Класс

Класс

14 февраля 2014 05.25Город

Кирилл Макаров: «В Омске денег больше, чем идей»

Омичи всерьез занялись будущим города. Они обсуждают идеи, строят планы, ищут способы развития Омска. Самое главное — они ищут смыслы, чтобы остаться здесь жить, создавать семьи. Именно для этого создавался городской проект «Омск. Фактор жизни». О том, как идет его реализация, на что стоит обратить внимание и что будет с «Фактором жизни» дальше, «Классу» рассказал куратор проекта Кирилл Макаров.
Кирилл Макаров:  «В Омске денег больше, чем идей»


Омичи всерьез занялись будущим города. Они обсуждают идеи, строят планы, ищут способы развития Омска. Самое главное — они ищут смыслы, чтобы остаться здесь жить, создавать семьи. Именно для этого создавался городской проект «Омск. Фактор жизни». О том, как идет его реализация, на что стоит обратить внимание и что будет с «Фактором жизни» дальше, «Классу» рассказал куратор проекта Кирилл Макаров.

— Кирилл, как вообще возникла идея проекта «Омск. Фактор жизни»?
— Идея похожих проектов витала в воздухе весь 2013 год. Все началось с концепции развития Омской области — было несколько громких инициатив по поводу формулировки стратегии развития региона. Проходило несколько стратегических сессий под руководством приезжих специалистов, сейчас это переросло в площадки, которые регулярно проходят ради формулировки стратегических идей. Возникли трения в среде заинтересованных людей. Предложенная москвичами «стратегия» не была принята как родная в Омской области. И когда в июне 2013 года губернатором был утвержден документ, а претензий к нему оставалось много, тогда те, кто выступали и принимали участие в этой работе, но не были услышаны, стали находить другие формы. Это про экспертов. Что касается простых творческих людей, которые чувственно относятся к судьбе Омска, то они пошли в проекты, связанные с судьбой города.

— Один из них — ваш?
— Появились проекты, которые по-своему реализуют тему: как можно сделать так, чтобы в Омске жилось лучше. И вот тут началась работа и по реализации проекта «Омск. Фактор жизни». Ответов в том документе, что был утвержден летом, мы не нашли. Мы не увидели описания цели, к которой должны прийти. Мы не увидели целых блоков: муниципального, национально-культурного, исторического, образовательного. Хочется видеть полноценный контекст: «Россия и Омская область», «Сибирь и наш регион». А контекст «Омск — город-миллионник» выпал вообще.

— Как вышло так, что его поддержал директор «Межгосударственной корпорации развития» Иван Поляков?
— С Поляковым у нас нашлись общие взгляды и подходы. Он, будучи руководителем МКР, позиционирует Омск как центр Евразии. Мне кажется, что это не сиюминутная инициатива, которая возникла в угоду трендам, а серьезные намерения. У меня тоже серьезные намерения. Он выступил как организатор события и ресурсного обеспечения, я предложил процесс работы, как это может быть и как это можно сделать здорово. А дальше нашлось взаимопонимание и самое главное — схожесть ценностей, принципов, на основе которых это может быть реализовано.

— На какой стадии проект сейчас?
— Сейчас мы заканчиваем первую фазу — комплектование этой большой команды участников из примерно ста человек. Начало подтверждает, что прежде к нахождению идеи жизни Омска на много лет вперед никто так раньше не подходил. Сама форма творческого единства людей, в которой реализуется наш проект, существовала давно. Но у нас есть новизна в этой сфере. Мы создаем круг, целостное сообщество, в котором возникает то, что не возникнет у отдельных участников.

— Как разрабатывались подобные документы раньше, вы знаете об этом?
— Первый вариант разработки самый «холодный» — приходят «эксперты-варяги», которые не причисляют себя к части, в нашем случае, города. Они оценивают ситуацию, пишут проект и уходят, оставляют его омичам: «Хотите, внедряйте его, хотите — нет». Второй вариант более «теплый», когда в команду разработчиков, приглашенных со стороны, приходят жители города. Последние в итоге будут заинтересованными пропагандистами того, что будет разработано. Третий вариант, когда каждый житель города голосует «за» или «против» представленного проекта. Но этот способ очень удален от сотворчества. Это просто разовое проявление воли. Если мы проанализируем состояние этих людей, то увидим, что у них разное понимание одних и тех же идей, разные ценностные ориентиры. Нет включенности в единое целое. Мы же создаем круг, чтобы были искренне разделяемые общие язык, взгляды, ценности.

