Класс

Класс

20 февраля 2014 08.53Интервью

Ксения Иванова: «При реконструкции Омской крепости нельзя ориентироваться лишь на молодежь»

Омский архитектор Ксения Иванова недавно стала победителем в конкурсе на лучший эскиз архитектурно-планировочного решения будущего парка на Московке. Кроме того, девушка стала соавтором нашумевшего проекта реконструкции Омской крепости в группе Альберта Каримова. При этом Ксения совсем недавно закончила СибАДИ. Она рассказала нам о том, что в скором времени могут увидеть жители Московки и почему в Омской крепости нельзя устроить пляж.
 Ксения Иванова: «При реконструкции Омской крепости нельзя ориентироваться лишь на молодежь»


Омский архитектор Ксения Иванова недавно стала победителем в конкурсе на лучший эскиз архитектурно-планировочного решения будущего парка на Московке. Кроме того, девушка стала соавтором нашумевшего проекта реконструкции Омской крепости в группе Альберта Каримова. При этом Ксения совсем недавно закончила СибАДИ. Она рассказала нам о том, что в скором времени могут увидеть жители Московки и почему в Омской крепости нельзя устроить пляж.

— Ксения, расскажи, что согласно твоему проекту должно появиться в парке на Московке?
— Я постаралась предусмотреть площадки для разных групп населения. Для взрослых — беседки, обширная территория для прогулок, а для детей — многочисленные аттракционы. Детским игровым площадкам я постаралась уделить особое внимание. На территории парка, согласно моей концепции, будут парковые скульптуры, фонтан. Кроме того, я использовала искусственные водоемы, через которые предусмотрены интересные переходы и мостики. В парке будет основная аллея, от которой в стороны пойдут ответвления. За счет дорожек и тропинок происходит зонирование парковой территории. Я постаралась разместить детские площадки в непосредственной близости от жилых домов, чтобы родители могли выходить погулять с детьми рядом с домом.

ivanova proekt

ivanova proekt.jpg2

ivanova proekt.jpg3

— Как ты думаешь, каковы шансы, что твой проект полностью реализуют?
— Проект был эскизным, поэтому подробной проработки нет, не просчитывалась стоимость. Это больше общая концепция, чем готовый архитектурный проект. Я предложила свое видение расположения малых архитектурных форм, различных элементов. Мою концепцию можно взять за основу или использовать какие-то детали, но никто не обязан реализовывать ее именно в таком виде, ведь она очень приблизительная. Насколько я знаю, будет создаваться рабочая группа, которая займется разработкой окончательного проекта. Как я поняла, у этого конкурса не было цели сразу создать какое-то конкретное архитектурное решение парка. Скорее он был нужен, чтобы привлечь студентов-архитекторов, выявить талантливых ребят. Затем их можно будет задействовать в работе над профессиональным проектом парка.

— А что ты получила за свою победу?
— Победителям будут вручены приглашения на архитектурную выставку. Правда, я пока не знаю, на какую именно, так как вручения еще не было.

— Ты вместе с Альбертом Каримовым работала над проектом реконструкции Омской крепости, который в итоге стал победителем профессионального конкурса. Насколько я знаю, с Омской крепостью связан и твой дипломный проект?
— Да, тема моего диплома звучала как «Архитектурно-градостроительные принципы формирования историко-культурного комплекса «Омская крепость»». В своем дипломе я разработала общую концепцию пространства Омской крепости, однако основное внимание сконцентрировала на двух зданиях – артиллерийском цейхгаузе и арсенале. Какие-то наработки и идеи из моего дипломного проекта вошли и в окончательный проект нашей рабочей группы.

— Не так давно министр культуры Виктор Лапухин высказал идею объединить все проекты как основного, так и альтернативного конкурсов, чтобы создать на их базе единый проект. Как ты относишься к этой инициативе?
— Я вообще считаю, что нам не нужно быть разрозненными. Напротив, все архитекторы должны объединиться и работать сообща, чтобы наконец предоставить городу какой-то результат. Сейчас на здания крепости смотреть печально – вываливаются кирпичи, рушится крыша. Я много времени там проводила, пока готовила дипломный проект — делала обмеры. Здания разрушаются буквально на глазах. Не хотелось бы потерять эти памятники архитектуры. Казалось бы, это простые военные сооружения, но они имеют свою историческую и архитектурную ценность. Особенно ясно это понимаешь, когда сравниваешь эти постройки с современной архитектурой, которая, к сожалению, оставляет желать лучшего.

