Класс

Класс

12 декабря 2014 11.26Интервью

Кирилл Витько: «Я не очень люблю себя на сцене»

Режиссер театра «Галерка» Кирилл Витько готовится удивить зрителей постановкой «Калигулы» по пьесе Альбера Камю. Подробнее об этом, а также о своем извилистом творческом пути Кирилл рассказал «Классу».
Кирилл Витько: «Я не очень люблю себя на сцене»


Режиссер театра «Галерка» Кирилл Витько готовится удивить зрителей постановкой «Калигулы» по пьесе Альбера Камю. Согласно задумке действие спектакля будет проходить в настоящем ресторане, где актеры и зрители расположатся за одним столом. Подробнее об этом, а также о своем извилистом творческом пути Кирилл рассказал «Классу».


— Я родился в театральной семье и все свое детство провел в этой атмосфере. Родителей я видел, так сказать, мельком, потому что они все свое время отдавали театру. Сам я часто присутствовал на репетициях, спектаклях и даже помогал устанавливать декорации. Правда, вспоминая себя в школьном возрасте, не могу утверждать, что хотел пойти именно по стопам родителей. В ту пору я был человеком без особых притязаний на что-то великое, мне больше нравилось свободно проводить время — гулять, читать книжки, играть на гитаре…

Когда обучение в школе подошло к концу, пришла пора выбора учебного заведения, и я пошел в «Кулек». Так в народе назвали институт культуры, который был у нас когда-то в Омске. Мой курс вел приехавший из Санкт-Петербурга Константин Викторович Рехтин — ныне главный режиссер Северного драматического театра в Таре. Он сразу понял, что я идти по актерской стезе не хочу, и сильно на меня с этим не наседал, за что я ему очень благодарен. А потом все внезапно изменилось: я решил уйти из театрального мира и уехал в Москву. В тот момент я дал себе зарок, что больше не свяжу свою жизнь с театром.

8nz2w0pbeJs-02

— Откуда появилось такое резкое неприятие?
— Вероятно, повлияло то, что я с детства рос в театральной среде и был ею пресыщен. 11 лет я держал свое обещание и пробовал себя в самых разных профессиях, начиная от модельного бизнеса, заканчивая рекламным агентством. Долгое время я работал в разных московских ресторанах в должности официанта, метрдотеля и даже заместителя директора. Потом понял, что все это не мое.

— Не считаешь эти годы жизни упущенными?
— Думаю, нет, это был мой личный опыт, который мне что-то дал. Пока я работал в Москве, то вынес для себя интересное наблюдение: театр и ресторанный бизнес имеют много общего. И там, и там существует зрительское пространство, а параллельно с ним — пространство закулисное. На «кухне» готовится некое «блюдо» и потом выносится на пробу гостям. Причем, существует закономерность: чем шикарнее и изящнее зрительское пространство, тем сильнее суета за кулисами. Степень напряжения там такая высокая, что у людей случаются нервные срывы. Когда я работал в одном из элитных московских ресторанов, то стал свидетелем сцены, когда человек просто умер на работе. Он десять часов подряд простоял у огня, готовя барбекю на гриле. Жар от него был такой сильный, что у повара просто не выдержало сердце. В 30 лет я вернулся обратно в Омск и снова пришел в театр. Этому поспособствовало одно событие в моей жизни, про которое я бы не хотел говорить. Итак, я поступил на заочное отделение в ГИТИС, где отучился ровно пять лет. За это время я понял, что все-таки именно театр — это занятие, к которому у меня всю жизнь лежала душа.

— Расскажи о своих спектаклях?
— Моей первой постановкой на сцене «Галерки» стал моноспектакль «Андрей Ефимыч», где играет актер Антон Савинов. Основой для этого театрального эксперимента стал рассказ Антона Чехова «Палата №6». Затем последовала комедия «Беспечный влюбленный» по пьесе Владимира Сологуба «Беда от нежного сердца». Также я поставил спектакли «Сны Подколесина» по «Женитьбе» Гоголя и «Слухи» по одноименной пьесе Нила Саймона. Последней моей работой стал спектакль «Обманутый муж, или Брак по страсти», премьера состоялась в ноябре этого года.