— Тогда в чем новизна вашего круга?
— Мы сейчас предлагаем форму, когда люди собираются в одно целое из-за близких взглядов на одни и те же вещи и разделяют общие ценности. Есть понятие «общечеловеческие ценности», и оно подразумевает наличие «общечеловеков». Но люди-то все разные. Соответственно и ценности разные, но главные всё же – общие! В нашем случае возникла объединённость по поводу счастливой жизни Омска. Создается круг единства, где глядя на одно, говорят на одном языке. Вот тогда появляется возможность того самого синергетического эффекта, когда это – подлинная живая лаборатория, и она способна воспринять те мысли, которые и витают в воздухе, но не видятся одиночкам. Омск как сообщество людей несет в себе видение самых здоровых перспектив своего развития. Именно в самом Омске есть ответы на вопрос, как ему быть счастливым. Кто способен их увидеть? Вот как раз сообщество тех самых людей, которые хорошо настроены на Омск, которые находятся в творческом соединении и это – такой большой «фасеточный глаз», когда много-много ячеек соединены в целое и именно он может увидеть. Маленькая группа экспертов не может. Большое сообщество людей, объединенных в этот режим, могут. Так раньше в Омске никто не работал. Не создавались такие большие творческие лаборатории, которые не отбирают людей по принципу компетентности, экспертности и так далее, а включают большое количество разных людей, но создают режим вот этого коллективного видения. В экспертных группах нет сотворчества. Есть только доказывание своей идеи, а в итоге – компромисс и общие предложения, которые и так все давно знают.


— Что конкретно предлагает ваш проект?
— Первая половина нашего проекта уходит на то, чтобы создать поле очень равноправных, доверительных, естественных коммуникаций. Когда люди получают навыки сначала через включение в круг, а затем совместно рождают что-то новое. Мы хотим, чтобы люди работали в проекте так: я кирпичик принесу, а построим мы вместе. И второй момент – ядро в 100 человек, на которое мы рассчитываем, творческая лаборатория, состоящая из 8-12 команд. Понятно, что 100 человек не договорятся, если они будут вместе работать, — психологически это невозможно. Даже высказаться каждому по десять минут — это же тысяча минут разговора! Истощает нервную систему. Но когда это творческая команда, в которую включены от 8 до 12 человек, это уже вполне работоспособная целостная система. Потом их представитель, который все это прожил, приходит в такую же команду, состоящую из таких же как он представителей. Это – совет проекта. Тогда идет конструктивное обсуждение большого общего целого. В совет ещё планируем включить и экспертов, которые будут выступать внутренними критиками, фильтрами, золой в горючей смеси, которая тоже нужна, чтобы гореть.

— В качестве «свежей головы»?
— «Свежая голова» или «свежий взгляд» больше нужны, чтобы создать балласт, как на корабле. Он нужен, чтобы корабль не перевернулся. Нет у нас придыхательного отношения к экспертам. Пусть они будут не генераторами, но фильтрами. В таком кругу совета есть возможность каждому представителю команды снова войти в этот режим круга, но уже на другом уровне. Каждый как часть своей команды соприкасается с другими частями команды, и большой круг воссоединяется. Но здесь нет задачи генерации идей. У совета задача укомплектовать, «сживить» наработки команд в единое целое. В том же творческом режиме, чтобы соединить, не обрезая, а обогащая. Кроме того, сейчас участники получили задание провести опрос среди своих близких по анкете из шести пунктов. И делается это не для того, чтобы собрать какую-то информацию об Омске, а для того, чтобы провести линии от участников к жителям города. Мы не замыкаемся в герметичную структуру, которая закрылась, сама сварила что-то, потом вынесла и сказала: «Нате, любите!». Абсурд! Мы намерены выстраивать своеобразную нервную систему, чтобы она направляла сигналы туда и обратно. Чтобы сам город находил видение своего счастливого будущего через нас.

— Это первая фаза, а вторая на что будет направлена?
— Когда будет скомплектована рабочая структура проекта из 10 команд по 10-12 человек, пройдет конференция. На ней утвердим структуру итогового документа, сформулируем идею. Затем каждая команда получит свое задание, определится с фронтом работ. Потом результаты работы команд выкладываются на общее поле обсуждения, проходит заседание советов. В общем, обеспечивается содержательное дыхание проекта. Группы равноправны и тематически не предопределены, нет отраслевого принципа. Так несколько раз. В итоге у нас получается достаточно наполненное тело документа. Оно у нас пройдет обсуждение с городскими сообществами в режиме прямой обратной связи. Третья фаза проекта — общественная защита. Согласование документа с большим городским сообществом. Однако задача не в том, чтобы доказать свою правоту. Нужно будет выставить идеи, чтобы прочувствовать их стойкость, приемлемость, содержательную глубину. Одним словом — протестировать их.

— То есть понять, получит ли это отклик?
— Да, и тогда уже скорректируем документ. И к концу июня мы уже представим готовый документ, законченный продукт. Если так можно назвать видение будущего Омска, которое дорого сердцу омича. Ну, пусть это будет законченное произведение. Мы его не будем таить. Оно будет жить. Также мы представим его в разные инстанции областного и городского уровня.

— А как органы власти реагируют на проект?
 
