Деловой Омск

Деловой Омск

16 апреля 2014 07.23Статьи

Панова на вас нет

Десять лет назад Алексей Панов создал Центр медицинского права, по сути, открыв в Омске новое направление юридических услуг. Сейчас филиалы организации работают в нескольких городах России, а медицинские руководители пугают своих сотрудников юристами центра.

Панова на вас нет

По словам Алексея Панова, идея создать юридический бизнес родилась у него во время работы в бюро судебно-медицинской экспертизы.

«Я не врач по образованию, — говорит Алексей Валентинович. — В бюро занимался предпринимательской, хозрасчетной деятельностью. Денег в бюджетном учреждении не хватало, и нужно было организовывать дополнительное финансирование. Было это в конце 90-х.

И так уж вышло, что через меня проходили медицинские экспертизы, связанные как раз с врачебными ошибками. Тогда я и узнал, что медицина не только лечит, но иногда и калечит. И мне как юристу показалось интересным заняться именно профилактикой врачебных ошибок в медучреждениях».

Сам себе директор

Когда срок рабочего контракта в госструктуре у Алексея Панова истек, он решил уйти в свободное плавание. А хороший заработок на предыдущей работе позволил ему начать свое дело.

«Я подумал: раз есть проблема медицинских ошибок, значит, нужно предложить организациям варианты, как их не допускать, — рассказывает Панов. — Однако в медучреждениях работали целые юридические службы, решавшие за медиков все проблемы. То есть со стороны медучреждений спроса не было. Но он был у пациентов. И я решил выступать на их стороне».

Первоначально Панов создал Общество защиты прав граждан в сфере охраны здоровья. И первоеже дело против частной клиники, которую защищали опытные юристы, окончилось победой. Она-то и дала стимул к дальнейшему развитию.

«Начинал я с маленького офиса, — вспоминает Алексей Валентинович. — Сам был директором, бухгалтером, менеджером и юристом. Нужно было как-то заявить о себе на рынке, но меня сразу же попытались притормозить. Злые языки говорили: «Панов — экстремист. Работать с ним нельзя».
Зато поток пациентов, благодаря успешным делам, увеличивался. Стали поступать предложения из журналов писать на медико-правовые темы. И сейчас Панов входит в состав редколлегий нескольких федеральных изданий.

Когда счет рассматриваемых в судах дел пошел на десятки, юрист осознал востребованность услуги. И в 2003 году Общество защиты прав граждан в сфере охраны здоровья закрылось, а вместо него было зарегистрировано ООО «Центр медицинского права». К настоящему времени в нашей стране и на Украине появилось несколько организаций с таким же названием, и Алексей Панов вынужден уведомлять плагиаторов, что использовать его наименование не следует.

Работа новой организации началась в 2004 году, и за 10 лет работы удалось вывести бизнес на стабильный годовой оборот около 3 млн рублей.

«Это немного для юридического бизнеса, но в Омской области иной уровень цен и зарплат, поэтому на жизнь хватает. — говорит Панов. — У нас узкая сфера профессиональных интересов, и за все годы работы в Омске у нас даже не появилось конкурентов. Бизнес не очень маржинальный — суды не готовы присуждать, как в Америке, миллионные компенсации за моральный вред. Последняя сумма, которую присудили нашему клиенту за смерть члена его семьи из-за медицинской ошибки, — 450 тыс. рублей. Медицинский спор — это не арбитражный процесс, где адвокат в качестве гонорара может отщипнуть очень солидную сумму. Тем не менее работа нам нравится, коллектив сложился творческий, а выигранные дела приносят удовлетворение».

Штатные единицы

В организации кроме руководителя работают два юриста с медицинским образованием, специалист по вопросам военно-врачебной экспертизы и судебно-медицинский эксперт. Есть и вспомогательный персонал. Как утверждает Панов, такого небольшого штата сотрудников вполне достаточно, чтобы полностью перекрывать рынок медицинского права в Омской области. Небольшие затраты на бизнес позволяют отказаться и от кредитных ресурсов:

«Для нашей работы нужны стол, стул и компьютер. Если придется покинуть один офис, найдем другой. А сайт в интернете останется».

При этом в последние годы филиалы омского Центра медицинского права стали появляться по всей стране: партнерские организации открыты в Новосибирске, Пензе и Москве. По словам Панова, часто поступают предложения открыть филиалы и в других городах.

«Но продавать франшизу мы не стали, — говорит юрист. — Быстрых доходов отрасль не предвещает. Фактически под наше крыло заходит еще одно юридическое лицо с таким же названием из другого города, с которым мы контактируем в работе. Рассказываем иногородним коллегам о технологии заработка, предоставляем готовые договоры, исковые заявления. Специалисты в филиалах работают местные, но они могут без проблем обратиться за помощью в головной офис в Омске. Скайп и прочие технологические новинки помогают наладить общение на расстоянии».

