Класс

Класс

09 января 2014 05.26Интервью

Алина Бегун: «Мы не хотели быть возмутителями общественного спокойствия»

5 января нашумевший проект «Городской каток»  команды «Придуманный город» был досрочно закрыт по решению организаторов. Причиной послужил конфликт с директором историко-культурного комплекса «Омская крепость», на территории которого расположился каток. По словам организаторов катка, он не выполнял взятые на себя ранее обязательства по уборке территории, отказывался идти на контакт, а затем и вовсе подал на ребят заявление в полицию. Однако, уголовное дело в органах возбуждать не стали.
Алина Бегун: «Мы не хотели быть возмутителями общественного спокойствия»


5 января нашумевший проект «Городской каток»  команды «Придуманный город» был досрочно закрыт по решению организаторов. Причиной послужил конфликт с директором историко-культурного комплекса «Омская крепость», на территории которого расположился каток. По словам организаторов катка, он не выполнял взятые на себя ранее обязательства по уборке территории, отказывался идти на контакт, а затем и вовсе подал на ребят заявление в полицию. Однако, уголовное дело в органах возбуждать не стали.

«Класс» пообщался с одним из организаторов «Городского катка», дизайнером среды Алиной Бегун, чей проект по иронии судьбы занял первое место на конкурсе идей по наполнению Омской крепости.


 — Алина, ваш конфликт с директором Омской крепости Григорием Никифоровым стал достоянием общественности. Уголовное дело на вас заводить все же не стали, но мнения общественности насчет вашей вины разделились. Как ты сама оцениваешь действия организаторов «Городского катка»? Какие вами были допущены ошибки, на твой взгляд?
— Конечно, мы неидеальны. Некоторые говорили, что не бывает конфликтов, в которых виновна только одна сторона. И я их понимаю. У нас с самого начала не получилось найти взаимопонимание с директором Омской крепости. Видимо, у нас с ним были разные цели, может быть, мы по-разному представляли себе сам проект. Но мы для себя вынесли из этой ситуации урок на будущее — со всеми надо договариваться не только на словах, но и на бумаге, чтобы потом было, чем доказать свою правоту, что предъявить в качестве аргумента. Под каждым заявлением нужно требовать поставить подпись, чтобы человек отвечал за свои слова.

alina y stolbov


— А тот меморандум, который вы подписывали перед началом проекта, имеет какую-то юридическую силу?
— Не знаю насчет юридической силы, но там хотя бы стоят подписи и самого директора Омской крепости, и представителей департаментов культуры и спорта. Именно из-за этого нельзя назвать наш меморандум незначительной бумажкой. Наша удача, что мы его подписали. Есть хоть что-то, с помощью чего мы можем отстаивать свою правоту. Там были зафиксированы обязательства Омской крепости, в частности — ежедневная уборка территории, которая так и не производилась. Для нас это было главная проблема. Если бы мы сразу знали, что крепость не готова этим заниматься, то можно было найти выход — нанять специально дворника на небольшую ставку, например. Но обещания были даны, и мы рассчитывали, что администрация Омской крепости их сдержит. Как оказалось, напрасно.

— А когда возникли недопонимания с директором крепости?
— Уже на стадии обсуждения проекта начались какие-то «странности». Поначалу наш план нравился руководству крепости — и директор, и его заместитель полностью его одобряли. «Какая замечательная идея — проезд через Тобольские ворота!», —  говорили они. А потом, когда мы пришли на согласование проекта в департамент культуры, вдруг оказалось, что проезд делать ни в коем случае нельзя, и Никифоров тут же заявил, что всегда был против этой идеи. Мы пошли навстречу — изменили проект согласно требованиям. Заложили проезды под чистящую технику, которая впоследствии стояла и ничего не чистила, отступы от исторических зданий. Так, перед денежной кладовой пришлось сделать отступ шесть метров по требованию директора крепости, хотя изначально об этом никто не говорил. Почему именно шесть — нам толком не объяснили. Вроде бы это было нужно, чтобы люди могли подходить и разглядывать этот архитектурный памятник. В итоге тот план, который нам согласовали, оказался далек от изначального — площадь катка значительно уменьшилась.