— Но смогут ли архитекторы договориться, если будет решено объединить их усилия?
— Смогут, если у рабочей группы будет определен единый лидер, который четко скоординирует действия архитекторов, задаст единый вектор работы. Главное, чтобы авторский коллектив не гнался за материальными целями. Нас еще в институте учили, что архитектор должен лечить человечество посредством архитектуры и только потом думать о личной выгоде.

— Как ты думаешь, почему изначально у архитекторов не получилось объединиться и работать сообща? Проблема в столкновении характеров?
— Сложный вопрос. По крайней мере, мы предоставили свой проект вовремя согласно договоренности.

— Группу Каримова сейчас как-то задействуют в работе над проектом Омской крепости?
— Нет, никаких распоряжений с кем-то сотрудничать нам не поступало. Единственное, что я знаю на сегодняшний день — это что «Омскгражданпроект» готовит альбом, посвященный реконструкции Омской крепости, и туда включили наши разработки.

— Проект Каримова часто обвиняют в излишней «музеифицированности», в отсутствии в нем места для развлечений и отдыха простых людей. Ты с этим не согласна?
— Омская крепость — самодостаточное место. Там не нужны никакие игровые и развлекательные площадки. Вообще сложно представить, чтобы они появились рядом со зданиями, где хранились пушки и другое оружие, стояли повозки, это ведь нелепо. А зачем там нужен пляж, если в городе их и так несколько? При этом я не знаю в Омске ни одного музейного комплекса. Так почему бы не использовать для этого Омскую крепость? Ведь именно для этого она нам, наверное, сейчас и осталась.

И вообще, слово музей можно расценивать по-разному. Сейчас есть интерактивные музейные программы, в том числе и в Омске. Яркий пример – организация «Кованая рать. Служивые люди Сибири». У них замечательная программа – и фехтование, и изготовление одежды и оружия по историческим образцам, и многое другое. К ним тянутся и дети, и ребята постарше. Есть и другие общественные организации, которые занимаются изучением истории, традиций, развлечений тех лет. С их помощью и с применением других современных технологий крепость оживет, а не умрет, как кто-то считает. Многие говорят: «История нам не интересна». Но как может быть не интересно, откуда идут истоки? Ведь среди людей, населявших крепость, могут быть и наши предки. Это не будет местом для разового посещения омичей. Если восстановить до малейших деталей пространство крепости — коновязи (столбы для привязывания лошадей. — Прим. ред.), исторические фонари, брусчатку, — все это можно будет ходить и разглядывать до бесконечности.

— Но все же какого-то пространства для молодежи в вашем проекте нет?
— Мы предусмотрели на территории крепости место для амфитеатра, где молодежь сможет собираться и проводить какие-то мероприятия. Хотя исторически ему там не место, но вписался в проект он вполне органично. Это как раз и будет открытое пространство для людей, где каждый желающий сможет организовать и провести любое мероприятие.

Кроме того, на территории крепости общественные организации могут в интересной форме проводить просветительскую работу. Нужно образовывать молодых людей. Я проводила соцопрос по зданиям Омской крепости. Большинство ребят моего возраста знают о крепости лишь то, что через Тарские ворота нужно пропрыгать на одной ноге, чтобы сбылось загаданное желание. О самих зданиях крепости они не знают практически ничего.

И вообще, почему территорию крепости нужно ориентировать исключительно на молодежь? Ведь не в их руках сосредоточены основные денежные средства. А дети могут потянуть за собой родителей, попросить их купить им что-то. Кроме того, я уверена, что крепость в том историческом виде, который мы хотим восстановить, привлечет в Омск туристов и поклонников творчества Достоевского не только из России, но и со всего мира. У нас есть масса идей, как с помощью истории оживить это место.


— Как, например?
— Мы хотим воссоздать дворики, обозначить исторические улицы, которые были в крепости в свое время. Тогда станет понятно, почему здания стоят именно так, а не иначе. Ведь сейчас кажется, что они расположены как-то хаотично. На самом деле, если посмотреть на историческую карту крепости, становится понятно, как все было на самом деле. А в качестве дорожного покрытия предполагается использовать и кирпичное мощение, и деревянные тротуары (гульбища).