Перспективные дела

«Я был уверен, что в этой деятельности должна быть коммерческая составляющая, — рассказывает Панов. — Изучал англоязычные источники и поражался, как востребовано медико-правовое направление в западных странах, особенно в США. Суммы, которые присуждают пациентам, пострадавшим от врачебных ошибок, — колоссальные! В России же на момент открытия нашего центра суды назначали ничтожные компенсации. Суммы в 3-5 тыс. рублей считались вполне адекватными и какой-либо роли для медицинской организации не играли».

В России, объясняет руководитель центра, стороны конфликта представляют доказательства, как правило, основанные на заключении судебно-медицинской экспертизы, а судья оценивает их и выносит решение. В американском же процессе все решают присяжные, которые вообще не имеют медицинского образования. Там стороны истца и ответчика предоставляют суду медэкспертов, которые и пытаются убедить присяжных, используя свои профессиональные знания и красноречие.

«Если б и у нас решения по врачебным искам выносили присяжные, — считает юрист, — то в 95% случаев побеждали бы пациенты. Там же в каждом штате множество юридических контор, специализирующихся на врачебных ошибках. Работа — самая высокооплачиваемая, и за гонорар в 30-50% от присужденных, скажем, 45 млн долларов медицинскому юристу есть смысл напрячься».

В России статистика победных для пациентов дел значительно скромнее. По словам Панова, его юристы берутся лишь за те дела, у которых есть перспектива. Выиграть удается в 75-80% случаев».

«В судебном процессе не так важно, что ты знаешь, — говорит Панов. — Важно — сможешь ли ты это доказать. И мы соглашаемся участвовать, если видим, что сможем доказать факты ненадлежащей медицинской помощи. Можно было бы выигрывать больше дел, если бы в России была более объективная и независимая судебно-медицинская экспертиза. Судья ведь не имеет медицинского образования, поэтому вынужден полностью доверять мнению эксперта и на его основании выносить свое решение».

Судебные решения и постановления, убежден руководитель центра, должны быть направлены на мобилизацию ответчиков — чтобы не допускать трагедий впредь:

«Никакая сумма не может компенсировать потерпевшим потерю близкого человека. Но что такое 200 или даже 450 тысяч компенсации для больницы скорой помощи при их очень неплохом финансировании? Никакой роли это решение не сыграет. Вот если сумма компенсации будет 5 млн рублей, тогда главврач задумается, как впредь не допускать ошибок».

Хотя, по словам юриста, эта логика применима в первую очередь к частной медицине: для коммерческих клиник проигранный иск — серьезный удар по репутации.

«А районной поликлинике или БСМП, — объясняет Панов, — все равно. Как шла к ним толпа пациентов, так и будет дальше идти. А ведь значительно чаще пациенты жалуются именно на государственное здравоохранение.

В этих клиниках объем работы больше, но технологический уровень, да и квалификация врачей, к сожалению, бывают ниже, чем у частников».

Страшилка для нерадивых медиков

В последнее время Центр медицинского права начал сотрудничать и с медицинскими учреждениями, которые раньше с опаской реагировали на его работу.

«Я — определенная страшилка для минздрава, — говорит Алексей Валентинович. — По слухам, некоторые руководители строго говорят своим подчиненным: «Панова на вас нет». Тем не менее со многими думающими начальниками от медицины у нас сложились хорошие отношения. И сейчас мы защищаем не только пациентов, но и медучреждения».

По мнению Панова, самая выгодная форма сотрудничества с организациями — абонентское обслуживание.

Для Центра медицинского права — это стабильное финансирование, а для медучреждений — возможность передать свои юридические вопросы на аутсорсинг, сократив лишние расходы на содержание юридической службы. Главное — чтобы не возникал конфликт интересов: если к юристам приходит пациент с жалобой на учреждение, с которым у центра заключен договор, то они вынуждены ему отказать.

«Когда мы выходили на рынок для юрлиц, я четко понимал свое конкурентное преимущество, — делится Панов. — Если уж я знаю, как защитить пациента, то тем более знаю, как защитить медучреждение. Но, к сожалению, многие медицинские организации не уделяют внимания профилактике рисков. Они приходят к нам за помощью, когда над ними уже висит иск в суд или предписание контролирующего органа».

В ближайших планах юридической организации значится развитие интернет-направления. Летом у центра будет запущен новый сайт, который станет информационным порталом по вопросам медицинского права. В настоящее время наш сайт ежедневно посещают около 2 тыс. уникальных посетителей со всей России.

