учитывая, что негативные эмоции пользователей с упоминанием национальностей были вызваны новостью о событии, которое на поверку может оказаться провокацией политтехнологов, можно ли саму серию публикаций про «омское Бирюлёво» считать способом разжигания межнациональной розни?

Вдруг сегодняшние комментаторы, разогретые поддержкой таких СМИ, завтра перейдут от слов к действиям и станут очередным «человеческим сырьём» для проделок местных геббельсов? 
Ответ на эти опасения может дать лишь прокуратура. Пока же омская полиция проводит проверку, выясняя, есть ли вообще формальные основания считать произошедшее 14 ноября на Ленинсокм рынке митингом.

К счастью, лишь меньшая часть комментаторов «омско-бирюлёвских» новостей оказалась спровоцирована на проявления национализма. Куда больше оказалось здравомыслящих граждан, не лишённых самокритики. В своих комментариях они отметили, что у выходцев с юга нужно учиться сплочённости вместо того, чтобы задирать нос в приступах «великорусского шовинизма». Правда, некоторые комментаторы тут же поспешили назначить главными виновниками конфликта самих омских предпринимателей.

— Чего ноют? Втридорога у русских барыг покупать никто не хочет? Ужас конечно. Пусть идут работать врачами, учителями, — комментирует скандальное видео с рынка некий Андрей Сетяев.

Снова менять профессию?

Поздно работать врачом или учительницей, когда за твоими женскими плечами — 20 лет непрерывных «оптовок». Когда твои дети выросли и выучились на деньги, получаемые с разницы между ценой закупки и ценой продажи. Когда внуки уже подрастают и поздно что-то менять. Средний возраст нынешних «барыг» на омских рынках — 50-60 лет, пол преимущественно женский. Многие из тех, кто в свои 30-40 лет увольнялся с копеечных зарплат на госпредприятиях, воспринимали «челночество» как временную меру, а это обернулось целой судьбой.

— Мужчина, вам так эта шапка идёт! У меня сын такую же купил и носит! — и ты вдруг веришь, что тебе действительно идёт эта зимняя шапка. Вчерашние аппаратчицы Кордного, Агрегатного, Судоремонтного и прочих разорённых заводов, прекрасно освоились в новом призвании, но даже в торговле прогресс не стоит на месте. Сегодня торговые предприятия среднего бизнеса уверенно вытесняют с рынка «мелочь», а покупатели идут туда, где зимние шапки не только им к лицу, но и по карману, без переплаты за «навязчивый сервис» и сложную систему «непрямых поставок».

— Сложность нашего рынка в том, что мы граничим с территориями других тридцати восьми собственников. Многие думают, что они тоже наши арендаторы. Но они к нам не относятся, и на их политику мы влиять никак не можем, — старший администратор муниципального рынка «Ленинский» Ольга Тюшкина объясняет пределы своих полномочий то ли журналисту, заглянувшему на очередное собрание инициативной группы арендаторов, то ли самим арендаторам.

Сегодня муниципальный рынок никак не может помочь этим женщинам, и подобные «встречи у руководства» создают лишь терапевтический эффект, позволяя «выпустить пар».

— Ребром встал вопрос о лишении нас, омичей, торговых мест, — озвучивает устоявшиеся тезисы, адресованные городским властям, владелица небольшой точки по продаже обуви. — Из-за того, что мы теряем места, Омск теряет налоги, очень много налогов. Большие магазины рядом с нашими точками – они же из других регионов, там налоги и платятся. Например, сеть магазинов «Планета одежда обувь» — из Новосибирска. Сначала загнулся «Торговый город». Это ладно, мы стерпели. Затем вокруг рынков Советского района оптовики стали строить свои магазины. Потом история с Черлакской оптовкой. Теперь нам и здесь говорят, мол, не нравится — идите на биржу труда.

— Но никакой межнациональной розни у нас при этом нет! — спешит обозначить другая женщина. — Мы сколько лет бок о бок с представителями разных национальностей торгуем. И прекрасно уживаемся. Не в национальности дело, а в том, что мы свои, омские, и своих надо поддерживать, а не каким-то новосибирцам павильоны отдавать!

Таким образом, мелкорозничные торговцы сегодня рисуют своё поражение в конкуренции по линии «свои — чужие». Вчера это были «россияне – иностранцы», что давало повод для провокации межнациональной розни. Сегодня это уже «омичи — новосибирцы», завтра в этих речах место «своих» и «чужих» могут занять ещё какие-нибудь переменные. Безусловно, концепция «наших бьют!» проще всего мобилизует общество. Однако множество торговых предприятий среднего бизнеса зарегистрированы не где-нибудь, а именно в Омске, платят налоги в местный бюджет, но при этом также демпингуют, уводя покупателей у торговцев помельче. Кто в этой ситуации «свой», а кто «чужой»?



