Класс

Класс

21 января 2014 05.27Интервью

Zalesov & Skok: «Мы стараемся сделать Омск красивее»

Бренд Zalesov & Skok, который изначально специализировался на изготовлении бабочек и галстуков, в начале этого года вышел на качественно новый уровень. Роман Залесов и Юлия Скок открыли полноценное ателье по пошиву мужской одежды. Юля и Рома не просто хотят заработать. Их высокая цель — воспитать в омичах вкус и привычку носить качественную одежду, а не дешевый продукт масс-маркета. Ребята рассказали о том, как построить бизнес на бабочках и почему Zalesov & Skok — дело всей их жизни.

Zalesov & Skok: «Мы стараемся сделать Омск красивее»

Вадим Харламов

«Класс»: Год назад вы говорили, что бизнес с бабочками приносит минимальный доход, который полностью уходит на развитие бренда. Если сейчас вы решились на такой серьезный шаг, как открытие полноценного ателье, значит, ситуация изменилась?
Юлия Скок: Нет. Мы по-прежнему придерживаемся такой политики, ничего не кладем себе в карман, вся прибыль идет на развитие — на ткани, аренду помещения и так далее. Важно не просто зарабатывать деньги. Наша цель — это самореализация, попытка сделать Омск более красивым и открыть новое направление — пошив одежды для мужчин по индивидуальным меркам.
Роман Залесов: Причем у нас это очень даже получается. Рядом с нашим ателье гулял с собакой сосед — дядька криминального вида. Какое-то время присматривался, а потом зашел и спросил: «А чо это у вас такое?». А когда узнал, что ателье, так заинтересовался, что неожиданно сам для себя стал нашим клиентом. Хотя даже пиджак он называет как-то на свой блатной манер «лепешок». И вообще, несмотря на то что мы работаем всего неделю, у нас уже довольно много заказов.

Что касается прибыли, то о ней можно будет говорить не раньше, чем через несколько месяцев. Будем усиленно трудиться. В этом месяце мы уже однозначно сработаем в ноль, а дальше планируем выйти на получение прибыли. На февраль у нас есть крупный заказ — будем шить форму для одного новосибирского коктейль-бара.

IMG 4572 6


«Класс»: Получается, Zalesov & Skok — это такой альтруистический бизнес, который не приносит денег, но имеет высокую цель?
Юлия Скок: Вообще, когда мы все это начинали, то мечтали о семейном бизнесе. Пусть нам он не будет приносить такого большого дохода, но вот наши дети смогут на нем хорошо зарабатывать. А дети детей — еще лучше.
Роман Залесов: Тут есть вопрос миссии, призвания, ведь у каждого человека оно есть. Мы с Юлей никогда не смогли бы покупать дешевый товар и продавать его втридорога, это не интересно. Нам необходимо производить что-то качественное, и мы шли к этому очень долго. Полтора года назад начали работать с нашей швеей. И в течение этого времени вместе учились создавать качественную одежду, разрабатывали детали, оттачивали мастерство.

Нам нравится противопоставлять нашу одежду масс-маркету. Не прикольно всем ходить в одинаковых черных костюмах. Да, наши вещи стоят немного дороже, но человек заплатит за качественную одежду, которая прослужит ему не один год. Если ты покупаешь сорочку за 1000 рублей, то должен понимать, что прослужит она недолго. В моем гардеробе есть вещи, пошитые нашим мастером, которые я ношу очень долго, и с годами они мне только больше нравятся. Это предметы гардероба, нацеленные на долгосрочную перспективу.

IMG 4577 7


«Класс»: Какую сумму, если не секрет, вы потратили на открытие ателье?
Роман Залесов: Порядка ста тысяч. Это полностью наши деньги, немного помог брат Юли, никаких сторонних инвесторов. Но основные траты нам только предстоят — нужно будет закупить большое количество тканей, фурнитуры, чтобы с ними работать. Ведь в чем еще наше отличие от других ателье. Обычно клиента просят принести ткань и фурнитуру (а многие в этом не разбираются). Мы же сами все подбираем в соответствии с пожеланиями гостя. Подробно расспрашиваем, что ему нравится, какие у него в гардеробе есть сорочки, рекомендуем модели, которые ему могут подойти. Мы даже изготовили образцы воротничков для сорочек, чтобы у клиента была возможность выбрать понравившийся вариант — обычный воротник, «акулий плавник» или что-то экстравагантное вроде воротника с булавкой. На самом деле, у любого предмета гардероба есть огромное количество деталей и мелочей, о которых многие не подозревают. Мы же хотим, чтобы каждый нашел что-то свое.

