Класс

Класс

09 апреля 2015 15.11Интервью

Алина Масловская: «Не нужно подстраиваться под Школу #sekta, она сама подстроится под человека»

Кураторы омского филиала «Школы идеального тела #sekta» Алина Масловская и Ольга Смолянкина рассказали «Классу» о «кухне» проекта, о том, кому подойдет и не подойдет система, и почему важнее результат в голове, а не в зеркале.

Алина Масловская: «Не нужно подстраиваться под Школу #sekta, она сама подстроится под человека»



Стартовал новый набор «Школы идеального тела #sekta», филиал которой в нашем городе стремительно набирает обороты. Особая система питания и тренировок, 12 недель интенсивной работы над телом и головой меняют учеников школы до неузнаваемости. Кураторы омского филиала Алина Масловская и Ольга Смолянкина рассказали «Классу» о «кухне» проекта, о том, кому подойдет и не подойдет «Школа идеального тела #sekta», и почему важнее результат в голове, а не в зеркале.


«Класс»: Чем кураторы #sekta занимаются помимо работы в «Школе идеального тела»?

Алина: По образованию я преподаватель английского и китайского языков. Очень люблю готовить вкусняшки. А вообще я бегаю!

Оля: Алина очень скромная, поэтому говорит «люблю готовить, люблю бегать». На самом деле она марафонец! А еще всерьез занимается правильным питанием и может приготовить просто невероятное количество вкусных и полезных блюд, что видно по ее «Инстаграму». На последнем благотворительном «Компоте» все лакомились ее творениями.

Алина: А Оля кандидат физико-математических наук, программист-разработчик. Очень организованная, весь наш филиал держит. И, как она вчера сама сказала, очень любит помогать людям.

Оля: Я на самом деле много чем занимаюсь, хожу в горные походы, катаюсь на сноуборде, занимаюсь любительской астрономией, организую акцию «Тротуарная астрономия» в Омске.

«Класс»: Вы помогли уже стольким омичкам похудеть, а как и почему вы сами попали в «Секту»? Я так понимаю, тогда еще не было омского филиала?

Ольга: Нет. Я была учеником, а Алина — моим куратором вместе с Сашей Архиповой, эти девушки основали омский филиал.

Ольга: Я в принципе никогда не была полненькой, и цели похудеть не было, а в Школу пришла, чтобы поправить физическую форму. Я очень люблю путешествовать, хожу в горы, у меня суперактивная жизнь. И в какой-то момент я поняла, что травмы очень сильно сказываются, и я уже сдаю. Мне стало страшно, и я поняла — пора заняться здоровьем всерьез.

Врач, у которого я лечила травмированный позвоночник, сказал, что, если я не начну собой заниматься, то могу практически ложиться и умирать. И я решилась. На момент прихода в #sekta у меня был выбор между нашей системой и следующим курсом терапии в бесконечной череде. Я сделала шаг в правильную сторону.

«Класс»: А откуда узнала про систему?

Ольга: Я регулярно читала блог Оли Маркес, естественно, потому что люблю ее группу AlaiOli. А потом в Омске открыли очный филиал. Я абсолютно не пожалела о своем решении, потому что есть огромная разница между тем, какой я пришла на первую тренировку, и тем, какая я сейчас. Я счастлива, что сделала этот выбор.

«Класс»: Когда это было?

Ольга: Октябрь 2013 года. Именно тогда в Омске появился очный филиал, открытием которого как раз занималась Алина.

«Класс»: Как это произошло?

Алина: Когда еще был только блог fat-is-dead, с которого собственно все и началось, я занималась по нему. Потом стала бегать марафоны, отправилась на стажировку в Китай. А когда вернулась через год, мне написала мой куратор Саша Архипова. Рассказала, что забеременела, родила и после родов сильно похудела с помощью дистанционного обучения в «Секте». Мы с ней подумали и решили попробовать открыть филиал в Омске и самим стать кураторами. Из Москвы к нам приехала куратор Ира Миронова, обучала, тренировала, показала правильный подход. После подготовки мы начали преподавать.

IMG 4686.jpg 4

«Класс»: К вам в основном приходят, чтобы похудеть. А есть еще какие-то цели?