Невинные заигрывания

Депутат законодательного собрания Омской области Вадим Морозов стремится стать «своим» для многочисленных представителей малого бизнеса. Не понаслышке зная, какой серьёзный процент городского населения занят в торговле, он делает ставку в своей политической риторике именно на этот класс.

Уже через день после «стихийного митинга» Вадим Владимирович написал на своём сайте: «Митинг предпринимателей, прошедший на Ленинском рынке, можно сказать, я ожидал. <…> Люди остаются один на один с приезжими, постепенно захватывающими их исконные территории и демпингующими на рынке труда. И события в Бирюлеве свидетельствуют о том, что формируются политические силы, готовые поддержать протест российских граждан».

Агентство «СуперОмск» тут же цитирует эти слова Морозова, обозначив, что именно он на фоне невнимания городских властей к проблеме заступился за местных предпринимателей. Перед кем выражалось это заступничество, информагентство не уточнило, однако на бытовом уровне этот политический шаг был тут же интерпретирован в яркую фразу «Морозов поддержал националистов». Пришлось объясняться уже перед федеральными структурами, а затем и перед местными журналистами.

Как и следовало ожидать, на пресс-конференции 18 ноября Вадим Морозов сообщил, что его слова были неверно истолкованы. При этом он собирается продолжать общественную работу по защите прав малого бизнеса, но призывает не рассматривать эти действия в националистическом ключе. «СуперОмск» тут же обновился статьёй «Омская власть демонстрирует слепую толерантность», сообщив, что депутат Морозов дезавуировал собственные заявления, сведя весь конфликт на рынке к проблеме «легалов» и «нелегалов», не заостряясь на том, то подавляющее большинство нелегалов – мигранты.

Неизвестно, будут ли новые сезоны у полит-сериала про «омское Бирюлёво», но на всякий случай следует вооружиться ещё двумя важными, по мнению автора, выводами.

Концепция противостояния «свои – чужие» (какие переменные туда ни подставляй) не отражает реальных причин, приводящих к снижению доходности у мелкорозничных точек в Омске, торгующих вещами из Китая. Здесь скорее идёт речь о переделе рынка по линии «крупные – мелкие игроки». Неспроста «инициативная группа предпринимателей» с Ленинского рынка вдруг обозначила свои чаяния следующим образом:

— Пусть за городом оптовики свои точки открывают, мы будем у них «тариться» и ехать на городские рынки торговать!

Вряд ли хоть один омский политик сможет удовлетворить такие пожелания, хотя примеры подобного «сдерживания» в мировой практике существуют. Например, в индийском штате Гоа редко встречаются крупные супермаркеты при изобилии платежеспособных туристов. Всё потому, что местные власти идут навстречу сотням тысяч мелких лавочников, которые не желают терять доход. Для туристов это оборачивается неудобством выбора, грязью в торговых зонах, риском переплатить за дешёвый товар, но поскольку люди продолжают ехать в этот штат, видя в такой «грязи» своеобразный колорит, индусы могут смело продолжать такую политику. Судя по комментариям на «СуперОмске», омичи не готовы переплачивать у себя на родине за товар «из патриотических соображений», да и вообще предлагают забыть «торговлю из контейнеров» как пережиток прошлого. Учитывая такую расстановку сил и интересов, можно ли расценивать обещания целого ряда политиков «помочь малому бизнесу» как что-то большее, нежели обычный популизм?

Возможные стычки омских предпринимателей с торговцами-мигрантами – это ещё не повод для параллелей с событиями в Бирюлёве. Даже находясь на пике эмоций, женщины из видеоролика про Ленинский рынок чётко давали понять «приезжим», что они требуют преимущества именно в бизнес-пространстве. Жители Бирюлёва, если вспомним, вышли на стихийный митинг по причине нехватки жизненного, культурного пространства, и при этом вряд ли кто из митингующих мечтал заполучить работу на местной овощебазе. В Омске – конкуренция за бизнес, в Бирюлёве — борьба за право без опаски ходить по вечерним улицам и видеть приятные лица соотечественников. Есть параллели? Нет параллелей.

В конце концов, события в Бирюлёве начались после очередного убийства, а не из-за того, что «телевидение приехало поснимать», чтобы навязать свои сомнительные услуги мэру и губернатору под страхом разжигания национальной розни.

Юлий Макаров




Добавить комментарий
Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.

Омская золушка: Эпизод IV

Омская золушка: Эпизод IV

В «Арлекине» состоялась премьера спектакля для детей.

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

Войдет ли работа Евгении Мальгавко в репертуар нового сезона, решали в минувшую среду.