«Класс»: Какой путь вы проделали от идеи открыть ателье до собственно открытия?
Юлия Скок: Идея витала в воздухе с того момента, как мы начали заниматься бабочками. Мы обсуждали, что нам нужно открывать ателье, нужны работники. Мы дозрели до активных действий, когда отточили свое мастерство кройки и шитья, сшили приличное количество сорочек, пиджаков, костюмов. Мы долго искали помещение, сначала не для ателье, а для продажи бабочек, а потом решили совместить и то, и другое. Думали про пустующие офисы на Ленина, но там запросили кучу денег. А это помещение нашел Рома, который работает недалеко от него. Просто ехал мимо, увидел объявление об аренде и позвонил. Место нам подошло, но нужно было делать ремонт. Зато у офиса был огромный плюс — большое зеркало-дверь в соседнюю подсобку, которая теперь служит нам примерочной.
Роман Залесов: 30 декабря мы подписали договор, 31 начали красить, и все новогодние каникулы делали здесь ремонт своими силами, чтобы 8 числа открыться.

«Класс»: Вы говорили, что хотите отказаться от работы в офисе и полностью посвятить себя ателье. Пока это не получилось сделать?
Юлия Скок: Пока нет, мы оба работаем — я специалистом по HR, а Рома — в сфере рекламы. В ближайшее время вряд ли получится отказаться от офисной работы, ателье нас пока не обеспечивает. Но это нормально, мы работаем всего неделю, а срок окупаемости нашего предприятия — несколько месяцев. Пока мы вкладываем в дело, но рано или поздно оно начнет приносить нам отдачу. Мы не переживаем по этому поводу.



«Класс»: Для вас это хобби?
Юлия Скок: Хобби предполагает какой-то дилетантский подход, а мы стремимся делать все профессионально. Хотя для нас это действительно не полноценный бизнес-проект, а любимое дело, которое приносит пока небольшой, но доход. Нам просто очень нравится всем этим заниматься, мы по-настоящему кайфуем. Для нас это дело всей жизни, которое мы хотим передать нашим детям. Мы вложили в него свои имена и отвечаем полностью за качество продукта, который производим. У нас не зря не любят давать бренду свои имена, чтобы не нести ответственность. Мы этого не боимся.


Хобби предполагает какой-то дилетантский подход, а мы стремимся делать все профессионально. Для нас это дело всей жизни, которое мы хотим передать нашим детям. Мы вложили в него свои имена и отвечаем полностью за качество продукта, который производим.

«Класс»: У вас есть какая-то стратегия развития бренда, бизнес-план? Или вы больше руководствуетесь интуицией и спонтанными идеями?
Юлия Скок: У нас есть и то и другое. Бизнес-план — это такая жесткая конструкция, которая со временем глобально не изменяется, но наращивается за счет наших идей. Мы каждый день придумываем что-то новое, пробуем, экспериментируем.

«Класс»: И какой ваш следующий шаг?
Роман Залесов: Открывать новое ателье, магазин готовой одежды или продавать куда-то франшизу и вообще пытаться поработить мир пока не планируем. Будем развивать наше дело, работать со «своим» клиентом. Недавно участвовали в эфире на радио, и в процессе беседы была высказана точка зрения, что никто не купит костюм за 12 тысяч, если на распродаже можно купить за шесть. Так вот, таких людей мы и не переманиваем. У нас свой клиент со своими запросами. Мы точно знаем, что есть прослойка омичей, которые по разным причинам не хотят или не могут купить готовую одежду, сшитую по усреднённым меркам.

«Класс»: Но ведь сейчас ваша аудитория — это как раз молодые активные люди, которые одеваются в «Меге». Не факт, что им будет по карману ваша одежда.
Юлия Скок: Это стереотип. К нам за бабочкой приходил совсем недавно мужчина, который купил ее себе на пятидесятилетие. Еще один мужчина в годах как-то скупил у нас пять или шесть бабочек, сказав: «Наконец-то я их нашел!». Наши клиенты в аксессуарах — это просто люди со вкусом любого возраста, которые хотят выделяться. 

