Класс

Класс

05 января 2015 18.44Интервью

Евгений Бабаш: «Актер похож на сороконожку, которой рассказали, как она ходит»

Бывший актер, а ныне — режиссер-педагог Лицейского театра Евгений Бабаш — о том, как артист стал режиссером, режиссер — педагогом, а театр превратился в «персональную йогу».
Евгений Бабаш: «Актер похож на сороконожку, которой рассказали, как она ходит»


Бывший актер, а ныне — режиссер-педагог Лицейского театра Евгений Бабаш — о том, как артист стал режиссером, режиссер — педагогом, а театр превратился в «персональную йогу».


— Когда-то ты был в Лицейском ведущим актером. Сегодня ты режиссер-педагог, работающий с детьми. Актерство — в прошлом?
 Актерских амбиций у меня сейчас нет, разве что пошалить захочется. Наиграться я вполне успеваю во время репетиций. Вспоминаю свои роли и понимаю, что не доволен ни одной работой. Видимо, из театра тогда я ушел как раз потому, что мне стало тесно и  некомфортно. Сейчас я вместе с ребятами пытаюсь на ощупь найти театр.  Я благодарен художественному руководителю Сергею Тимофееву, что шесть лет назад он позвал меня в Лицейский и дал карт-бланш. Только сейчас до меня начало доходить, что это за профессия — режиссура. Сложнее дело мне трудно представить. И оно мне стало нравиться.

— Последние пару лет главные награды фестиваля «Неделя экспериментального театра» — у твоих спектаклей. Это прибавляет уверенности?
— Эти фестивали тяжело мне дались. Пообщался с театральными людьми со стороны, не из омской среды. Когда они сказали мне, что спектакли хорошие, не поверил и начал их «пытать». Да, говорили, поучиться еще, опыта набраться, но в целом то, что я делаю, заслуживает интереса. После этой похвалы я почувствовал свою полную несостоятельность — будто аванс под честное слово получил. Ушел в книги, самообразование, пытался понять, что в театральном мире происходит, как работают другие.

IMG 7477

 Но ты ведь чувствуешь, что твои постановки успешны, что зритель идет, билеты покупают, в городе говорят, интервью вот берут.
 Да, это, конечно, имеет место. Но, наверное, есть и внутренние счеты с самим собой. Отсюда и сомнения. Недовольство собой  мощный стимул двигаться дальше.

 Можно сказать, что ты поселил в Лицейском театре дух экспериментальности, чего раньше практически не было. Появились закрытые показы, какие-то пробы, которые так и называются «пробы». Это прижилось?
 Лично мои спектакли не эксперименты, я их делаю так, как понимаю и вижу театр.

Но если они таковыми выглядят со стороны, то я не виноват. И вообще театр движется в направлении поиска:  например, последняя премьера художественного руководителя «Ивонна, принцесса Бургундская» тоже в определенном смысле эксперимент, шаг театра в новом направлении. С этой точки зрения, наверное, мы и правда с ребятами задали какое-то движение, «завертели».

 Сейчас ты работаешь над новым спектаклем. Что это будет?
— Не скажу — пусть будет сюрприз.

 Про что?
 Про любовь. Но мы и похулиганим немного — без этого никак. В пьесе — шесть персонажей, но, скорее всего, «досочиняем» еще. Поэтому зритель увидит не совсем то, что написал автор. Работа идет с основной труппой при участии нескольких ребят-студийцев.