— Никак. Они не выказывают сопротивления. Однако высказывают не явное, но расположение — через некоторых наших участников. Нам было сказано, что это «интересный проект, если что-то будет нужно, приходите». Но, думаю, пока рано об этом говорить. И вообще, независимо от того, будет с их стороны поддержка или нет, процесс уже пошел. Даже если будет наложен запрет на реализацию проекта, то из сердца его как выцарапаешь? Уже люди сами будут где-то собираться, обсуждать эти темы. Если их будут заставлять не собираться, они все равно будут свои жизненные идеи в бизнесе, судьбе, семье реализовывать исходя из того, что они здесь услышали, восприняли, пожили в этом. Еще мы с этим проектом будем участвовать в конкурсах.

— Инвесторов на реализацию где будете искать?
— Инвестор нас сам найдет. Я знаю ситуацию, убежден, что на сегодняшний день объем инвестиционного финансирования превосходит весь объем инициатив и проектов, которые готовы предложить в Омске. Денег больше, чем инициатив. Об этом говорят и бизнесмены, об этом говорят органы власти, которые нуждаются в новых заявках. Каждый год возникают проблемы. Я разговаривал с видным финансистом, депутатом Заксобрания области, он говорит: «Я приведу любые деньги, нужны проекты. Дайте трезвые, реальные вещи». Например, есть идея, у нее есть ножки, и они прочно опираются на землю. Очень трудно с идеями, а не с деньгами. И когда появляется такой проект, то под него тут же находят финансирование. Без сложностей. Когда человек не может найти инвестора, то у него либо проблема с идеей, либо с «ножками» к этой идее. Есть еще грантовое финансирование, конкурсное. И если идея здравая, позитивная, масштабная и так далее, то она и при наличии большого количества заявок все равно проскочит в победители. В этом смысле я абсолютно спокоен. Главное – сформулировать, обосновать, показать.

— Так все же, в чем главная задача проекта?
— Она точно не состоит в том, чтобы произвести бумагу с идеями и отдать ее в надежные руки. Ценно то, что среди омичей начинается обсуждение будущего города. Обсуждение заинтересованное, искреннее, существенное. Пока оно есть, город сам по себе жив. Как только эти идеи начинают обсуждать на кухне, значит, есть заинтересованность омичей в судьбе города. Пусть не 100%, но если 10-15% локомотивных омичей в своем окружении, а это тысяч 100 человек, будут гореть какими-то идеями, видеть для себя лично смыслы жизни в Омске, свою судьбу в этом городе, — значит, город будет жить. Вот наша главная задача. Как только этой десятой части не останется и она начнет видеть свою судьбу в других городах, то с городом произойдет то, что происходит со многими селами, откуда уезжают последние активные деятельные люди. Село потом умирает. И также любой город может перейти в режим доживания. Наша задача сейчас — эту горящую аудиторию привлечь, чтобы она «подняла знамена». Другими словами, чтобы они поняли, какое будущее для Омска позволяет быть здесь счастливым.

 
 
Добавить комментарий
В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Geely Emgrand GT: билет в бизнес-классФото

Geely Emgrand GT: билет в бизнес-класс

Дебютное выступление в шоу-румах одного из самых современных «китайцев» случилось при полном аншлаге. Крупные порталы еженедельно публиковали новости о флагманском седане четвертого поколения, ...

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

О незолотой середине, набитых шишках и волшебных пенделях.

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Вадим Демчог, «Арлекиниада», луч света и три часа легендарных текстов.

Покажи мне свой кулич: Инстапасха в Омске

Покажи мне свой кулич: Инстапасха в Омске

Инстаобзор праздничных столов известных омичей.

«Пуля» выстрелила: «Курара» презентовала омичам новый альбомФото

«Пуля» выстрелила: «Курара» презентовала омичам новый альбом

Группа из Екатеринбурга приехала в Омск с седьмым по счету альбомом. О гопниках, властных крысах, провинциальных проститутках и кровососущих кальяны тварях — в одной «Пуле».

Приключения злополучного чемоданчика

Приключения злополучного чемоданчика

В «Лицейском театре» состоялась премьера спектакля «Смешные деньги».

Нападающий омского «Авангарда» Николай Лемтюгов: «Если бы не хоккей — стал бы военным»

Нападающий омского «Авангарда» Николай Лемтюгов: «Если бы не хоккей — стал бы военным»

«Ястреб» подвел итоги сезона, рассказал о своей жене и признался, что готов остаться жить в нашем городе.

«Движение» лучших: 10 самых востребованных актеров омского кинофестиваля

«Движение» лучших: 10 самых востребованных актеров омского кинофестиваля

«Класс» оценил рейтинги фильмов, упоминания имен в местной и зарубежной прессе, а также интерес россиян к актерам, что успели пройтись по красной дорожке в Омске.

Займемся рок-н-роллом: стал бы ты королем?

Займемся рок-н-роллом: стал бы ты королем?

Проверь, насколько ты похож на Элвиса Пресли.

Из Омска в космос: промышленность, несущая к звездам

Из Омска в космос: промышленность, несущая к звездам

Омские производства, что помогают космическим кораблям бороздить просторы Вселенной.