Ольга: Все приходят с разными целями, и результаты есть у всех. Наша программа не диета, мы работаем с конкретным запросом каждого ученика, поэтому и результаты у всех индивидуальны. Я, к примеру, восстановилась после травмы позвоночника и перелома ноги, из-за которого поначалу даже не могла выполнять некоторые упражнения. Первые три недели после тренировок я плакала, для меня это был просто ад! Хотела все бросить из-за боли, физической невозможности. Постепенно проблема прошла, организм нашел силы восстановиться, и теперь я куратор, и за мной не могут угнаться.

«Класс»: Как ты решила стать куратором? И что вообще нужно, чтобы им стать?

Ольга: Алин, что нужно, чтобы стать куратором?

Алина: Ну вообще, на Олю сразу глаз положили. Было видно, что она старалась. Не отсиживалась где-то сзади, не стояла в «собаке мордой вниз». (Смеются.) Тренировалась активно, ну и форма у нее хорошая была. Мы работали с Сашей, моим куратором, а Оля уже была стажером. В какой-то момент Саша решила уйти. Она художница, и ей катастрофически не хватало времени, чтобы воплотить то, к чему она стремилась в этом направлении. Так Оля стала куратором и вывела наш филиал на новый уровень. Благодаря ей сделано очень много.

«Класс»: По идее, любой человек может стать куратором?

Алина: Да. Главное — иметь желание работать с людьми, хотеть помогать. Это очень-очень важно.

Оля: Да, главное — иметь определенный настрой, потому что мы очень сильно отличаемся от других фитнес-школ, которых сейчас открывается очень много. Как правило, там дают универсальные программы, по которым нужно заниматься вне зависимости от исходных данных и целей. Человека, по сути, предоставляют самому себе: есть программа, пришел — занимайся. Чтобы получить адаптированную программу питания и тренировок, необходимо и брать индивидуальные уроки у фитнес-тренера, и консультироваться с диетологом, но ведь мало кто делает это, считая персональный подход излишним, дорогим, неоправданным, требующим время, которого нет.

А мы работаем по-другому: за нашей спиной — команда, целый научный отдел, куда входят спортивные врачи, диетологи, психологи и другие узкие специалисты, которые в любое время помогают скорректировать программу, чтобы найти индивидуальный подход к каждому ученику в группе, помогают ставить и достигать цели.

Людей в нашу команду — стажеров, кураторов — мы отбираем прежде всего за человеческие качества. Нельзя сказать, что все наши кураторы и стажеры — это сверхлюди, которые обладают какой-то нереальной физической формой, хоть мы и можем дать фору многим! Наша фишка в другом — в подходе, в индивидуальной работе с учениками. И если человек обладает внутренним желанием поделиться тем, что он знает и умеет, и готов помогать людям, то это наш человек.

IMG 4692.jpg 5

«Класс»: «Сектантские» чаты, в которые автоматически попадают участники курса, — это такая комната психологической разгрузки. А кураторы — настоящие психологи. Была ли у вас какая-то психологическая подготовка? И вообще, какая подготовка у куратора, помимо спортивной?

Ольга: Спортивную подготовку мы проходим в нашей школе у старших кураторов и в фитнес-школах городов, где открыты филиалы. Понятное дело, чтобы работать с людьми, нужно очень много знать и по медицине, и по психологии.

Алина: Нам все необходимые знания дает научный отдел. Когда у нас нет ответа на какой-то вопрос учеников, мы задаем его научному отделу и получаем оперативный и максимально компетентный комментарий. Мы не можем знать все, но у нас есть мощная поддержка, база, к которой всегда можно обратиться за помощью.

Ольга: В нашем научном отделе трудятся кандидаты биологических, медицинских наук, психологи, диетологи. Есть спортврачи, которые работают с нами в связке. Если в нашей команде нет человека, который сможет дать ответ на вопрос, мы обязательно направим к специалисту. Есть ученики, которые по нашему совету обратились к врачу и благодаря этому смогли вовремя диагностировать серьезные заболевания. Иногда попадают к нам и люди с психическими проблемами, которые только психиатр может решить, например, с анорексией или булимией. Таких ребят мы отправляем к соответствующим специалистам.

