Класс

Класс

14 января 2014 06.55Город

Скользкая правда

Один из главных общественных успехов 2013-го обернулся главным провалом 2014-го. «Городской каток», который мог оживить мёртвое пространство Омской крепости, не проработал и двух недель. Сооружение «городского пространства» в сердце Омска сопровождалось скандалами, саботажем и заявлениями в полицию.
Скользкая правда


Один из главных общественных успехов 2013-го обернулся главным провалом 2014-го. «Городской каток», который мог оживить мёртвое пространство Омской крепости, не проработал и двух недель. Сооружение «городского пространства» в сердце Омска сопровождалось скандалами, саботажем и заявлениями в полицию.

Представители некоммерческого проекта «Придуманный город», в чьём портфолио уже два «Городских пикника», «Зимние игры» и «Горкино», изначально широко транслировали свою точку зрения: мелкие чиновники ставили им палки в колёса и не дали организовать красивый — как на картинке — проект для горожан. Представители автономного и абсолютно бюджетного учреждения «Омская крепость» комментировали свою позицию более сдержанно: всё идёт по плану, никакого конфликта нет.

В итоге, если прочитать сначала интервью «Классу»  Алины Бегун — одного из организаторов «Городского катка», а затем интервью «Деловому Омску» директора Омской крепости Григория Никифорова, может возникнуть когнитивный диссонанс и вопрос: «А может быть, они говорят о разных проектах?», — потому что уж слишком разнятся показания бывшего военного, ставшего хранителем неприступной для омичей крепости, и молодого дизайнера, желающего сделать крепость достоянием горожан.

О первоначальном проекте «Городского катка»:

  nikiforov 2Григорий Никифоров, директор:
«Нам идея инициативной группы сразу понравилась. Конечно, мы не могли согласиться со всеми предложениями активистов. Омская крепость — это комплекс зданий, их нужно обслуживать, обеспечивать к ним доступ. Поэтому близко к зданиям заливать каток нельзя. Мы собрали активистов, все им объяснили. Хотя было видно, что ребятам не по душе этот небольшой набор ограничений. Они хотели залить практически всю территорию, в результате чего доступа не было бы не только к денежной кладовой, но и к Тобольским воротам».

   begyn malАлина Бегун, волонтёр:
«Уже на стадии обсуждения проекта начались какие-то «странности». Поначалу наш план нравился руководству крепости — и директор, и его заместитель полностью его одобряли. А потом, когда мы пришли на согласование проекта в департамент культуры, вдруг оказалось, что проезд делать ни в коем случае нельзя, и Никифоров тут же заявил, что всегда был против этой идеи. Мы пошли навстречу — изменили проект согласно требованиям. Мы были готовы к диалогу. Если бы удалось согласовать заливку льда вплотную к зданиям крепости, мы бы продумали и выполнили систему гидроизоляции, чтобы исключить возможность повреждений. Мы пытались отстаивать свои идеи».

О том, кто же заливал каток:

Григорий Никифоров:
«Когда выпал первый снег, мы начали сооружать ограничивающие бортики. Звонили общественникам, но ребята либо не отвечали, либо говорили, что заняты. И мы сформировали без их участия два катка без соединения. Им это снова не понравилось. Хотя они фактически свалили на нас всю работу: заливку, очистку катка. А у нас даже техники специальной нет. Обо всем пришлось договариваться. Мы с коллегами в выходные шли, брали лопаты, делали бортики, а активисты говорили, что мы только все портим».

Алина Бегун:
«Из-за праздников заливать лед регулярно техники не могли, по нашей договоренности его должны были обновлять раз в две недели. Но этого, конечно, мало. Поэтому мы пытались устранять дефекты льда самостоятельно. К лопате приделали шланг и кусок ковра, по которому текла вода — эту конструкцию нужно было тащить по льду. Лед во время заливки нужно ровнять вручную, а вокруг катаются люди. Это практически ювелирная работа, и делать ее втроем на такой огромной территории нереально тяжело. Тем более, учитывая то, что перед этой процедурой мы вынуждены были вручную чистить весь каток».