Мы были готовы к диалогу. Если бы удалось согласовать заливку льда вплотную к зданиям крепости, мы бы продумали и выполнили систему гидроизоляции, чтобы исключить возможность повреждений. Мы пытались отстаивать свои идеи. Так, относительно проезда через Тобольские ворота мы писали письмо на имя министра культуры Омской области Лапухина. В ответ пришел категорический запрет трогать ворота. Хотя мы готовы были проложить защитный слой из  резины внутри проезда, чтобы максимально обезопасить здание от последствий таяния льда весной. Для меня возможность проезда через ворота была принципиальной, это ведь главная фишка нашего проекта. Но, к сожалению, сделать это не удалось, несмотря на все попытки. Постепенно от проекта отпадали части нашей концепции, и в итоге получилось не совсем то, что мы всем презентовали изначально. Многие люди на нас за это обижаются, потому что они ждали точно того же, что было на картинке и 3D-модели. Но мы сделали все, что смогли. Хотя мы считаем, что так или иначе, проект все же получился.
 


— Можно ли сказать, что команда «Придуманного города» разочарована тем, как завершился проект?
— Могу сказать о своих ощущениях. Мне было тяжело смириться с мыслью, что мы закрываем проект. Но мы понимали, что по-другому нельзя, что мы не сможем дальше каждый день приходить и самостоятельно очищать каток от снега, пытаться заливать его вручную, при этом отбиваясь от новых изощренных препон руководства. Мы были вынуждены закрыть проект, иначе перестали бы уважать самих себя, хотя делать это было очень тяжело. Понятно, что неделя, в течение которой работал проект, — это мизер, по сравнению с запланированными тремя месяцами. Но разочарования у нас нет. Мы уже начинаем думать над новыми проектами, летними. Хочется быстрее распрощаться с этой ситуацией и идти дальше. Мы стараемся воспринимать ее как опыт, который нам поможет в будущем.

— Если бы не было пресловутого конфликта с директором крепости, как ты думаешь, проект смог бы просуществовать дольше?
— Не хочется валить все на одного человека, это неправильно. Но противостояние с его стороны определенно было, хотя он сейчас все отрицает. Конечно, если бы нам не мешали, все наверняка сложилось бы хорошо. Мы ведь не просили какой-то глобальной помощи, достаточно было просто не чинить препятствий. Мы сравнивали «Городской каток» с предыдущими проектами — «Пикником», «Горками», и «Каток» оказался самым сложным для нас. У нас бывали разные ситуации, но всегда получалось найти выход, прийти к компромиссу. Но на этот раз мы столкнулись с профессиональным сопротивлением, и не нашли ответ, как с этим бороться.

IMG 2948  3


— А вы не задавали и себе, и самому Никифорову вопрос, с чем связана такая «война» с вами? Ведь по идее вы должны были делать общее дело.
— От него очень сложно добиться ответов на подобные вопросы. Всем журналистам, которые подходят с вопросами про «Городской каток», Никифоров говорит, что все прекрасно, никакой войны нет, что каток будет работать, лед почистят и кафе поставят. Но пока на льду катка слой примерзшего снега, прокат не работает и людей нет. Место снова стало «мертвым». Если Никифоров действительно будет дальше развивать «Каток», организовывать там мероприятия, мы будем только рады. Это будет означать, что наша идея воплотилась, а детище живет. Но пока все выглядит печально.

— А почему вам приходилось вручную заливать каток? Ведь с этим вам обещал помочь департамент спорта?
— Обещал и действительно очень помог с первоначальной заливкой. Но из-за праздников заливать лед регулярно техники не могли, по нашей договоренности его должны были обновлять раз в две недели. Но этого, конечно, мало. Поэтому мы пытались устранять дефекты льда самостоятельно. К лопате приделали шланг и кусок ковра, по которому текла вода — эту конструкцию нужно было тащить по льду. Лед  во время заливки нужно ровнять вручную, а вокруг катаются люди. Это практически ювелирная работа, и делать ее втроем на такой огромной территории нереально тяжело. Тем более, учитывая то, что перед этой процедурой мы вынуждены были вручную чистить весь каток. 

IMG 2980  4


— До «Городского катка» вы принципиально не связывались с чиновниками. Почему в этот раз изменили своему принципу?
— Нам многие говорят: «Зачем вы связались с чиновниками, они вам все испортили». На самом деле, чиновник чиновнику рознь. К примеру, представители департамента спорта очень хорошо себя проявили — сдержали все данные нам обещания и старались помогать по мере возможностей. На этом фоне ситуация с руководством Омской крепости выглядит еще более из ряда вон выходящей. Обсуждения проекта с Никифоровым доходили и до угроз, и до прямого хамства в наш адрес с его стороны. Ситуация с полицией нас тоже совершенно поразила. Ведь мы сами позвонили Никифорову, когда обнаружили сделанные электриками отверстия, объяснили ситуацию, сказали, что готовы сделать все возможное, чтобы устранить повреждения. Но директор отказался с нами разговаривать и сразу заявил, что напишет заявление в полицию. После этого мы вообще не понимали, как дальше работать. Ждать, что тебя завтра скрутит ОМОН? Для себя мы сделали вывод, что нужно сводить возможное взаимодействие с властями к минимуму при работе над будущими проектами.