«Класс»: В чате одновременно «варятся» по 50 «сектантов», у каждого свои заморочки — кто-то не худеет, кто-то не может справиться с желанием съесть шоколадку. У вас есть система, как человека замотивировать?

Алина: Тут мы, скорее, на свой опыт ориентируемся.

Ольга: И на интуицию, и на опыт. Конечно, когда мы видим проблему, с которой раньше не сталкивались, начинаем обширные консультации с научным и медицинским отделами. На самом деле большинство жалоб не уникальны, и мы сразу знаем, как реагировать на них. Заявления вроде «у меня нет результатов» очень частые.

Алина: Это же девушки! Они часто смотрят в зеркало и не видят результата, но на самом деле он есть. Просто у девочек такая история с этими диетами — они все перепробовали, кажется, что они уже умнее нас. Иногда нужно просто сказать: «Посмотри в зеркало, ты классная». И на самом деле, все хорошо. Результаты есть у всех. Просто у некоторых они больше в голове, чем на фото.

Оля: Часто девочки озвучивают цель «похудеть», но на самом деле, они приходят за другим. За заявленным желанием изменить свое тело кроются более глубокие причины, которые мы и стараемся выяснить. Иногда это получается плохо, потому что человек настолько «оброс» своими стереотипами, мыслями, рассуждениями, выводами, что докопаться до сути очень сложно. Бывает, что человек проходит курс и сам не понимает, чего он в итоге хотел, зачем вообще приходил. Но мы стараемся помочь каждому. Иногда и без того стройная девушка приходит с целью похудеть, а на неделе шестой-пятой осознает: «А мне уже и не надо худеть, я такая красивая», начинает себя любить, и цель соответственно меняется. Мы очень радуемся, когда человек свою истинную цель осознает еще до конца курса и начинает над ней работать.

IMG 4701.jpg 6

«Класс»: Для вас, кураторов, основная цель «Секты» она какая?

Оля: У нас одна цель — дать человеку то, что он хочет. С чем бы он ни пришел. Точнее сказать, помочь человеку разобраться в его желаниях. Когда он к нам приходит, мы начинаем работать с его привычками, представлениями о питании, режиме дня, жизни.

Алина: Не все хотят сразу открываться. Некоторые отказываются общаться в рабочем чате, делиться там своими результатами и целями, не понимают, что это часть терапии.

Оля: Есть люди, которые целый год ходят вокруг да около, спрашивают нас о чем-то, Алине пишут и мне пишут, созревают. Они не могут понять, то ли это, что им нужно. А в какой-то момент просто решаются.

«Класс»: Боятся открытости?

Ольга: Мы как раз стараемся по максимуму замотивировать людей делиться своим опытом. У нас есть открытый публичный проект BigSektaBattle. В каждом направлении, среди которых #sektamen, #sektamama, дистанционный курс, мы выбрали девять участников, чтобы показать, как ведется работа, как человек меняется. Этот проект уже закончился, и результаты очень впечатляющие. Люди смогли посмотреть на «кухню» Школы, увидеть всю большую работу, которая происходит у каждого участника. Причем этот проект велся в онлайн-режиме — каждый день снималось видео, мы рассказывали о наших ребятах.

«Класс»: Насколько система гибкая, можно ли ее адаптировать под себя? Все-таки все же хотят пить кофе с молоком и есть вкусняшки...

Оля: Система абсолютно гибкая. Наш главный принцип — не давать человеку жесткий набор правил, с которыми он с вероятностью сто процентов достигнет результата, а вывести его постепенно из плена старых привычек. Но далеко не каждый может выполнять все рекомендации. Некоторые не могут придерживаться ни одной. Это люди, которые глубоко ушли в свой привычный образ жизни, и попытка поменять что-то для них — стресс, причем стресс настолько большой, что даже тело отторгает новые правила на физиологическом уровне.