О конфликте из-за «девяти дырок»:

Григорий Никифоров:
«Это здание в городской собственности. И все изменения фасада делаются по проекту. Понятно, что в условиях отрицательной температуры на улице те девять просверленных дырок сейчас заделать нельзя. Я предложил организаторам написать в произвольной форме бумагу, что они обязуются устранить нанесенные повреждения. Там нужно было только зашпатлевать и покрасить. Цена вопроса небольшая. Но почему-то никто не согласился на это. Тогда я решил вызвать полицию, чтобы установить сам факт произошедшего».

Алина Бегун:
«Обсуждения проекта с Никифоровым доходили и до угроз, и до прямого хамства в наш адрес с его стороны. Ситуация с полицией нас тоже совершенно поразила. Ведь мы сами позвонили Никифорову, когда обнаружили сделанные электриками отверстия, объяснили ситуацию, сказали, что готовы сделать все возможное, чтобы устранить повреждения. Но директор отказался с нами разговаривать и сразу заявил, что напишет заявление в полицию. После этого мы вообще не понимали, как дальше работать».

О судьбе катка в Омской крепости в январе:


Григорий Никифоров:
«Каток и сейчас работает! В работе катка ничего не меняется. Уходят общественники, но что поделать! Мы ведь собирали организаторов после того как они отказались от проекта. Хотели поговорить. Но они стояли на своей позиции: что наша работа им не нравится, и они не хотят в этом участвовать».

Алина Бегун:
«Пока на льду катка слой примерзшего снега, прокат не работает и людей нет. Место снова стало «мертвым». Если Никифоров действительно будет дальше развивать «Каток», организовывать там мероприятия, мы будем только рады. Это будет означать, что наша идея воплотилась, а детище живет. Но пока все выглядит печально».

О Городском Пикнике:

Григорий Никифоров:
«Я, кстати, в пикнике тоже участвовал. Мы организовали буккросинг от Омской крепости. Но и утверждать, что они вдвоем-втроем взяли и организовали весь пикник — нельзя. Там принимали участие люди из многих департаментов мэрии. Это была коллективная работа. И после пикника многие коллеги из администрации говорили, что ребята-организаторы, извините, скандальные».

Алина Бегун:
«Первой моей эмоцией после первого «Городского пикника» было удивление. Оказалось, ты можешь сделать все, что угодно для города, если у тебя есть большое желание и группа единомышленников. И для этого не нужно обладать какими-то серьезными связями и огромными деньгами. Главное, что эти проекты заставляют людей проявлять интерес к общественной жизни города. Не важно, какая это зона, историческая или нет, все зависит от людей, с которыми ты работаешь».

Об Омской крепости:

Григорий Никифоров:
«Неправильно считать, что мы ничего не делаем. Нам часто пишут организации с просьбой провести экскурсии. В том числе и автобусные по городу. Платные экскурсии проводим. Еще ремесленники арендуют помещения за небольшую плату. Когда крепость уже будет отреставрирована, в ней появится и другой функционал».

Алина Бегун:
«Мы видели территорию крепости, как общественное место, где властвует не только история, но и современность. Туда должны приходить люди, особенно молодежь — этакий центр притяжения всего города, гордость и достопримечательность. Оно должно быть насыщено и зеленью, и общественными местами. Там предполагалось создать культурное пространство, например, выставочный центр, а также место под коммерческие зоны. Я считаю, что необходимо привлекать бизнесменов, которые реализовали бы на территории крепости свои проекты и содействовали сохранению исторических зданий. Это была бы идеальная схема работы».

О мировоззренческом сходстве:

Григорий Никифоров:
«Мы такие же люди, как и общественники: Интернет любим так же, как и они, на природу ездим. На коньках и лыжах катаемся. Нельзя сказать, что в крепости сидят люди чуть ли не в солдатских сапогах и никому ничего не дают делать. Глупости это».

Алина Бегун:
«Создать пространство с зеленой травой, Интернетом, удобными сидениями, интересными мероприятиями, куда люди будут приходить, чтобы с пользой провести время на свежем воздухе. Получится ли это сделать? Посмотрим».


Александр Жиров


Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.