Класс

Класс

13 октября 2014 15.21Культура

Исследователь изнанки

Вера Полозкова вынула душу корреспондента «Класса», час вертела в руках и вернула в тело, но уже полную тоски.
 Исследователь изнанки


Вера Полозкова вынула душу корреспондента «Класса», час вертела в руках и вернула в тело, но уже полную тоски. 

Программа «Города и числа», с которой поэтесса выступает уже больше года, в Омске собрала полный зал. Стоит ли говорить, что на выступление Полозковой пришел ценитель тонкой материи первый зам губернатора Вячеслав Синюгин с супругой Татьяной? Имеет ли значение, что на концерте в ТЮЗе оказался и гендиректор «ГТРК Омск» Александр Малькевич, известный любитель шахмат и преферанса? Вовсе нет! Важно, что на сцене появилась сама Вера Полозкова, а остальные четыре сотни человек остались скрыты темнотой софитов. Там нам и место.

Поздоровавшись, поэтесса прочитала цикл своих стихов о Боге. Точнее, как и все ее творчество, первые стихотворения были посвящены изучению человеческой изнанки, происхождению чувств. Бог же оказался рядовым персонажем, участником событий, наряду с другими более человекоподобными героями.

vera1


Скажи, какой твой Бог, и я скажу, кто ты. Помните, например, у Маяковского:

И Бог заплачет над моею книжкой!

Не слова — судороги слипшиеся комом;

и побежит по небу с моими стихами подмышкой

и будет, задыхаясь, читать их своим знакомым».

В. Маяковский. А все-таки. 1914

Бог Маяковского страстный, как сам поэт. У Веры Полозковой другой — чувственный и ранимый.

господи мой, господи, неизбывные допамин и серотонин

доживу, доумру ли когда до своих единственных именин

побреду ли когда через всю твою музыку, не закатывая штанин

через всю твою реку света, все твои звёздные лагеря,

где мои неживые братья меня приветствуют, ни полслова не говоря,

где узрю, наконец, воочию — ничего не бывает зря

где ты будешь стоять спиной (головокружение и джетлаг)

по тому, как рябью идет на тебе футболка, так, словно под ветром флаг

я немедленно догадаюсь, что ты ревешь, закусив кулак


В. Полозкова. Рябью. октябрь 2012

Выстраивая композицию концерта, во вторую часть автор поставила свою лирику. Признаться, многое здесь казалось мне одинаковым, словно гвозди, летело мимо. Летело в зал и попадало в охающие женские сердца.

Зато, оставаясь невосприимчивым к женскому закулисью чувств, я получил отличную возможность оценить мастерство автора. Аллитерация Полозковой бросалась в уши, ушатом поливала душу. Поэт, выбравший такой инструмент, обречен на успех. На этом она, впрочем, не остановилась. Рифмы ее новые, не глагольные, по существу сложные.

расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,

чтобы нравиться билетёрше,

вахтёрше,

папиной секретарше,

но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,

он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

В.Полозкова. Снова не мы. 2014

Образы подчас по-бабелевски смачные.

и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком

у нее в руке босоножка со сломанным каблуком

он хохочет так, что едва не давится кадыком

В. Полозкова. Снова не мы. 2014

Читая, Вера не общалась с залом. В том смысле, что выступление не предусматривало интерактива. Она даже не объявляла стихов. Просто читала-читала, делая между произведениями небольшие паузы, куда, разрывая интимную тишину, вклинивались аплодисменты.

Вкраплениями в потоке лирики поэтесса читала сюжеты. Их герои — обычные люди, с западными именами и не родными русскому человеку привычками, но все же понятные.

Миссис Корстон знает, что муж в раю, и не беспокоится.

Там его и найдет, как станет сама покойницей.

Только что-то гнетет ее, между ребер колется,

Стоит вспомнить про этот рай:

Иногда сэр Корстон видится ей с сигарой и «Джонни Уокером»,

Очень пьяным, бессонным, злым, за воскресным покером.

«Задолжал, вероятно, мелким небесным брокерам.

Говорила же – не играй».

В. Полозкова. Миссис Корстон. 2008

Свое выступление она закончила циклом стихов, в котором красной нитью, словно финишной ленточкой, раскрывалась тема Индии. Каждое стихотворение здесь — противопоставление западной и восточной философии. Быстрее-выше-сильнее — против любви. Деньги против Бога. Стихи эти выстроены так, что я со своим набором западных ценностей чувствовал себя неблагодарной собакой. Эти ее «Записки с випассаны», «Что рассказал Шанкар своему другу Раджу, когда вернулся домой» или «Яблоко» как восклицательные знаки акцентировали внимание на быте, на мыслях, на восприятии.

В конце автор обратилась к залу. Впервые за весь концерт она говорила не в рифму.

«Пожалуйста, берегите друг друга. Будьте как можно более умны к информационным ядам, окружающим нас в эти непростые времена. Не позволяйте им отравлять свое сердце. И уж тем более не позволяйте себе ругаться с близкими людьми из-за того, что говорят по телевизору и радио», — сказала Вера Полозкова. Пусть не складно, зато правда.

Фото: Елена Грязнова
Добавить комментарий
Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

О том, чем похожи Огурцов и Якубович, почему актер — это не про «звездность», и немного про Омск — в нашем мини-интервью.

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»Фото

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»

Рецензия на спектакль петербургского режиссера по пьесе Ивана Вырыпаева.

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Но здесь ждут только способных учеников, которых не приходится заставлять делать уроки.

Преображение: точка, точка, запятая

Преображение: точка, точка, запятая

Итоги «Преображения» Марины Хариби и Андрея Маслова.

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Третий день в Омске идут съемки документального сериала об Октябрьской революции. «Класс» побывал на площадке и пообщался с шеф-редактором.

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»Фото

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»

Художник Сергей Сочивко пообщался с редактором «Нового Омска» и рассказал о картинах для Владимира Путина и Наины Ельциной, а также почему в Екатеринбурге его ценят больше, чем в Омске.

История любви на фоне омского неба

История любви на фоне омского неба

Гости проекта «За подарками» провели романтический вечер в омском планетарии.

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезонаФото

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезона

Лицейский театр открыл 24-й сезон лаундж-проектом «Раскроем зонт — откроем сезон».

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

13 сентября в «Арлекине» омскому зрителю представили спектакль по пьесе современного драматурга из Красноярска Александра Хромова.