С такими людьми мы работаем совсем по-другому. Им мы не даем полный список наших рекомендаций, а начинаем с малого — предлагаем для начала исключить пищевой «мусор» к примеру. Это всякие батончики, сладости, булочки, рафинированные продукты. Уже одно это дает хорошие результаты. Исключить пищевой «мусор» достаточно просто, для этого не нужно быть сверхчеловеком и прикладывать сверхусилия. Потом постепенно, неделю за неделей, у человека формируются здоровые привычки, и мы начинаем еще что-нибудь исключать, добавлять и так далее. Со всеми людьми ведется разная работа. Ученики в группах этого не видят, но рядом с ними некоторые «сокурсники» живут по индивидуальным режимам, потому что полную программу они не готовы сразу воспринять.

IMG 4759.jpg  7

«Класс»: Как вы вычисляете тех, кому нужен индивидуальный подход?

Ольга: Есть некоторые признаки, по которым мы таких людей определяем. И мы начинаем с ними разговаривать, находить причины. Но не всегда получается вовремя это сделать.

«Класс»: А что за признаки? Тишина в чате?

Ольга: Например, долго не сдаваемые дневники. Бывают разные жизненные ситуации, для некоторые еда — это способ утолить не только физический, но эмоциональный голод.

Алина: Для таких людей мы как раз ищем психологов, чтобы работали в нужном направлении. Я всегда говорю: все люди разные, и не нужно подстраиваться под нашу систему, система сама подстроится под человека. Правда, к каждому нужно найти подход.

Ольга: Дело в том, что система состоит из ряда рекомендации, но для каждого человека ключевыми будут только одна-две. Например, для кого-то исключение только пищевого «мусора» всё сразу меняет, при этом человек может есть спокойно все остальные продукты, которые мы не рекомендуем, но для него это будет не критично. Мы не можем заранее предсказать, для кого какая рекомендация будет решающей. Для кого-то тренировки будут толчком к изменениям, для кого-то питание. Поэтому не нужно полностью всю систему брать и пытаться внедрить в свою жизнь, можно просто исследовать себя. Все мы разные, нельзя назначить всем одну схему и ждать, что у людей будет одинаковый результат. У нас же есть ученики с разными пищевыми привычками: веганы, сыроеды, допустим, для них неприменима вся эта система в целом. Есть жесткие мясоеды, которые долго до этого были на палеодиете.

Алина: Бывают люди с советскими пищевыми привычками, которые привыкли есть картошечку, кашку, хлебушек. А мы говорим им, что, оказывается, есть еще чечевица, булгур, киноа — такое разнообразие. Для них это большой эксперимент.

Ольга: Приходят и те, кто в силу своего материального положения не может позволить себе такого многообразия, а картофель и хлеб — единственные продукты, которые есть у них в свободном доступе. С такими людьми мы тоже работаем, для каждого человека есть что изменить и что подкорректировать.

Основные принципы #sekta: регулярное дробное питание, максимально натуральные продукты, умеренная физическая нагрузка и здоровый сон.

«Класс»: Назовите основные принципы «Секты» для человека, который вообще не знаком с системой.

Алина: Регулярное дробное питание, максимально натуральные продукты, физическая нагрузка умеренная, без фанатизма, ну и здоровый сон.

«Класс»: Со стороны кажется, что система предполагает очень серьезные физические нагрузки — шесть полноценных интервальных тренировок в неделю, плюс ежедневный утренний короткий «ворк»...

Ольга: Мы подстраиваем нагрузки под возможности и потребности каждого «сектанта». У нас есть такое направление, как #sektalite. Это упрощенная версия тренировок для людей с травмами, очень большим весом, которым просто нельзя заниматься по общей программе. Мы ориентируемся на физическое состояние человека, на его противопоказания, рекомендации от врача, стараемся систему подкорректировать. Плюс на каждое упражнение во время тренировок мы даем замены, если у кого-то что-то болит.

Некоторые люди приходят к нам лет в 30-40 безо всякого опыта физической нагрузки вообще! И для них мы можем предложить подходящий вариант. Например, когда я пришла на курс заниматься, тренировалась каждый день по два раза. Шесть дней в неделю, без единого пропуска. За весь курс я не пропустила ничего абсолютно. Алина, я думаю, еще больше тренировалась, потому что бегала марафоны, и продолжает до сих пор. Для меня это не казалось избыточной нагрузкой. Все мы разные. Есть люди, которые после тренировки говорят: «что-то маловато», когда все уже выдохлись. Им действительно показаны ежедневные тренировки.

