Класс

Класс

02 июня 2014 16.16Интервью

Робин Лассер: «Я приехала сюда, чтобы рассказать свою историю»

«Класс» пообщался с одним из кураторов омского фестиваля паблик-арта «Пространство множественности», профессором искусств Университета Сан-Хосе Робин Лассер о современном паблик-арте и высокой миссии художника.
Робин Лассер: «Я приехала сюда, чтобы рассказать свою историю»


«Класс» пообщался с одним из кураторов омского фестиваля паблик-арта «Пространство множественности», профессором искусств Университета Сан-Хосе Робин Лассер о современном паблик-арте и высокой миссии художника. 


С 27 мая по 8 июня в Омске проходит Первый городской паблик-арт-фестиваль «Пространство множественности», кураторами и идейными вдохновителями которого являются омский художник, преподаватель Василий Мельниченко и американская художница, профессор искусств Университета Сан-Хосе Робин Лассер. В рамках фестиваля гостья из США проводит образовательный цикл, состоящий из лекций и мастер-классов, во время которых слушатели задают Робин массу вопросов как о современном искусстве, так и о ней самой. «Класс» пообщался с Робин Лассер о современном паблик-арте и высокой миссии художника.

В свои 58 лет Робин находится в постоянном движении как внутреннем, так и географическом: художница объехала половину земного шара, а два года назад впервые посетила Россию. Она настолько общительна, что способна найти общий язык даже с теми, кто не владеет английским. Возможно, именно это умение общаться и сплачивать людей помогло ей и Василию Мельниченко развить идею «Пространства множественности» до уровня городского фестиваля.

IMG 9078.jpg  2

 Почему Вы выбрали для себя именно современное искусство, в частности паблик-арт?
— Во-первых, я родилась и выросла в эпоху постмодернизма, а во-вторых, паблик-арт дает мне больше возможностей, чем любое другое направление. Большое влияние на меня оказала моя преподавательница фотографии, чьи курсы я слушала, когда мне было 19 лет. Она показывала студентам массу фотографий самых разных людей со всего мира, и каждая встреча с ней была своего рода путешествием. Она научила меня очень многому, но главное — ощущению радости от возможности поделиться творчеством с другими. Именно поэтому я тоже стала преподавателем и связала свою жизнь с паблик-артом — искусством, которым легко поделиться с окружающими.

— Поменялось ли Ваше восприятие России после первого визита в нашу страну?
— Мне вспоминается по этому поводу один случай. Когда я только приехала в Омск, меня поселили в общежитие. Чтобы попасть внутрь, мы открыли одну железную дверь, потом вторую. Перед нами сидел охранник, он проверил наши документы, открыл нам решетку, потом ещё одну железную дверь, закрыл их за нами. Наконец, мы поднялись на этаж, открыли ещё несколько дверей, закрыли их за собой. Наконец-то я оказалась в своей комнате, мне дали тяжелую связку ключей и спросили: «Ты поняла, как идти сюда?».

Если бы я приехала в Россию в качестве туристки, то все ваши «двери» так бы и остались для меня закрытыми. Общаясь с вами, я узнала, какая ваша страна на самом деле. У вас есть свои стереотипы об Америке, у нас о России тоже. Я приехала в вашу страну, чтобы понять живущих здесь людей и поделиться с ними своей историей и своим искусством.

— Робин, как отнеслась ваша семья к этому путешествию?
— Мои восьмидесятилетние родители сказали, что я убью их этой поездкой. Они ни в коем случае не против России, тем более мой дедушка практически русский — он родился в Минске. Но напряженная политическая ситуация, конечно, заставляла их волноваться.

IMG 9055.jpg  3

— Уже идет четвертый день фестиваля, какие отклики горожан Вы наблюдаете, в частности на вашу работу «Занавес»?
— С одной стороны, я вижу улыбки на лице, удивление, где-то растерянность при их столкновении с нашими арт-объектами. К нам часто подходили люди, чтобы сказать что-то хорошее. Однако была и другая реакция. К сожалению, некоторые произведения были испорчены ещё до открытия фестиваля. Я думаю, в Америке такого бы не произошло. Возможно, потому что наш зритель более привычен к такого рода действам на улице, а у вас паблик-арт только зарождается. С моей работой тоже произошел казус: к нам с Василием подошла милая на вид женщина, которая сначала улыбалась, а потом потребовала убрать занавес, сказав, что этот объект с ней не согласован. Эта женщина оказалась комендантом соседнего здания. Василий тщетно пытался доказать ей, что вся выставка согласована с администрацией города. Но она ему не поверила и вызвала полицию. И я считаю, хорошо, что я всё это видела. Для меня это ещё один повод продолжать начатое — доносить искусство до людей.

