Класс

Класс

10 декабря 2013 08.08Спорт и здоровье

На дистанции

На этапе Эстафеты олимпийского огня в Омске омский журналист Владимир Червонящий на себе испытал, каково это — жечь людские сердца не глаголом, но олимпийским пламенем.
На дистанции


На этапе Эстафеты олимпийского огня в Омске омский журналист Владимир Червонящий на себе испытал, каково это — жечь людские сердца не глаголом, но олимпийским пламенем.

«Как тебя взяли нести олимпийский огонь?!» — недоумевал мой хороший друг и тренер по рукопашному бою Аскен Ахметжанов. — «Ты же бегать не умеешь, кроссы всегда прогуливаешь», — смеялся он в сентябре, когда я поделился с ним радостной новостью.

Перспектива стать превосходным бегуном под нажимом тренера мне откровенно не нравилась, и на его шутки я всегда реагировал сдержанно: «Да там всего 300 метров. Легко пробегу».
Так мне казалось. Так бы и было, но…
Изменения произошли уже на стадии регистрации факелоносцев. Выяснилось, что потерялся один из участников — Олег Попадюк. На явку он не пришел, телефон не отвечал. Остальным участникам было все равно: и так слишком много волнительного, учитывая, что каждый в этом деле отвечал за себя. Все равно было бы и мне, если бы этот самый Попадюк не оказался тем факелоносцем, которому я должен был передать олимпийский огонь.

Волонтеры-организаторы успокаивали меня как могли: «Не ему, так следующему передадите огонь! Не может же эстафета прекратиться из-за одного выбывшего». «И правда», — подумал я и успокоился. А зря.
«Так, сороковой, Владимир Валерьевич, у меня для вас радостная новость», — перед посадкой в автобус обратился ко мне волонтер Павел. — «Вы побежите два слота (участка пути). Круто, не правда ли?».

Перед глазами всплывало довольное лицо моего тренера: «Я же говорил!».
Как же я пожалел, что прогуливал кроссы.

«Так что, Владимир Валерьевич, вы готовы к двойной дистанции?» — вернул меня в действительность Павел.

«Безусловно». Два слота — 600 метров, справлюсь.

Мы сели в автобус, который повез нас по этапу. На обучении волонтеры донесли до нас основную мысль: главная задача факелоносца — это улыбаться и приветствовать зрителей.
Автобус двигался достаточно медленно, чтобы хватило времени изучить собравшуюся компанию. Лидером группы, безусловно, был президент омского яхтклуба Сергей Щербаков. Сказывалось его прошлое в ФСБ и пережитое в кругосветке. Он единственный не выказывал никакого волнения, шутил, сам смеялся и, казалось, что едет не олимпийский огонь нести, а на шашлыки. От остальных участников, наоборот, веяло адреналином. Даже капитан параолимпийской сборной России Наталья Гудкова заметно нервничала, переспрашивала, когда начнется эстафета.

Рядом с ней сидел не высокий, не молодой, не старый сборщик авиадеталей Александр Коваль, а за ними три работника РЖД. Считая меня, это были единственные участники, не имеющие заслуг перед отечественным спортом.

Схема эстафеты предельно проста: первый автобус высаживал по одному факелоносцу каждые 300 метров. Поле того как участник пробегал отведенную дистанцию, его забирал второй автобус. На каждом отрезке дежурил волонтер, подсказывающий в случае чего, как стоять, куда смотреть.
Из-за путаницы с отсутствующим участником произошла накладка: меня высадили в середине дистанции. Напуганный этим волонтер Саша, отвечающий за данный сектор, торопил меня вернуться на один слот назад. И мы побежали. Назад. С незажженным факелом. Так я пробежал свои первые олимпийские 300 метров.

Vladimir

На старте меня встретили свои: жена, мама, сестра, друзья, бабушка. Бабушка?!
«Володя, это летние кеды что ли? Тебе не холодно? Люда, посмотри, у него же вся шея открыта!» — казалось, еще чуть-чуть и она самолично снимет меня с дистанции, загонит домой и накормит. И я млел от этой опеки, думал, что она закончилась много лет назад в школе.

«Любовь Михайловна, — постарался я вырвать ее из переживаний, — пойдем фотографироваться!» — нам объясняли, что на старте и финише факелоносец обязан фотографироваться со всеми желающими. На деле же, между участниками эстафеты и зрителями всегда были полицейские, которые рушили установку и не подпускали к публике. Но не Любовь Михайловну! В конце концов, она могла бы и этих оболтусов загнать домой и накормить.

Наконец, до меня добежал заслуженный работник физкультуры РФ Владимир Вернер. Мой факел зажегся, и я побежал. Этот отрезок улицы Богдана Хмельницкого дважды становился моим последним воспоминанием об Омске. Первый раз я прощался с городом на два года, второй раз — на полтора. Дорога та пропитана мальчишеской тоской. Здесь, на Богдана Хмельницкого, расположен районный военкомат, где я в 18 лет получил приписное, а следующие 9 лет мандражировал: призовут — не призовут. Не призвали, дважды я получал отсрочку. Кто бы мог подумать, что однажды я побегу по этой улице, неся миру олимпийский огонь. В окне военкомата что-то мелькнуло, и я искренне взмахнул свободной рукой: «Привет, военком!».

Я видел, как параллельно со мной по тротуару бежит группа мальчишек. Не глядя под ноги. Они ликуют и машут мне. «Привет, детвора!».

«Смотри, сына! Маши ему!» — громко говорит отец сидящему у него на шее сыну. «Привет!» — машу им в ответ.

«Порви там всех в Сочи!» — рьяно кричит немного выпившая женщина. — «Ура!» «Привет и тебе, женщина!».

Я бежал, казалось, не касаясь земли. Не думал ни о дыхании, ни о скользкой подошве кроссовок. Я даже не смотрел на факел — он просто не мог погаснуть. Не здесь. Не у меня. И как только я в полной мере ощутил мощь, необратимость своего бега, будто ничто на Земле не сможет меня остановить, «из-под земли» возник следующий участник Виталий Моренко. И я отдал огонь ему: «Беги, брат, твой черед!»

Владимир Червонящий, «Деловой Омск»



Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...