Что касается одежды, то это в основном мужчины среднего возраста (но и молодежь тоже), которые понимают, что пора отходить от масс-маркета, и готовы сшить что-то на заказ. Наша аудитория — это и успешные люди творческих профессий — фотографы, рекламщики, так называемые «яппи». В целом это люди, которым не все равно, как они выглядят.

Роман Залесов: Нам очень важно развивать вкус как у самих себя, так и у наших клиентов. Мы часто замечаем, что костюмы мужчинам не идут — они «не сидят», мешковатые, с длинными рукавами. А все потому, что у костюма и рубашки порядка десяти параметров, по которым их нужно подбирать. Покупные же костюмы подходят в лучшем случае по двум-трем, а сшитые у нас — по всем. Наша задача — сделать костюм «второй кожей». В нем должно быть удобно.

«Класс»: Вы говорили, что у вас даже клеевая ткань из Милана? Откуда же тогда вся остальная ткань?
Юлия Скок: У нас все ткани крутые, но крутые они по-разному. Да, у нас есть клеевая из Милана отличного качества, ее мы используем при пошиве рубашек. Воротники и манжеты у рубашек с такой тканью хорошо держат форму и служат долго. Еще есть запасы сукна, из которого раньше шили верхнюю одежду военные. Оно очень теплое, долговечное, не выгорает, не скатывается — такое мы не нашли бы даже в Италии. У Ромы есть пальто из ткани для пошива шинелей для высшего офицерского состава, в котором он ходит в -30 градусов и не мерзнет. Или говорит, что не мерзнет. Какие-то ткани мы находим в самых невероятных и неожиданных местах. Например, сейчас у нас лежит отрез шикарного сукна оливкового цвета, которое было произведено 12 лет назад на российской фабрике «Купавна». Там делают ткани аж с 1745 года.

Роман Залесов: Ткани — больная тема. Сейчас мы в поиске поставщиков, которые могли бы обеспечить нас тканями приемлемого качества по адекватной цене. В настоящее время работаем с несколькими проверенными производителями. Самый ближайший поставщик Белоруссия, там есть лен неплохого качества. Что-то мы находим по случаю в Омске в процессе регулярных рейдов по тканевым магазинам.

IMG 4574 3


А вообще хочется поддерживать отечественного производителя, мы до последнего пытались искать российских поставщиков тканей. Обидно, что когда люди слышат «ткань из Милана», для них это автоматически означает отличное качество. А словосочетание «российская ткань» вызывает обратную реакцию. Нам бы очень хотелось на нашу одежду нашивать бирки «Сделано в России», но пока в нашей стране почти нет необходимого сырья.

«Класс»: Кстати о бирках. Вы планируете нашивать на свою одежду ярлыки, на которых будет написано, как ухаживать за изделиями? Ведь на фабричном производстве это делают обязательно.
Юлия Скок: Наши рубашки можно стирать как обычно, а вот пальто и пиджаки лучше сдать в химчистку, чтобы форму не потеряли. Стандартный уход. Мы, наоборот, стараемся использовать ткани более износостойкие, поэтому за нашими вещами не нужен какой-то особенный уход.

«Класс»: Вы можете сшить абсолютно все, что захочет клиент? Или он может выбирать только из предложенных вами моделей?
Роман Залесов: У нас есть свой фирменный стиль, например, мы вряд ли сошьем леопардовую бабочку. Нам больше нравится классика. Хотя сейчас часто встречаются любители добавлять в классические вещи много лишнего. Так, недавно нам в качестве образца показали рубашку с огромным воротником и невероятным количеством пуговиц на стойке. Какая-то цыганщина. В общем, есть вещи, от пошива которых мы можем отказаться.

Иногда бывает так, что нам удается переубедить клиентов. Недавно пришел мужчина и попросил ему сшить классическое черное пальто. В качестве альтернативы мы предложили ему серый бушлат по эксклюзивному дизайну, показали, как это будет круто смотреться, он согласился. Черный цвет довольно мрачноват, а в России к нему какое-то особенно трепетное отношение. Я два года прожил в Праге, и черный в качестве основного цвета одежды и обуви там встречается намного реже. Это сказывается на общем настроении. Бытие определяет сознание.