Мне кажется, стоит отталкиваться от исторического назначения зданий. Возьмем обозный сарай. Сейчас его хотят отдать под здание ресторана. Лично я бы не смогла зайти и что-то съесть в таком месте, зная, что раньше здесь стояли лошади. Это не укладывается в голове. Нужно возвращаться к истокам и использовать здание именно в той функции, которую оно выполняло раньше, пусть и не в чистом виде. Это не значит, что из обозного сарая нужно сделать конюшню. Но можно устроить выставку раритетных транспортных средств — карет, повозок, чтобы каждую из них можно было вывозить и кататься по территории крепости. Сами кареты можно воссоздать по историческим чертежам. Можно пустить по территории крепости кареты, запряженные лошадьми, в качестве игрового туристического транспорта, организовывать на них мини-экскурсии. Это несомненно будет пользоваться большой популярностью и у детей, и у взрослых.

proekt karimova

— Какое наполнение должно быть у остальных зданий крепости согласно вашему проекту?
— В денежной кладовой планируем организовать выставку нумизматики. При этом можно использовать не только омские монеты, но и собранные со всей России. Летом я была в Иркутске, собирала материал для диплома. Так вот, у них есть Музей городского быта с отличной коллекцией денег со всей страны. Я никогда не видела таких интересных монет самых разнообразных форм и размеров — от самых маленьких до огромных. Посетители могут сами выдвигать стенды, что-то даже брать в руки. Хотелось бы сделать что-то подобное и у нас. Мы ведь не отказываемся от современных технологий в музейном деле. Просто нужно интегрировать их в историческое пространство — может быть, маскировать видеоэкраны под колонны или как-то иначе.

В своем дипломном проекте я планировала разместить в цейхгаузе арсенал ребят из «Кованой рати». У них много экспозиционного материала, так что проблем с наполнением пространства зданий не будет. Казармы можно отдать общественным организациям для проведения балов, каких-то других масштабных мероприятий, камерным театрам, организациям детского творчества и так далее.

— Когда вы работали над проектом, брали за основу другие города, где подобная реновация архитектурных объектов уже была проведена? Например, Санкт-Петербург?
— Нет, мы хотели показать уникальность именно Омской крепости, ее отличительные особенности. Это, во-первых, наши укрепления, созданные по разработкам французского инженера Себастьяна Вобана. Благодаря им, на крепость так ни разу и не решились напасть. Чтобы это подчеркнуть, мы планируем воссоздать фрагмент крепостного вала по его технологии. Он пройдет по нынешней набережной и станет чем-то вроде прогулочной зоны.

Кто-то считает, что Омская крепость ограничивалась территорией, на которой сегодня находятся те самые восемь зданий. Но на самом деле, она занимала гораздо более обширное пространство. Мы хотим это показать — по периметру крепости обозначить ее границы схематично. Мы сделали наложение современной карты на историческую. Там, где вал проходил по нынешней дороге, можно обозначить его схематично — отличными от остальных элементами дорожного покрытия или разметки. Чтобы люди шли и видели, что здесь была граница крепости.

— Как быть с Воскресенским собором, который вы собираетесь восстанавливать? Ведь в непосредственной близости от него находятся жилые дома.
— Собор мы хотим восстановить не как культовое сооружение, а как архитектурный памятник. Если зайти на территорию собора и посмотреть на руинированный фундамент, можно увидеть, что жилые дома стоят не вплотную. Да, близко, поэтому нужно будет решить, в каком виде его восстановить. Возможно, это будет только макет, как это делают в Европе, возможно — полноценное здание из кирпича. А может быть, будет установлен памятный монумент. Все это предмет для обсуждения. Я надеюсь, что жилые дома все же сносить не придется. Можно найти вариант, как их сохранить даже при реконструкции собора. Кроме того, хочется, чтобы восстановленный собор не выглядел новодельным, как наш Успенский. Для этого нужно использовать технологии прошлого, а не современные.

— А те здания, которые сейчас занимают 19-я гимназия, Дом ветеранов и другие организации, предполагается восстанавливать?
— Для начала нужно разобраться, кому какое здание принадлежит, а затем либо выкупать их либо переводить в ведение других ведомств и служб.

