Класс

Класс

12 апреля 2015 16.29Город

Надя Грицкевич (Наадя): «Почему мы поем грустные песни? Потому что живем в России»

Группа «Наадя» — одно из самых заметных музыкальных явлений независимой российской музыки, по мнению журнала «Афиша», — уже во второй раз посетила наш город. «Класс» пообщался с вокалисткой Надеждой Грицкевич о современной музыкальной России, независимых исполнителях и набирающем обороты пост-панке.
Надя Грицкевич (Наадя): «Почему мы поем грустные песни? Потому что живем в России»


Группа «Наадя» — одно из самых заметных музыкальных явлений независимой российской музыки, по мнению журнала «Афиша», — уже во второй раз посетила наш город. «Класс» пообщался с вокалисткой Надеждой Грицкевич о современной музыкальной России, независимых исполнителях и набирающем обороты пост-панке.  

— Журнал «Афиша» назвал выход вашего первого альбома самым долгожданным музыкальным событием прошедшей осени. Как относитесь к таким серьезным похвалам, накладывают ли они на вас дополнительную ответственность перед поклонниками?

— Конечно, это не то, что нам самим бы хотелось транслировать, не совсем та информация. Но в плане ответственности, мне кажется, что для музыкантов неправильно пытаться оправдать чьи-то ожидания. Нужно делать то, что тебе самому по душе, ведь люди отдают предпочтение той или иной музыке, когда им нравится вкус музыкантов, их видение материала.

— Вас также причисляют к категории независимых музыкантов. Как вы сами объясняете это явление? Независимость от чего, от кого?
— Это интересный такой термин. Изначально подразумевалось, что инди-музыкант — это исполнитель, который не зависит от крупного лейбла. Но мне кажется, сейчас, во времена развитого интернета, когда любой музыкант может выложить свои композиции, например, на iTunes, это значение немного размылось. И да, мы независимы от крупных музыкальных корпораций, первый свой ЕР издавали на небольшом лейбле «Комета Records», который принадлежит нашим менеджерам. На нас никто не может давить, по этому критерию мы независимые музыканты.

IMG 3170 2

— Группа «Наадя» громко о себе заявила на фестивале «Пикник Афиша», можно ли назвать вас трендсеттерами современной музыкальной индустрии?
— Сложно сказать. Раньше было намного больше музыкальных журналов: Billboard, Rolling Stone — существовали различные мнения и видения музыки. Читатель, слушатель мог узнать несколько точек зрения, чтобы сделать свои выводы относительного того или иного музыканта. Сейчас «Афишу» многие называют Геббельсом музыкальной пропаганды, но дело в том, что практически не осталось других ресурсов, которые уделяли бы так много внимания музыке. На днях я вспоминала свой поход на первый «Пикник» в качестве зрителя, где услышала группу М83. Тогда подумала: «Что за фигня?!», а недавно попала на их выступление на фестивале Primavera Sound. Это был самый крутой концерт в моей жизни. По сути, «Пикник Афиша» был одним из первых инди-фестивалей и стал своеобразным тредсеттером формата антирусский рок. Сегодня количество таких фестивалей увеличивается, это и ParkLive, и концерты в парке Горького, и многое другое. Конечно, до «Афиши» существовало «Нашествие», но это такой формат, с которым не хотелось бы себя ассоциировать.

— Если говорить о выступлениях, почему российские музыканты очень редко разбавляют исполнение песен какими-то визуальными эффектами: видео, конфетти, возможно, даже мини-постановки параллельно с музыкой?
— Сразу вспомнился забавный пример группы «Пикник», у них есть концертная программа, где во время выступления на сцену выводят гигантского богомола, и это, скорее, страшно, чем классно. Но это тоже попытка сделать шоу. С этой точки зрения интересно наблюдать за группой «СПБЧ». На их концерте в клубе RED в Москве сцена была оформлена длинными тканевыми полотнами, которые светились. На входе стояла фотобудка, где все пришедшие могли сфотографироваться. А во время исполнения песни «Нельзя сказать короче» все эти снимки шли на экране, лица морфировали, превращались друг в друга, это было дико круто! В будущем нам тоже хочется делать такие штуки. Но не всегда есть возможность взять все это с собой в тур, мы даже не всем музыкальным составом ездим на гастроли, не говоря уже о людях, которые занимаются светом, дополнительными визуальными эффектами и т. д.