— А что касается проекта «Горки», который в этом году не был в полной мере реализован?  И ждать ли омичам «Городской пикник» этим летом? Ведь судьба лыжной базы на Березовой, где он проходил, сейчас под вопросом.
— Мы пока подробно не обсуждали, что будем делать летом. Пытаемся пока отойти от «Городского катка». Но однозначно что-то придумаем, идеи есть уже сейчас. «Пикник» наверняка будет, ведь это наш флагманский проект. Что касается «Горок» — мне бы очень хотелось реализовать подобный проект. Создать пространство с зеленой травой, Интернетом, удобными сидениями, интересными мероприятиями, куда люди будут приходить, чтобы  с пользой провести время на свежем воздухе. Получится ли это сделать? Посмотрим. Сейчас мы понимаем, что схема, по которой мы работали раньше, не всегда эффективна. Нужно что-то менять, иначе мы работаем себе в минус не только финансово, но и репутационно. Возможно, будем искать какие-то другие решения. 

— Ты имеешь в виду, сделать проекты коммерческими?
— На мой взгляд, не стоит сбрасывать со счетов такой вариант работы. Но тогда искажается идея — не люди делают что-то сами для себя, а проект реализовывается за счет средств от рекламы. Возможно, придумаем что-то совсем другое. 



— Какие конкретно обязанности ты выполняешь в проектах «Придуманного города»? 
— Я отвечаю за творческую составляющую, работаю как дизайнер-оформитель. Делала фирменный стиль, баннеры, логотипы, план территории «Городского катка». Мы также сделали значки с нашей символикой, которые так и не успели распродать. 

— Какова твоя цель участия в проектах «Придуманного города»?
— Для меня это возможность творческой самореализации. Я дизайнер среды, а у нас в городе нет крупных заказов, связанных со средой. Вряд ли кто-то завтра придет к тебе и попросит сделать парк. А у нас это собственная инициатива. Мне нравится, что здесь не нужно думать о финансовой стороне проекта, можно просто творить. Приятно, когда твоя деятельность нацелена не на получение прибыли, а на создание чего-то полезного для людей. Кроме того, что-то из наработок можно включить в портфолио, плюс у тебя появляется колоссальный опыт. 

— Ваш совместный проект с Александром Бегуном занял первое место в двух номинациях конкурса идей по наполнению пространства Омской крепости. Расскажи, что предполагает этот проект?
— Да, наше архитектурное бюро будет принимать участие с этим проектом и в профессиональном конкурсе проектов для реконструкции Омской крепости, который стартует в ближайшее время. Но проект будет серьезно дорабатываться и, возможно, видоизменяться. Мы видели территорию крепости, как общественное место, где властвует не только история, но и современность. Туда должны приходить люди, особенно молодежь — этакий центр притяжения всего города, гордость и достопримечательность. Оно должно быть насыщено и зеленью, и общественными местами. Там предполагалось создать культурное пространство, например, выставочный центр, а также место под коммерческие зоны. Я считаю, что необходимо привлекать бизнесменов, которые реализовали бы на территории крепости свои проекты и содействовали сохранению исторических зданий. Это была бы идеальная схема работы. 

Кроме того, мы предложили установить на территории крепости медиаэкран, такие можно увидеть только где-то за границей. Представьте — ты идешь по территории, и над тобой висит занавес, на который проецируются различные картинки. Это может быть и рекламная площадь, и просто элемент оформления территории. Медиаэкран был изюминкой проекта. Но главной особенностью, благодаря которой наш проект и запомнился многим, стала башня-маяк с воздушным шаром, на котором можно подниматься над городом. Это достойная альтернатива колесу обозрения, об установке которого так долго спорили омичи. 


Башня-маяк, как оказалось, для многих является спорным моментом. Сейчас мы будем думать, развивать ли эту идею дальше. Но, на мой взгляд, башня-маяк стала бы важной композиционной доминантой в общей плоскостной застройке крепости. Благодаря ей территория крепости прекрасно считывалась бы с перспективы реки, башню можно было бы наполнить интересными событиями. При этом здания крепости должны быть реконструированы без каких-либо новодельных элементов. Мы также считаем, что нужно вернуть исторический облик Тобольским воротам, которые сейчас выглядят не так, как должны. Думаем над реконструкцией крепостного вала. Возможно, стоит воссоздать его не в первоначальном виде, а в каком-то более современном. 

