Деловой Омск

Деловой Омск

02 июня 2014 13.13Статьи

Именное искусство

25 лет назад Александр Ветров одним из первых в Омске начал заниматься татуировкой. За это время, несмотря на приход на рынок массы новых мастеров, «Студия Александра Ветрова» из небольшой комнатушки превратилась в самую большую в Сибири студию.

Именное искусство

О своем деле Александр Ветров рассказал корреспонденту «ДО» буквально перед отъездом на междугородний фестиваль татуировки. Выяснилось, что оперативность — его конек не только в интервью, но и в работе.

Опыт ошибок

«Когда-то я даже не думал, что однажды открою свою тату-студию. Первый опыт в этой сфере, как и многие, я получил в армии. Служил на флоте. А чем там еще было заниматься?

И с первых попыток стало получаться довольно неплохо», — вспоминает Ветров.

После армии Александр пробовал себя в разных направлениях искусства: работал по коже, писал маслом, акварелью, занимался художественной ковкой, резьбой по дереву. Но выбор все равно остановил на нательной росписи.

«В 1989 году, когда я только начинал, учиться приходилось на собственных ошибках. Ориентироваться было не на кого, — рассказывает он. — Первые эксперименты ставил на собственном теле и на клиентах. Многие рисунки, которые сделал в то время, позже пришлось переделать, поскольку рост мастерства за эти годы произошел существенный».

А когда хобби превратилось в стиль жизни, Александр задумался об открытии салона.

«Первую студию открыл на «Красной звезде». Комната в парикмахерской — крохотное помещеньице. Но это лучше, чем работать на дому, ведь в таком деле нужен определенный уровень стерильности: специальные лампы, сухожаровые шкафы, много оборудования, связанного с медициной. Мало что выпускалось для тату-индустрии в те годы, а даже то, что выпускалось, редко доходило до Омска», — вспоминает Ветров.

Найти первые средства для бизнеса было непросто. Александру потребовалось продать машину, чтобы собрать достаточную сумму на оборудование и аренду помещения с одной кушеткой для посетителя. Впоследствии татуировщик сменил целый ряд мест, пока не оказался в студии, которую можно назвать студией мечты.

«Первое время было тяжело, денег не хватало, но время все расставило на свои места. Сейчас по опросу признанных коллег я вхожу в десятку лучших мастеров России. Работаю в двухэтажной студии, которая наверняка самая большая в Сибирском регионе — более 120 кв. метров. Одновременно в ней могут работать более 5 мастеров», — говорит Ветров.

Санитарная безопасность

На первых порах у татуировщика возникли проблемы во взаимоотношениях с проверяющими органами.

«В 90-е годы о таком виде деятельности, как профессиональное нанесение татуировок, никто и понятия не имел. Даже специалисты из СЭС приходили и разводили руками: профессии татуировщик в России не существует, и как проверять соответствие нормам, было непонятно. Да и сегодня наша деятельность нигде не регламентирована. Перманентный макияж, то есть татуаж, уже приравняли к косметическим услугам. И девушкам, которые этим занимаются, требуется теперь медицинское образование. А о нашей работе во власти до сих пор никто всерьез не задумался», — сетует Ветров.

Когда надзорные органы стали часто наведываться в студии татуировщиков с требованиями предъявить документы о соответствии нормам безопасности, Александр Ветров зарегистрировал свой бизнес и получил документ, в котором четко указывается, что на его деятельность санитарные нормы не распространяются, так как таковые приняты не были

«Но это не означает, что я не соблюдаю норм безопасности, — говорит Александр. — Я работаю с людьми, а значит, уровень стерильности должен быть на высшем уровне. Не могу говорить за другие студии, но мы этому аспекту уделяем большое внимание: проводим санобработку помещения, кварцевание расписано у нас по часам, а все инструменты, которыми мы работаем, либо одноразовые, либо стерилизуются в специальном сухожаровом шкафу. Мы следим и за безопасностью пациентов, и за своей собственной».

По словам Ветрова, татуировщики входят в ту же группу риска, что и медики. Ведь человек, пришедший на прием, никогда не покажет справку, что когда-то он переболел гепатитом или иным заболеванием. И чтобы обезопасить себя, мастеру необходимо соблюдать гигиену и периодически проходить медицинское обследование. Тем более, что востребованность подобных услуг выросла и, несмотря на появление в Омске большого количества тату-салонов, у мастеров нет отбоя от клиентов.

«У меня полная занятость — работаю 6 дней в неделю. В день беру максимум двух человек, в неделю получается 12 клиентов. Больше нагружать себя не вижу смысла, ведь один сеанс татуировки занимает не меньше 3 часов, а к нему нужно подготовить и краску, и оборудование. Люди никогда не перестанут делать татуировки. Даже когда в стране был глобальный кризис, у меня каждая неделя была расписана. Мы кризиса не заметили. Спад спроса бывает только летом, когда все уезжают в отпуска», — рассказывает Ветров.