— Если здание много раз перестраивалось, как выбирается, какой именно облик восстанавливать?
— Есть такое понятие — историческая реконструкция. Изучается, как изменялся внешний вид здания с течением времени, а затем выбирается период, когда оно выглядело наиболее выразительным. Соответствующее изображение или фотография берется за основу при восстановлении строения. По каждому объекту крепости «точка отсчета» может быть выбрана своя. Например, здание цейхгауза я планировала восстанавливать на 1864 год. Тогда у него были оригинальные оконные проемы, которые подчеркивали его военную сущность. Притом, что перестраивалось оно множество раз.

— А здание лютеранской кирхи, где сейчас расположен музей МВД, согласно какому периоду будет восстановлено? Ведь кирха в нем сейчас совершенно не узнаваема.
— Здание кирхи известно в трех исторических видах — с готической оригинальной башенкой, затем с барочной,и совсем без башенки, как сейчас. По нашему мнению, самый интересный вид оно имеет именно с барочной башенкой. У нас в проекте есть врисовка в современную ситуацию, где это смотрится очень органично.

— Ты знакома с проектом архитектора Андрея Сергеева, одержавшего победу в альтернативном конкурсе? Как оцениваешь его?
— Я не могу сказать, что у нас две абсолютно разные концепции. Напротив, они во многом пересекаются. Он тоже считает, что должно быть место истории в крепости, хотя у нас этому уделено, конечно, больше внимания. Наша группа не могла согласиться с тем, как он хотел восстановить вал. Это слишком осовремененный вариант, на наш взгляд. Не читается первоначальная функция крепости — это ведь было военное сооружение.

На первом месте все-таки должна быть историческая составляющая. Да, придуманное Сергеевым пространство будет притягивать молодежь, но подобный проект можно реализовать в любом другом месте города. А крепость лучше оставить истории. При этом видно, что Андрей Анатольевич глубоко изучил историю места, провел анализ и сделал качественную визуализацию. Он проделал большую работу, с этим мы не спорим.

— Вы уже просчитывали стоимость проекта?
— По укрупненным показателям, но это очень и приблизительно. У нас получилась сумма в 1,5 миллиарда рублей.

— Я так понимаю, окончательный вариант будет готовить «Омскгражданпроект». Но ведь их собственный проект по-прежнему предполагает строительство магистрали, проходящей по территории крепости. Как можно объединить эту дорогу с реконструкцией крепости?
— Это очень тонкий момент. Чтобы вычеркнуть ее из генплана нужны серьезные усилия. Пока омский союз архитекторов и городская общественность, а также другие участники конкурса порекомендовали отказаться от строительства магистрали в историческом центре города. Остается надеяться, что к ним прислушаются.

— Проект реконструкции Омской крепости планировалось реализовать к 300-летию Омска. Что действительно реально сделать за то недолгое время, которое осталось до 2016 года?
— Мне кажется, это вообще неправильный подход — ставить такие жесткие сроки. Когда люди начинают торопиться, чтобы что-то сдать в срок, то часто жертвуют качеством, упускают мелкие детали. За это время можно сделать многое, если прямо сейчас перестать обсуждать и ждать чего-то, объединиться и начать работать.
Можно хотя бы реконструировать здания, которые сейчас разрушаются, начать изготавливать скульптуры.

Если бы сейчас собрали архитекторов и отдали распоряжение довести дело до конца, можно было месяца за три доработать проект и начать реконструкцию, чтобы успеть что-то сделать к 300-летию.
— Омск довольно скучный в архитектурном отношении город. Как, по-твоему, его можно украсить и изменить в лучшую сторону?
— Он не скучный. У нас столько шикарных зданий, которыми никто не занимается, и они просто разрушаются. На многие вещи не обращают внимания. Изначально я изучала Казачью слободу. Большинство омичей даже не знают, что это за место, обычно это название у всех ассоциируется с рынком «Казачья слобода». Но на самом деле, старая Казачья слобода — это красивейший старинный квартал, в котором постепенно сносят памятники деревянного зодчества, а на их месте ставят безликие кирпичные строения. Теряется суть и облик этого пространства. Там можно было создать какие-то гуляния, тематические праздники.