IMG 3216 4

— Относительно музыкальных каналов. Раньше, чтобы «выстрелить», нужно было отдать «правильную» песню на радио. Сегодня, как мне кажется, оно уже утратило свой авторитет. Но если вернуться назад, какая песня группы «Наадя» стала бы хитом, на ваш взгляд?

 — Наверное, «Сто дней». Но с радиостанциями у нас какая-то сложность происходит. В «Афише» я читала материал о том, как работало «Наше радио», и так поняла, что у них был подобран какой-то пул артистов, подходящих под формат. Если у исполнителя какая-то песня уже много раз звучала в эфире, они подбирали ей на замену новую песню, которая должна была максимально похожа на предыдущую, то есть хуже. И то, что я слышу по радио, когда еду в такси, — это не музыка, я не понимаю, зачем люди будут ее слушать.

— Слушатель и читатель в нашей стране всегда ставить знак равенства между автором и лирическом героем. В вашем случае это правомерно или вы существуете отдельно?
— Если мы говорим о песнях с альбома, то 50% материала я написала, когда мне было 19-20 лет, и сегодня я уже максимально далеко нахожусь от того человека, которым была тогда. Но когда они писались, то основывались на каких-то чувствах, сейчас уже сложно вспомнить, что это было (Смеется.). Сегодня у меня уже другой взгляд: если раньше хотелось больше смотреть внутрь себя и формулировать про себя, то сейчас мне интереснее смотреть по сторонам. И мне кажется, это достаточно правильный и стандартный элемент взросления.

— В таком случае социальный подтекст есть в ваших песнях? Ведь без него в нашей стране никуда.
— Он есть и будет, потому что от этого очень сложно уйти. Особенно, если ты поешь на русском. Раньше у нас были песни на английском в MoreMoney, возможно, даже мы пытались таким образом отстраниться от действительности, которая нас окружала. Но в какой-то момент я поняла, что мы не можем игнорировать тот мир и страну, в которой живем — невозможно петь веселые песенки, забыв обо всем. У нас часто спрашивают: «Почему вы поете такие грустные песни?». А вы вокруг посмотрите: потому что мы живем в России, здесь нет ничего однозначно веселого или однозначно грустного, это какая-то очень сложная эмоция. Оксюморон: веселое и страшное одновременно.

IMG 3193 3

— Как правило, культура переживает взлеты в тяжелые политические, экономические и социальные времена. На примере нашей страны эта тенденция очень ярко прослеживается. Последнее десятилетие в музыкальном плане было очень спокойным, возможно даже инертным, как считаете, «взрыв» он еще далеко и может ли вообще случиться этот подъем?
— Не берусь судить, так как не вижу будущее. Мы недавно слушали песни из детства, которые запомнились навсегда, практически все они были написаны в 91 году — это было переломное время для страны. Мне кажется, что сейчас уже есть подъем, появилось много интересных групп. И это радует. 

— В таком случае, что можно сказать о тенденциях современной музыки в России? Какое направление набирает обороты?
— В основном это сибирский пост-панк — мрачная, глубинная, суровая, жесткая музыка. Это группа «Химера», Ploho, можно привести в пример около десяти групп, на концерты которых набиваются клубы по 300 человек и бритоголовые суровые парни в бомберах просто месятся, потому что очень много агрессии в обществе, а деть ее некуда.

— Как думаете, у вас на концерте может появиться эта агрессия и «месиво»?
— Я бы очень хотела. Никаких музыкальных ограничений мы себе не ставим. Если сделать что-то агрессивное — мы это сделаем.

— О чем мечтает «Наадя» и Надя?
— В данный момент я очень хочу домой, потому что не была там уже десять дней. Мы сегодня ехали и поняли: «Блин, есть же дом, ДОМ», и это так прекрасно. В конце июня планируем поехать на Дальний Восток, потом, возможно, в Прибалтику. И хочется сделать уже что-то новое, потому что большая часть материала, что сейчас исполняем на концертах, была сделана уже очень давно.

Добавить комментарий
Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.

Омская золушка: Эпизод IV

Омская золушка: Эпизод IV

В «Арлекине» состоялась премьера спектакля для детей.

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

Войдет ли работа Евгении Мальгавко в репертуар нового сезона, решали в минувшую среду.