Алина: Вот ты пришла к нам на курс, и тебе говорят: «Теперь утром вставай на 10-15 минут раньше и делай такую-то тренировку». Представляешь, насколько это непривычно? Но даже только утренние тренировки без вечерних дают ощутимый результат.

Ольга: Сейчас мы стали вводить и другие виды тренировок. К примеру, с марта у нас началась йога, занятия по которой — раз в две недели. На самом деле наши стандартные тренировки — это не предел, не константа. Дело в том, что люди могут соблюдать здоровый режим жизни, занимаясь любым видом физической нагрузки. Поэтому летом планируем сделать акцент на беге, раз Омск у нас беговая столица. Для бегунов тоже хотим сделать отдельное направление с упором на беговые тренировки. У нас есть опытные тренеры, которые разработают эти программы. Думаем вводить танцы, пилатес, не хотим ни на чем останавливаться, не ограничиваться ни в питании, ни в тренировках, потому что все есть путь к здоровому образу жизни. Для каждого он свой.

«Класс»: Кому точно стоит и кому не стоит прийти и попробовать «Секту»?

Алина: Не стоит тем, наверное, кто не хочет ничего делать, меняться, тем, кто не готов к экспериментам. Любой человек сможет взять что-то от системы в свою копилку. Попробовать может каждый, в любой момент ведь можно отказаться.

Не стоит пробовать Школу #sekta тем, кто не готов меняться, экспериментировать. Любой человек сможет взять что-то от системы в свою копилку.
Ольга: Мне кажется, если человек решился прийти хотя бы на открытые занятия, значит, у него есть потребность изменить что-то в себе, в своей жизни. Алина права, у нас есть люди, которые выполняют полностью всю программу и тренировок, и питания, а есть те, кто приходят только на тренировки. Им это нравится, они в этом нашли свой вид физической активности. Есть и те, кто работает только над питанием, им не хочется тренироваться вообще. Вариант для каждого свой.

«Класс»: А после 12 недель курса что дальше? Можно в каком-то качестве остаться в системе? Продолжать, например, тренировки.

Ольга: У нас в филиале, как показывает практика, люди возвращаются после окончания программы еще не раз.

«Класс»: Опять на 12 недель?

Ольга: После 12 недель, когда человек уже составил интуитивный режим дня и питания на основе нашей системы, люди в основном переходят на режим freeflow — свободный полет. Они сами выбирают, что им есть, как тренироваться, но при этом курс, который они прошли до этого, оставляет отпечаток.

Алина: Ну это же школа. Ты получаешь знания, ты можешь ими воспользоваться.

Ольга: Когда ты узнаешь что-то важное и понимаешь, что это работает, ты уже не можешь жить по-другому. Если ты однажды понял, как утренняя легкая зарядка кардинально меняет твой день до самого вечера, ты уже не сможешь проснуться и не сделать эту зарядку. Когда ты почувствовала, как тебя пробуждает стакан воды по утрам, ты уже не сможешь заменить его на привычный когда-то кофе. Курс меняется. Люди, которые на себе почувствовали эти изменения, по-другому уже не могут.

«Класс»: А чатик остается жить и по окончании сектантами курса?

Ольга: Да, люди выходят в режим freeflow и остаются в наших чатах навсегда. Они могут проконсультироваться, задать любой вопрос, даже если они перестали тренироваться, уехали в другой город, страну, у нас есть и такие. Есть знания, которыми мы готовы делиться с любыми людьми, даже с теми, кто у нас вообще не занимается. Отсюда постоянные открытые лекции и тренировки, куда может прийти любой желающий.

«Класс»: А какой процент людей доходят до конца курса?

Ольга: В общем по всем филиалам — меньше половины. Но конкретно в Омске процентов 70 учеников «доживают» до 12 недели. Если честно, от нас уходят чаще всего по двум причинам — либо переехали в Питер, либо забеременели. (смеется) В каждом наборе стабильно кто-то оказывается в положении. У нас уже столько детей появилось на свет. На самом деле, мы уже шутим, смеемся над этим, настолько это стало закономерным. «Секте» омской всего полтора года, а детей уже штук пять родилось.