«Класс»: Проведенное в Праге время как-то повлияло на твои вкусы в одежде? Ведь туда ты уезжал в футболке и джинсах, а сюда вернулся в рубашке и брюках.
Роман Залесов: Честно говоря, там я про одежду почти не думал. Хотя люди там одеваются совсем по-другому. Когда возвращался в Омск, тащить полный чемодан одежды мне не хотелось, приехал налегке. Тогда встал вопрос с пополнением гардероба. Обычную одежду в Омске можно найти, а стильных аксессуаров был дефицит. Вот и начали с Юлей шить бабочки.

IMG 4580 5


Причем спустя пару месяцев решили шить их только завязывающимися, потому что на застежке не круто. Ведь есть своя изюминка в том, чтобы носить бабочку просто распущенной. Да и вообще, умение завязать бабочку любая девушка оценит. А сейчас пришло время глобально переодевать наших мужчин.

«Класс»: А вы проводите мастер-класс по завязыванию бабочек для своих клиентов, когда отдаете заказ?
Юлия Скок: Конечно, хотя сейчас встречаются очень много людей, которые умеют завязывать бабочки. Но мы показываем даже тем, кто сопротивляются и говорят, что посмотрят видео. Обычно они потом звонят в панике и просят рассказать, как это делается. Несколько раз выезжали даже к женихам, которые за час до регистрации не могли завязать бабочку.

Роман Залесов: Представляете, приезжаешь в какой-нибудь коттедж, в котором сидят десять мужиков и не могут завязать бабочки. Помогаешь им, а они удивляются: «Ничего себе, это так просто!».

«Класс»: А женскую одежду вы собираетесь шить?
Юлия Скок: Рынок ателье женской одежды перенасыщен, поэтому туда мы вряд ли пойдем. Как разовые заказы можем, но не на постоянной основе. Сшить платье — это просто. А пиджак — это самая сложная вещь из всех, которые только можно придумать. Там огромное количество тонкостей. Сшить хороший пиджак — это настоящее искусство.

Роман Залесов: Причем есть огромное количество видов пиджаков. Один из них — смокинг. У нас любой пиджак принято называть смокингом, а на самом деле, настоящий смокинг — это черный классический пиджак с атласными лацканами, драпированной шелком пуговицей и брюками с шелковыми же лампасами. Его принято носить с лакированными туфлями. Смокинг — атрибут большого торжества.

«Класс»: Год назад вы говорили, что хотели бы уехать из Омска в Европу, развивать свой бизнес там. Сейчас ваши настроения изменились?
Роман Залесов: Настроения в городе действительно поменялись, появляются люди, которые хотят и могут что-то делать здесь, хотя это и не всегда просто. Я даже могу предположить, что в ближайшие пять лет начнется процесс обратной миграции — многие «поуехавшие» начнут возвращаться обратно. Уедем ли мы отсюда? Пока сложно сказать. Люди, которые хотели эмигрировать, сделали это. Но я сейчас вижу, что есть огромное количество бизнесменов, которые здесь успешно реализуются. Просто нужно работать, а не ныть. Эмигрируют те, кто не могут найти свое место. Хотя у нас тоже непросто вести бизнес.

Юлия Скок: Раньше мы думали, что поработаем немного в Омске и уедем. Но начинаешь работать, втягиваешься, налаживаешь связи, контакты, которые не хочется терять. К тому же в Омске очень классная публика. За последний год в связи с бизнесом у нас появилась масса знакомых интересных ребят. В Новосибирске мы тоже чувствуем себя, как дома. Когда начинаешь заниматься бизнесом, начинаешь замечать людей, с которыми можно поработать. Нам стало казаться, что Омск стал другим, на самом деле, просто поменялся угол зрения.


Анастасия Шугаева


Добавить комментарий
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Новая встреча в «звездных» гостях: угощаемся венскими вафлями и алтайскими пряниками с облепиховым чаем и говорим о стильных киногероях, любви к Парижу и постельных сценах в омском кино.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.