Печальная ситуация и с исторической застройкой в центре города. Не могу спокойно смотреть на улицу Ленина. Как можно разрушить два окна в историческом здании и объединить их в одну большую витрину? Ведь при этом теряется исторический облик здания, разрушаются элементы фасада, лепнина. Нужно накладывать на исторический центр ограничения, в том числе и на рекламу. Нельзя в таких местах делать нелепые пристройки, вешать баннеры во все здание и так далее. Мы сейчас со студентами разрабатываем проекты, посвященные тому, как можно гармонично интегрировать рекламу в исторический центр города. Я думаю, что летом мы предоставим эти наработки для обсуждения. Надеемся заинтересовать жителей Омска и городские власти.


Добавить комментарий
А нужен ли мальчик: кто вы в мире без мужчин

А нужен ли мальчик: кто вы в мире без мужчин

Тест для женщин в День защитника Отечества. 

Где омичам погулять на Масленицу?

Где омичам погулять на Масленицу?

Даем расписание мероприятий.

Плавим снег: арт-проект о зимне-весенних проблемах Омска

Плавим снег: арт-проект о зимне-весенних проблемах Омска

Команда «Нового Омска» помогла, чем смогла, весне, городским властям и, как говорится, другим хозяйствующим субъектам.

Люди и рыбаФото

Люди и рыба

«Новый Омск» запускает новый фотопроект. В рамках него мы планируем показывать серии фотографий известных омичей, объединенные каким-либо общим элементом, идеей, деталью.

Игорь Коротаев, омский актер: «Ради театра готов побрить ноги»

Игорь Коротаев, омский актер: «Ради театра готов побрить ноги»

Один из ведущих актеров Лицейского театра отмечает день рождения.

Герои нашего времени: 15 омских мужчин, достойных книжной обложкиФото

Герои нашего времени: 15 омских мужчин, достойных книжной обложки

«Класс» изучил список литературы и пофантазировал, кто из известных омичей мог бы попасть на обложки выбранных произведений.

Пореченков, Гинсбург и Крюков — о фильме «Вурдалаки»Фото

Пореченков, Гинсбург и Крюков — о фильме «Вурдалаки»

Лента, снятая по мотивам рассказа Алексея Толстого, выйдет в прокат 22 февраля.

Константин Румянцев, фронтмен «Тролль Гнет Ель»: «В год мы даем по 90 концертов»

Константин Румянцев, фронтмен «Тролль Гнет Ель»: «В год мы даем по 90 концертов»

Об отношениях группы с лейблом, разношерстной публике и «Оркестре Тролля» — в интервью с питерским коллективом «ТГЕ».

В Омске открылась уникальная фотовыставка

В Омске открылась уникальная фотовыставка

Горожане могут увидеть более 100 снимков Гималаев.

Первый раз в первый класс: все о документах в омских школах, поборах и т. д.

Первый раз в первый класс: все о документах в омских школах, поборах и т. д.

Рассказываем, как подать заявление и сколько денег нужно сдавать.

Театр четырнадцати особенных актеров

Театр четырнадцати особенных актеров

В Омске уже пять лет успешно работает и развивается необычный театр «Параллельный мир», актеры которого в основном люди с синдромом Дауна. Кто придумал такой проект и зачем он нужен, разбирался ...

Любви нет: 10 героев живописи, которые не будут отмечать 14 февраля

Любви нет: 10 героев живописи, которые не будут отмечать 14 февраля

Если вы устали от розовых соплей, наша фантазия на тему «Мне плевать на День всех Влюбленных» — к вашим услугам.

Пять историй любви от участников «АнтиЗАГС»

Пять историй любви от участников «АнтиЗАГС»

«Новый Омск» раздал свидетельства о влюбленности пяти омским парам и узнал, как начинались их романтические отношения.

Тест: какой из вас тролль?

Тест: какой из вас тролль?

Интернет дал нам многое, включая возможность высказывать свое мнение, когда об этом не просят, безнаказанно хамить и «с ученым видом знатока» давать советы космического масштаба специалистам всех ...

Омичка выиграла в конкурсе от Союза художников России

Омичка выиграла в конкурсе от Союза художников России

В интервью «Вашему ОРЕОЛУ» Зоя Минеева рассказала о своем творчестве.