— Какой спектакль ты считаешь самым удачным?
— Лучшее, что я сделал за свою режиссерскую карьеру  это спектакль «Кафе «Над обрывом», по произведению А. С. Пушкина «Сказка о мертвой царевне». Эта постановка родилась во многом благодаря омской художнице Татьяне Жаровой, которая пригласила меня на ежегодный молодежный форум «РИТМ». Все действо происходило на природе, в лесу, и это было прекрасно. Мы избавились от замкнутой театральной «коробки» и попали в пространство, где все непредсказуемо: свет, порывы ветра, движение листьев... Несколько дней мы пытались подружиться с лесом, старались его слушать, не вторгаться в него. Вместо костюмов и грима некоторые актеры использовали роспись техники боди-арта. Также у нас были настоящие акробатические номера, потому что артисты предварительно проходили занятия по цирковому искусству. Одним словом, это было замечательно.

l5Y3kTTqCV8-01

 Ты являешься не только режиссером «Галерки», но и задействован в нескольких постановках в качестве актера. Какое амплуа тебе больше по душе?
 Я не считаю себя актером, меня больше привлекает режиссерская деятельность. Актер – это тот, кого не выгнать с площадки, это человек, который спит и видит, когда же он снова ступит на сцену, и готов за роль загрызть любого. Я свободен от всей этой жажды, а раз так, то не могу назвать себя актером. Я уже вывелся почти из всех спектаклей, где играл какие-то роли. Скажу откровенно: я не очень люблю себя на сцене, и знаю, что многие разделяют мое мнение. Не буду с ними спорить: ребята, вы правы.

 Есть уже какие-то планы для следующей постановки?
 Моя следующая авантюра  это постановка спектакля «Калигула» по пьесе Альбера Камю. Местом действия станет настоящий ресторан. За большим столом бок о бок будут сидеть актеры и зрители. У них будет одна и та же еда, одно и то же вино.... В этом тексте меня зацепила тема, которую можно окрестить как «гипноз власти». Не обязательно государственной власти, а этого явления в целом, которое может проявляться даже на примере одной семьи: между супругами, между родителями и детьми… У Камю все это доведено до предела. То, что он делает с людьми, пользуясь полученной властью, запредельно даже по тем временам.

 А зрители останутся в живых?
— Не уверен (Смеется). В тексте есть фраза: «Тем, кто не сможет оценить это искусство, отрубят голову».

 Судя по всему, для тебя это будет большой эксперимент, потому что остальные твои работы довольно классические…
 К сожалению, сейчас не получается много экспериментировать с формой и подачей спектаклей просто потому, что у «Галерки» нет своего помещения. Работать в таких условиях очень тяжело. А нашим машинистам сцены, которые занимаются перевозкой и установкой декораций, можно ставить памятник из чистого золота. Любой спектакль для них выездной. Представляете, каждый раз они едут на склад, забирают там декорации, грузят их в машину, везут через весь город, потом выгружают, устанавливают, а после окончания представления проделывают все то же самое в обратном порядке. Бог знает, когда у них начинается, а когда заканчивается рабочий день. В 2016-м году нам обещают завершение строительства нового здания театра, а пока мы делаем все, что можем, и не ждем. Если ждать лучших времен, то это уже будет некое «отложенное счастье».

wmwevEOxgik-03

 Какие отношения у тебя складываются с отцом, который руководит «Галеркой»?
 Своего отца Владимира Федоровича я глубоко уважаю. Он смог столько лет сохранять театр и труппу на плаву, работая в самых экстремальных условиях. По своему характеру он идеалист в самом лучшем смысле этого слова. Причем, он не идеалы подстраивает под жизнь, а наоборот. Владимир Федорович эту жизнь перешьет, выжжет землю, перепашет, засеет, но сделает так, чтобы все работало. В этом смысле мир для него не является убеждением. У него есть убеждение и мир, будь добр, либо подстройся, либо выметайся. Иногда я с ужасом думаю, что я такой же.

— Кирилл, у тебя есть ощущение, что после возвращения в театр ты стал счастливее?
 Да, сейчас я могу назвать себя счастливым человеком. Но счастье для меня – это какие-то временные вспышки, которые особенно отчетливо видно, когда долгое время было плохо. Такие вспышки случаются со мной в момент репетиции. Например, мы очень долго разбираем какую-то сцену с одним актером. Истрачено уже много времени, мы прошли все круги ада, и я думаю, что все уже обречено. Но вдруг при очередной попытке, наконец, возникает это свечение, спектр света. Я вижу это именно так. У актера все получается, и я имею к этому отношение. Такие моменты для меня особенно ценны.
Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.