Цена труда

Ценовая политика тату-салонов, по мнению художника, очень проста: оплачивается труд мастера, а не расходные материалы или эскизы будущей татуировки. При этом свою работу каждый татуировщик оценивает самостоятельно.

«В среднем час работы нашего автора стоит 3-4 тыс. рублей, более опытные мастера берут 6-8 тысяч. Чтобы сделать татуировку, с которой не стыдно выйти на улицу, необходимо минимум 2-3 сеанса. Обойдется это в 10 тыс. рублей. Как показывает практика, за новыми татуировками возвращаются 98% клиентов. Клиенту ведь не столько важна сама картинка, а общение с автором и атмосфера в студии. Думаю, в других местах такого не найти», — уверен татуировщик.

Сам Александр несмотря на управление студией ручную работу не бросает, а ему приходится трудиться на два города, учитывая востребованность у клиентов из Москвы.

«Три раза в год езжу в столицу и работаю в студиях друзей. За долгие годы удалось заработать имя. Да и опыт позволяет делать свое дело быстрее: хорошую татуировку могу сделать за 2-3 часа. Молодому мастеру может потребоваться на это 2-3 сеанса. Но это не значит, что молодые работают хуже, просто они еще не набили руку и стараются действовать вдумчиво. Пусть и медленно, но очень качественно. В Омске много молодежи, которая растет прямо на глазах, появляются новые стили и направления. Это здорово! Продвижение нашего искусства — очень важное дело», — считает Ветров.

Татуировщик утверждает, что клиент сам выбирает мастера. На рынке предложений много, нужно лишь выбрать того человека, с которым ему будет комфортно.

«Татуировка — это длительный процесс разговора двух людей, во время которого мастер работает.

И клиент не должен чувствовать себя не в своей тарелке. У каждого татуировщика свой клиент. У молодых ребят и клиентура помоложе. У меня люди постарше, определенного достатка, которые сформировались в жизни. Люди за 30. Хотя бывают желающие сделать татуировку и постарше. Ко мне одна бабушка приезжала, в 75 лет захотела сделать тату», — вспоминает Александр.

Образцы техники и работы

Оборудование для тату-салонов приходится заказывать за рубежом. Хотя, по словам владельца студии, мастера не гнушаются использовать и отечественные образцы.

«Лучшие поставщики для нашей индустрии работают в Германии и Америке. Но и в России научились делать хорошие машинки для нанесения татуировки и блоки питания. Медицинское оборудование по-прежнему используем отечественное. Хотя на рынке появилось много образцов и китайской техники, среди них попадаются неплохие варианты. А вот краска чаще всего — американского производства, реже — французская», — поясняет мастер.

Взаимоотношения с конкурентами в этом бизнесе у художников сложились очень лояльные. Ветров утверждает, что благодаря востребованности профессии клиентов хватает на всех.

«Я ко всем коллегам очень хорошо отношусь. Есть тату-студии, с которыми мы дружим. Вот, например, Станислав Яковлев из студии VIP, мы с ним когда-то работали вместе и до сих пор в замечательных отношениях. Но иногда, к сожалению, не хватает времени узнать, чем живут коллеги в Омске», — сетует татуировщик.

В тату-индустрии проводится множество фестивалей. Александр признается, что много времени посвящает поездкам на фестивали в Москву, Петербург, Новосибирск и даже Берлин.

«Но когда я в Омске, то с удовольствием общаюсь с молодыми мастерами, передаю им свой опыт. Была даже идея собрать ассоциацию татуировщиков. Пришли ко мне молодые художники и предложили возглавить это объединение, в котором можно было бы устраивать мастер-классы опытных мастеров из разных городов. Но пока дальше идеи дело не продвинулось», — говорит он.

Александр Ветров с сожалением рассказывает, что в Омске можно встретить и непрофессиональную работу художников.

«Татуировка — временное явление. Она не на всю жизнь, а лишь на оставшуюся. И чтобы человек получил удовольствие, ему нужно все объяснить на берегу. К сожалению, есть художники, которые, насмотревшись в интернете роликов, покупают китайское оборудование и, сидя на кухне, делают какую-то ерунду. И клиент не сразу понимает, что его обманули. Но когда он видит настоящие образцы работы мастера, наступает разочарование. Поэтому сначала клиенту надо полистать материалы в интернете — посмотреть, какие бывают татуировки и что можно сделать. Очень много клиентов приходят ко мне и к другим известным авторам с просьбой исправить ужасные татуировки, сделанные им непрофессионалами», — негодует мастер.

О планах на будущее Александр не задумывается. Он достиг своей цели, открыл студию, где работает достаточно молодых авторов.

«Филиалы открывать я точно не буду, а больше расширяться некуда, — делится Ветров. — Я назвал студию своим именем — значит, несу ответственность и за работу молодых коллег. Мне проще работать с ними рядом, чтобы была возможность подсказывать и помогать. А создавать филиалы и бояться, что они без меня наделают ерунды, не собираюсь. Не хочу рисковать именем, которое создавал 25 лет».

Александр Набатов

Фото: Вадим Харламов  

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №19 (023) 27 мая

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.