«Помимо сайта мы развиваем и видеоблог — каждое утро я делаю свой комментарий по актуальным медико-правовым вопросам, — поясняет руководитель центра. — А недавно мы освоили и новое направление работы. Но об этом я расскажу позже — когда появятся существенные результаты. Хотя, когда открывал Центр медицинского права, я даже не думал, что так расширю сферу его деятельности».

Александр Набатов

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №14 (018) 15 апреля

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Алевтина
У нас проблема, заходим в тупик. В январе 2011г сын получил трудовое увечье, левая рука ампутация на 1/3. МСЭ установила 60% бессрочно. Руку потерял 100% вина работодателя, при ремонте эл. оборудования. Прошли 2 инстанции суда, безрезультатно. Смешно суд спрашивают мед. эксперта, может он выполнять слесарные работы 1 рукой, медэксперт отвечает может может, может нет, я не знаю. Слышала Ваш видеоролик., прониклась доверием. Сейчас будем подавать кассацию. Хотела получить от Вас помощь. Суд проходил в г.Пермь. очень жду ответа. Заранее благодарна. Ск. будут стоить Ваши услуги?
24 декабря, 11:15 | Ответить
А нужен ли мальчик: кто вы в мире без мужчин

А нужен ли мальчик: кто вы в мире без мужчин

Тест для женщин в День защитника Отечества. 

Где омичам погулять на Масленицу?

Где омичам погулять на Масленицу?

Даем расписание мероприятий.

Плавим снег: арт-проект о зимне-весенних проблемах Омска

Плавим снег: арт-проект о зимне-весенних проблемах Омска

Команда «Нового Омска» помогла, чем смогла, весне, городским властям и, как говорится, другим хозяйствующим субъектам.

Люди и рыбаФото

Люди и рыба

«Новый Омск» запускает новый фотопроект. В рамках него мы планируем показывать серии фотографий известных омичей, объединенные каким-либо общим элементом, идеей, деталью.

Игорь Коротаев, омский актер: «Ради театра готов побрить ноги»

Игорь Коротаев, омский актер: «Ради театра готов побрить ноги»

Один из ведущих актеров Лицейского театра отмечает день рождения.

Герои нашего времени: 15 омских мужчин, достойных книжной обложкиФото

Герои нашего времени: 15 омских мужчин, достойных книжной обложки

«Класс» изучил список литературы и пофантазировал, кто из известных омичей мог бы попасть на обложки выбранных произведений.

Пореченков, Гинсбург и Крюков — о фильме «Вурдалаки»Фото

Пореченков, Гинсбург и Крюков — о фильме «Вурдалаки»

Лента, снятая по мотивам рассказа Алексея Толстого, выйдет в прокат 22 февраля.

Константин Румянцев, фронтмен «Тролль Гнет Ель»: «В год мы даем по 90 концертов»

Константин Румянцев, фронтмен «Тролль Гнет Ель»: «В год мы даем по 90 концертов»

Об отношениях группы с лейблом, разношерстной публике и «Оркестре Тролля» — в интервью с питерским коллективом «ТГЕ».

В Омске открылась уникальная фотовыставка

В Омске открылась уникальная фотовыставка

Горожане могут увидеть более 100 снимков Гималаев.

Первый раз в первый класс: все о документах в омских школах, поборах и т. д.

Первый раз в первый класс: все о документах в омских школах, поборах и т. д.

Рассказываем, как подать заявление и сколько денег нужно сдавать.

Театр четырнадцати особенных актеров

Театр четырнадцати особенных актеров

В Омске уже пять лет успешно работает и развивается необычный театр «Параллельный мир», актеры которого в основном люди с синдромом Дауна. Кто придумал такой проект и зачем он нужен, разбирался ...

Любви нет: 10 героев живописи, которые не будут отмечать 14 февраля

Любви нет: 10 героев живописи, которые не будут отмечать 14 февраля

Если вы устали от розовых соплей, наша фантазия на тему «Мне плевать на День всех Влюбленных» — к вашим услугам.

Пять историй любви от участников «АнтиЗАГС»

Пять историй любви от участников «АнтиЗАГС»

«Новый Омск» раздал свидетельства о влюбленности пяти омским парам и узнал, как начинались их романтические отношения.

Тест: какой из вас тролль?

Тест: какой из вас тролль?

Интернет дал нам многое, включая возможность высказывать свое мнение, когда об этом не просят, безнаказанно хамить и «с ученым видом знатока» давать советы космического масштаба специалистам всех ...

Омичка выиграла в конкурсе от Союза художников России

Омичка выиграла в конкурсе от Союза художников России

В интервью «Вашему ОРЕОЛУ» Зоя Минеева рассказала о своем творчестве.