Оля: У нас процент возвращаемости в филиале очень большой. Наверное, потому что город маленький, мы к друг другу так привыкаем, сродняемся. Мы очень скучаем без своих учеников, которые к нам приходили когда-то. Видимо, они тоже без нас скучают, поэтому возвращаются. Мы всегда рады их видеть. Кто-то потом, кстати, ходит к нам только на субботние открытые занятия, потому что это просто такая приятная встряска для них раз в неделю.

«Класс»: Как выбрать: «очка» или «дистанс»? И в чем принципиальная разница, помимо того, что в первом формате тренировки в зале, а во втором дома?

Оля: Это зависит от характера человека. Я бы однозначно очное выбрала.

Алина: И я бы очное выбрала, точно не смогла бы дома тренироваться. Здесь куратор тебе подкорректирует технику, а дома можешь что-то неправильно сделать.

IMG 4678.jpg 9

Оля: В нашем отделении есть примеры людей, которые начали с «дистанса», потому что очень стеснялись прийти на «очку», думали, здесь невероятные супермены. Боялись, что им будет дискомфортно, тяжело, что на «очке» ты не можешь просто взять и выйти из зала в середине тренировки. На самом деле можешь, мы не обидимся!

Алина: Но тебе не позволит это сделать совесть, потому что все «фигачат», и ты «фигачишь»!

Оля: Но «сектанты» дистанционного обучения обычно приходят на открытые тренировки, один раз, второй, видят, что ничего страшного здесь нет, что здесь лояльные люди. У нас очень классные ребята занимаются, ученики — замечательные люди. Человек видит всю эту атмосферу, проникается ей и уже не может заниматься дома — переходит с дистанционного обучения на «очку».

Пожалуй, «очка» подходит всем однозначно, а дистанс — тем, у кого абсолютно нет времени прийти на «очку».

Алина: Есть, те, кто остается в чате «очно», а тренируется дистанционно.

«Класс»: Сама система кураторства, как она устроена? Как центр управляет регионами?

Оля: Центральный офис находится в Питере. У нас есть сотрудники, которые занимаются очным отделением в Москве и Петербурге, потому что там самые крупные наши филиалы. Там очень много залов, очень много кураторов и стажеров. Для примера, в марте в Санкт-Петербурге было набрано 700 человек, а в Москве 550, ты представляешь себе эти масштабы!

«Класс»: А у нас в Омске?

Оля: У нас в Омске сейчас на очном отделении тренируются 80 человек. У нас не самое большое количество людей, но для Омска это очень много! Региональными филиалами занимается директор Ольга Александровна Роднова, она такая умница. Человек невероятный. В каждом городе, где есть Школа, есть свой управляющий куратор, есть кураторы тренирующие, есть стажеры.

«Класс»: А в Омске всего два куратора?

Оля: Да, я и Алина. Мы и тренируем, и консультируем по программе питания. У нас есть помощники-стажеры.

«Класс»: Стажеры – это бывшие ученики? Они обязательно проходят курс? Стажеры могут стать кураторами?

Оля: Да, да! Школа такая: сначала человек проходит основной курс, чтобы все на себе испытать, потом становится волонтером, проходит испытательный период, во время которого обучается, очень много узнает нового, проходит тестирование, собеседование. Каждый человек отбирается, как в армию, всех ждет серьезная подготовка. Даже действующие стажеры и кураторы регулярно проходят собеседования, переподготовку, обучение, аттестацию.

IMG 4669.jpg 8

«Класс»: А что она включает?

Оля: Нас постоянно контролируют, следят, как мы ведем тренировки, чтобы все делалось правильно. Для этого мы периодически снимаем видео о том, как работаем.

Алина: На протяжении девяти недель мы проходили переобучение...

Оля: Да, мы точно так же проходим курс, как «сектанты», но у нас немного другая система. Мы проходим обучение, с нами работают и психологи, и медики, общаются, дают знания. Кроме того, в региональные филиалы часто приезжают более опытные кураторы и контролируют процесс на местах.