Сейчас люди, которые приходят на территорию крепости, видят обвалившиеся крыши, проломленный пол, осыпавшуюся штукатурку. Они не понимают, чем это место так привлекательно, в чем его историческая ценность и почему нам нужно его беречь. Я часто бывала на Омской крепости в последнее время, и видела людей, которые шли туда с надеждой увидеть горки и снежные фигуры, как в прошлом году, какую-то жизнь. Но в этом году ничего подобного запланировано не было. Когда омичи видят на этой территории, о которой столько говорят, пустоту, то начинают совершенно справедливо возмущаться. Нужно в корне менять эту ситуацию.

— Учитывая негативный опыт взаимодействия с руководством Омской крепости, как ты считаешь, возможно ли в принципе в нашем городе реализовать подобный достаточно революционный проект на территории историко-культурного памятника?
— Первой моей эмоцией после первого «Городского пикника» было удивление. Оказалось, ты можешь сделать все, что угодно для города, если у тебя есть большое желание и группа единомышленников. И для этого не нужно обладать какими-то серьезными связями и огромными деньгами. Главное, что эти проекты заставляют людей проявлять интерес к общественной жизни города. Не важно, какая это зона, историческая или нет, все зависит от людей, с которыми ты работаешь. 

Наш проект долгосрочный, он разбит на четыре этапа, рассчитан не на один год. Никто не говорит, что его необходимо реализовать сразу полностью. Можно делать это постепенно. Так будет даже лучше, люди успеют привыкнуть к переменам, ведь многие воспринимают все новое в штыки. Все будет зависеть от финансовых вливаний и инициативы городских властей.

— А как ты относишься к идее строительства пешеходного моста от Омской крепости к площади Бухгольца?
— Положительно. Такой мост позволил бы завязать воедино главные прогулочные зоны города — Воскресенский сквер, Омскую крепость, площадь у речного вокзала, на которой сейчас пустовато — слишком много места отдано под парковку. Можно было прогуляться по всему центру города пешком и дойти от крепости до новой набережной. 

 

Записала Анастасия Шугаева


Добавить комментарий
Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Трогательная, романтичная молодая группа «Свидание» рассказала «Классу» о повзрослевшей публике, стихах Макгрегора и глупостях.

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Рассказываем, как ставились личные рекорды: главный врач не зря гарантировал результат.

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

О мире детей и вожатых, саморазвитии и немного о деньгах — в нашем интервью с создателем школы вожатых в Омске.

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

24 сентября в Омске пройдет экскурсионный флешмоб, в рамках которого омичи смогут посетить более двадцати экскурсий. Все они будут бесплатные.

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)Инфографика

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)

Из 365 дней 118 будут выходными, в том числе 27 — праздничными.

Красота без жертвФото

Красота без жертв

Участники проекта «За подарками» отправились исследовать салон красоты «Нимфа».

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить другихИнфографика

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить других

«Новый Омск» приводит рекомендации министра здравоохранения, врача и специалиста Роспотребнадзора.

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Новый сезон театр откроет премьерой спектакля по мотивам пьесы Жана Батиста Мольера.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Один месяц, два героя, четыре этапа, один победитель. Вашему вниманию — очередной преобразующий проект «Нового Омска». Поехали!

Тысячи омичей вместе с LВидео

Тысячи омичей вместе с L'ONE танцевали локтями под первым снегом (ВИДЕО)

Несмотря на дождь и, по сообщениям очевидцев, даже снег, — омичи дождались артиста и отстояли концерт. Как это было — в нашей подборке.

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

С 8 по 10 сентября в рамках фестиваля современного искусства «Экспериментальные выходные» омичей приглашают на программы «Смотри!», «Говори!» и «Слушай!»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Топовый хореограф России рассказал «Классу» о столичных провинциалах и закулисье шоу «Танцы».

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»Видео

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»

О том, каким был третий open-air Омской филармонии — в нашем репортаже.

От Бразилии до Японии: в Омске пройдет кукольный фестиваль

От Бразилии до Японии: в Омске пройдет кукольный фестиваль

С 22 по 27 сентября в нашем городе состоится международный фестиваль « В гостях у Арлекина».