— Что именно вы хотели сказать своей работой «Занавес»?
 О! Занавес — очень интересный символ. С одной стороны, это может быть театральный занавес, вход в неизвестный волшебный мир. А с другой стороны, он выполняет роль границы — проходя сквозь него, мы переступаем через что-то как снаружи, так и внутри себя. Пограничное состояние должно быть близким для жителей страны с такой сложной историей. Энергичный оранжевый, близкий к ржавому цвет, во-первых, композиционно подходит к соседним домам, а во-вторых, задает определенное позитивное настроение. Но самое главное, что мой занавес подвижен, он меняется с каждым порывом ветра. Это флаг, паруса, ровное поле — он живой, и за ним можно наблюдать бесконечно.

— В рамках фестиваля Вы проводите лекции и мастер-классы. Какие различия как преподаватель Вы видите между русскими и американскими студентами?
— Даже судя по вопросам, которые они мне задавали, чувствуется, что русские студенты относятся более ответственно к тому опыту, который получают в стенах университета. Я чувствую, что они более серьезны и даже в своем повседневном общении касаются довольно глубоких тем, не ограничиваясь как американские студенты простым «Привет, как дела?». Вы чем-то похожи на итальянцев, которые тоже очень активны, постоянно спорят, о чем-то говорят.

— Робин, как Вы думаете, какова роль современного искусства в нашей жизни, в частности в жизни молодежи?
— Я думаю, это больше вопрос для вас самих. Искусство помогает нам выразить себя, свою индивидуальность. И художником в таком смысле может быть каждый. Современный художник не тот, кто умнее или талантливее других. Это человек, который умеет обозначить проблему и привлечь к ней внимание. Если говорить о молодежи, то искусство должно не только провоцировать, но и быть некой магией, вдохновляющей на дальнейшее развитие. Для молодых людей современное искусство — это попытка быть свободными и креативными в любом виде деятельности, от рисования до приготовления еды.

Современный художник не тот, кто умнее или талантливее других. Это человек, который умеет обозначить проблему и привлечь к ней внимание.

— Сейчас творчество зачастую становится способом зарабатывания денег. «Сколько это стоит?» — один из главных вопросов современного ценителя искусства. Каковы отношения паблик-арта и денег?
— В США на этом отчасти можно зарабатывать. Например, для меня потенциальный источник заработка — это модные места, где можно разместить своё творение. Однако на сегодняшний день в мире всего несколько художников, которые действительно продают свои работы за большие деньги. Лично я никогда не думаю в первую очередь о финансовой составляющей. Меня больше волнует, как моя работа может помочь продвижению той или иной территории.

Например, фестиваль «Пространство множественности» был организован за очень небольшое количество денег, но с огромной энергией, которая, возможно, послужит толчком для развития культурной жизни вашего города. С другой стороны, как это не грустно, сейчас возникает много паблик-арта, который вроде стремится украсить городское пространство, но по сути создан только для зарабатывания денег. Это другой паблик-арт, далекий от того, который мы пытаемся создать на фестивале.

— У Вас есть любимый собственный проект, если говорить о вашем творчестве?
— Пожалуй, это платья-палатки, которые представляют собой интерактивные живые скульптуры, рассказывающие об особенностях того или иного места. Это действительно палатка, в которую можно зайти, только выглядит она как огромное платье, надетое на живого человека. Этому проекту скоро будет 10 лет, но он мне до сих пор интересен. Для выставки в Екатеринбурге я спроектировала специальное «платье» куполообразной формы с девушкой в военном костюме на самом верху. В нем я объединила все стереотипные представления о необъятной русской душе — неповторимую красоту, религиозность, свободолюбие и силу. А внутри поместила скрытую камеру-обскура и динамики. Каждый входящий в «подол» платья видел окружающий мир перевернутым и слышал шепот на фоне церковного звона.

— Робин, что для Вас самое главное в жизни? Что заставляет Вас двигаться и развиваться?
— Я думаю, любовь к искусству, людям, жизни. Именно любовь заставляет нас видеть красоту в обыденном и вызывает желание делать что-то хорошее для окружающих.

Добавить комментарий
Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.

Омская золушка: Эпизод IV

Омская золушка: Эпизод IV

В «Арлекине» состоялась премьера спектакля для детей.