Алина: В конце каждой недели мы просим учеников оставлять отзывы о нашей работе, замечания, которые проверяются специальными людьми, и нам потом говорят, на что обратить внимание.

Оля: В Омске пока негативных отзывов не было, напротив, очень много хорошего пишут. Не знаю, может, это люди так позитивно настроены, лояльно к нам. Возможно, ученики видят, как мы стараемся, и реагируют соответственно.

Алина: Но мы всегда готовы к критике, конечно, настроены на обратную связь. Пусть лучше люди скажут, что их не устраивает, чем будут просто молчать, а мы не сможем понять, правильно ли все делаем.

«Класс»: И, напоследок, можете ли вы сказать, что жизнь делится на до и после #sekta?

Оля: На самом деле, в большей степени все зависит не от нас, а от ученика. Если человек готов, он впускает изменения в свою жизнь и получает отдачу от этого. Но тот, кто еще закрыт для перемен, найдет любые отговорки, любые препятствия, придумает столько невероятных препон. А потом скажет: «Вот видите, я ведь не меняюсь». На самом деле, он просто пока не готов стать другим.

Добавить комментарий
Омичи, которые смогли: топ-10 «засветившихся» на телеэкране

Омичи, которые смогли: топ-10 «засветившихся» на телеэкране

Вспоминаем самые яркие выступления наших земляков, которые попали в эфир федеральных каналов и добавили к образу любимого города несколько незабываемых штрихов.

Где омичам погулять в Новый год: карта праздничных мероприятий

Где омичам погулять в Новый год: карта праздничных мероприятий

«Новый Омск» выяснил, где горожанам можно отметить главный праздник.

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Сегодня в прокат выходит новый фильм о войне. Режиссером кинокартины стал омич Ким Дружинин (совместно с Андреем Шальопа). Премьера на больших экранах совпала с 32-м днем рождения кинематографиста-земляка, но сам ...

Будь мужиком!

Будь мужиком!

Тот, кто считает ноябрь самым скучным месяцем, просто не читал нашего проекта. В честь Всемирного дня мужчин мы запускаем «Брутальный сезон» и делимся горячими спецпредложениями от известных омских ...

Художница-портретист Катерина Балинская: «Вдохновение всегда в людях, смотрю на их лица и слушаю их голоса»

Художница-портретист Катерина Балинская: «Вдохновение всегда в людях, смотрю на их лица и слушаю их голоса»

Создатель паблика СTHRN и художница-портретист Катерина Балинская рассказала «Классу» о своем творчестве и отношении к современному искусству.

Киркоров, Леннон, Кобейн и другие известные плагиатчики

Киркоров, Леннон, Кобейн и другие известные плагиатчики

Пять фактов о неосознанном музыкальном плагиате, вошедших в историю.

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Музыканты группы «АлоэВера» рассказали «Классу» о ценителях винила, самой популярной песне и ненависти к собственным клипам.

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

«Класс» пробежался по инстаграмам омичей и выяснил, какое оно — омское зазеркалье.

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Лофт, самокаты и баблы. О том, каким был ежегодный фестиваль «НОЯБРЬ», — в нашем репортаже.

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)Фото

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)

По случаю Дня матери мы узнали, о чем грустят и смеются мамы губернатора Виктора Назарова, предпринимательницы Екатерины Вахрушевой, дизайнера Анны Долганевой, ресторатора Юрия Чащина и других успешных людей.

Маме привет от «Нового Омска» (фото)Фото

Маме привет от «Нового Омска» (фото)

Раз в году, в День матери, корреспонденты «Нового Омска» воспользовались служебным положением и передали привет своим мамам через сайт. Ведь в погоне за лидерством мы не всегда уделяем им должное ...

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО) Видео

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО)

«Новый Омск» посмотрел, как проходили капустники в зале заседаний, и оценил таланты депутатов Госдумы РФ.

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Я бы запретила его показывать, написала бы: «Беременным вход строго воспрещен». После фильма хочется уйти в монастырь»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Лучшие независимые музыкальные проекты, ротирующиеся в эфире омского некоммерческого интернет-радио. Все, что вы могли пропустит за пять лет вещания.

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

Рассказываем, где, когда и что можно будет посмотреть.