 Этим летом ты набрал совершенно новую студию. Прежние ученики после пяти лет занятий разошлись. Не обидно терять тех, кто мог бы стать неплохим актером? И вообще — столько было вложено сил, нервов, опыта, и в итоге все надо начинать сначала…
 Конечно, в постоянных вводах новых актеров нет кайфа. Дети уходят, а спектакли остаются, и каждый раз при вводе нового человека нужно выстраивать спектакль под него. Но, несмотря ни на что, работать с ними очень интересно. Ребята, пришедшие ко мне в этом году, совсем другие — не такие, как моя первая студия. Может быть, я так сильно изменился за это время, и потому пришли другие люди. Говорят ведь, что подобное тянется к подобному. В первой студии были умные, красивые, интеллектуальные ребята, с которыми мы много чего сделали, и все они как на подбор были «мозговички». Новый набор оказался каким-то хаотичным. На просмотр их пришло больше, чем было нужно. А я как раз занимался подготовкой юбилейного вечера для театра, и времени на каждого просто не было. Я попросил их сразу сделать показ. И они сделали! Сегодняшняя моя студия — это такой мини-заводик, где все отрегулировано и самоорганизовано. Я с ними дружу так же, как и с первыми ребятами, но уже точнее понимаю, что такое дистанция.

Мне нравится, что в свои 1316 лет они еще открыты миру. У них нет барьеров в голове, нет страхов, нет пунктов «сверхзадача», «техника» и так далее. Чем меньше человек знает о театре, тем проще ему играть. В отличие от сложившегося артиста, они просто выходят на сцену и делают. Опытный артист похож на сороконожку, которой рассказали, как она ходит. И даже кружку вынести на сцену просто так уже нельзя без психофизики и мотивации. Ну а насчет того, что никто из ребят не решил стать актером  никаких проблем. Проблема только в том, что ты сам к ним привыкаешь. Я не коплю учеников, поэтому я учусь их отпускать.

IMG 7516

 Родители не ставят тебе в укор, что ты пытаешься «воспитывать» чужих детей, не имея своих?
 Были такие разговоры, мол, вот когда у вас будут дети... Но вы извините, я уже шесть лет как «многодетный». Да, почему-то считается, что если собственных детей нет, значит, ты в принципе ничего не можешь о них знать.

 Какой твой главный вывод за шесть лет работы с этой аудиторией?
 Я стал понимать, что важно заинтересовать не актера, а человека. Надо возбудить в нем любопытство, чтобы он сказал: «Ну-ка, ну-ка, как это?». Каким образом ты добьешься в нем этого импульса  неважно. Главное, чтобы человеку хотелось пойти и сделать  попробовать что-то новое. От этого театр становится только интереснее.
Добавить комментарий

Календарь

Преображение 3.0: золотые люди

Преображение 3.0: золотые люди

Героями третьего, самого праздничного предновогоднего преображения стали омский ювелир Александр Стрельников и фотомодель, блогер, самая узнаваемая златовласка Омска Светлана Машкова.

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Омская банда, играющая альтернативный рок, рассказала «Классу» о местной сцене, конкуренции между музыкантами и объяснила, чем английский язык лучше русского.

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Итоги работы омских художников, ренессанс от «Тарских ворот» и енотовидная собака в паре с гусем — планируем программу на последние недели 2017-го.

Что омичи знают о взятках?

Что омичи знают о взятках?

В минувшие выходные отмечался Международный день борьбы с коррупцией. «Новый Омск» спрашивает у читателей, что они знают об истории возникновения взяточничества, о законных подарках чиновникам и самых ...

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

О поколениях металлистов, пустых залах и выборе в пользу «заезжать в проходные города» — в интервью с фронтменом группы с 30-летней историей.

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Участницы проекта «За подарками» протестировали топовые процедуры в салоне «Аура бьюти».

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Острая и злободневная работа Евгения Бабаша о маленьких городах и их детях.

Опасные игры в омской «Галерке»

Опасные игры в омской «Галерке»

Театр представил вниманию зрителей новый спектакль «Игра со смертью» про одноименной пьесе драматурга Аркадия Аверченко. Режиссером постановки выступил Владимир Витько.

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Они вместе со школьной скамьи или студенческой парты. Переживали во время выборных кампаний супругов, ездили с ними в затяжные командировки, поддерживали во время информационных войн, навещали в тюрьме. Как вечно ...