Класс

Класс

12 апреля 2015 16.29Город

Надя Грицкевич (Наадя): «Почему мы поем грустные песни? Потому что живем в России»

Группа «Наадя» — одно из самых заметных музыкальных явлений независимой российской музыки, по мнению журнала «Афиша», — уже во второй раз посетила наш город. «Класс» пообщался с вокалисткой Надеждой Грицкевич о современной музыкальной России, независимых исполнителях и набирающем обороты пост-панке.
Надя Грицкевич (Наадя): «Почему мы поем грустные песни? Потому что живем в России»


Группа «Наадя» — одно из самых заметных музыкальных явлений независимой российской музыки, по мнению журнала «Афиша», — уже во второй раз посетила наш город. «Класс» пообщался с вокалисткой Надеждой Грицкевич о современной музыкальной России, независимых исполнителях и набирающем обороты пост-панке.  

— Журнал «Афиша» назвал выход вашего первого альбома самым долгожданным музыкальным событием прошедшей осени. Как относитесь к таким серьезным похвалам, накладывают ли они на вас дополнительную ответственность перед поклонниками?

— Конечно, это не то, что нам самим бы хотелось транслировать, не совсем та информация. Но в плане ответственности, мне кажется, что для музыкантов неправильно пытаться оправдать чьи-то ожидания. Нужно делать то, что тебе самому по душе, ведь люди отдают предпочтение той или иной музыке, когда им нравится вкус музыкантов, их видение материала.

— Вас также причисляют к категории независимых музыкантов. Как вы сами объясняете это явление? Независимость от чего, от кого?
— Это интересный такой термин. Изначально подразумевалось, что инди-музыкант — это исполнитель, который не зависит от крупного лейбла. Но мне кажется, сейчас, во времена развитого интернета, когда любой музыкант может выложить свои композиции, например, на iTunes, это значение немного размылось. И да, мы независимы от крупных музыкальных корпораций, первый свой ЕР издавали на небольшом лейбле «Комета Records», который принадлежит нашим менеджерам. На нас никто не может давить, по этому критерию мы независимые музыканты.

IMG 3170 2

— Группа «Наадя» громко о себе заявила на фестивале «Пикник Афиша», можно ли назвать вас трендсеттерами современной музыкальной индустрии?
— Сложно сказать. Раньше было намного больше музыкальных журналов: Billboard, Rolling Stone — существовали различные мнения и видения музыки. Читатель, слушатель мог узнать несколько точек зрения, чтобы сделать свои выводы относительного того или иного музыканта. Сейчас «Афишу» многие называют Геббельсом музыкальной пропаганды, но дело в том, что практически не осталось других ресурсов, которые уделяли бы так много внимания музыке. На днях я вспоминала свой поход на первый «Пикник» в качестве зрителя, где услышала группу М83. Тогда подумала: «Что за фигня?!», а недавно попала на их выступление на фестивале Primavera Sound. Это был самый крутой концерт в моей жизни. По сути, «Пикник Афиша» был одним из первых инди-фестивалей и стал своеобразным тредсеттером формата антирусский рок. Сегодня количество таких фестивалей увеличивается, это и ParkLive, и концерты в парке Горького, и многое другое. Конечно, до «Афиши» существовало «Нашествие», но это такой формат, с которым не хотелось бы себя ассоциировать.

— Если говорить о выступлениях, почему российские музыканты очень редко разбавляют исполнение песен какими-то визуальными эффектами: видео, конфетти, возможно, даже мини-постановки параллельно с музыкой?
— Сразу вспомнился забавный пример группы «Пикник», у них есть концертная программа, где во время выступления на сцену выводят гигантского богомола, и это, скорее, страшно, чем классно. Но это тоже попытка сделать шоу. С этой точки зрения интересно наблюдать за группой «СПБЧ». На их концерте в клубе RED в Москве сцена была оформлена длинными тканевыми полотнами, которые светились. На входе стояла фотобудка, где все пришедшие могли сфотографироваться. А во время исполнения песни «Нельзя сказать короче» все эти снимки шли на экране, лица морфировали, превращались друг в друга, это было дико круто! В будущем нам тоже хочется делать такие штуки. Но не всегда есть возможность взять все это с собой в тур, мы даже не всем музыкальным составом ездим на гастроли, не говоря уже о людях, которые занимаются светом, дополнительными визуальными эффектами и т. д.

IMG 3216 4

— Относительно музыкальных каналов. Раньше, чтобы «выстрелить», нужно было отдать «правильную» песню на радио. Сегодня, как мне кажется, оно уже утратило свой авторитет. Но если вернуться назад, какая песня группы «Наадя» стала бы хитом, на ваш взгляд?

 — Наверное, «Сто дней». Но с радиостанциями у нас какая-то сложность происходит. В «Афише» я читала материал о том, как работало «Наше радио», и так поняла, что у них был подобран какой-то пул артистов, подходящих под формат. Если у исполнителя какая-то песня уже много раз звучала в эфире, они подбирали ей на замену новую песню, которая должна была максимально похожа на предыдущую, то есть хуже. И то, что я слышу по радио, когда еду в такси, — это не музыка, я не понимаю, зачем люди будут ее слушать.

— Слушатель и читатель в нашей стране всегда ставить знак равенства между автором и лирическом героем. В вашем случае это правомерно или вы существуете отдельно?
— Если мы говорим о песнях с альбома, то 50% материала я написала, когда мне было 19-20 лет, и сегодня я уже максимально далеко нахожусь от того человека, которым была тогда. Но когда они писались, то основывались на каких-то чувствах, сейчас уже сложно вспомнить, что это было (Смеется.). Сегодня у меня уже другой взгляд: если раньше хотелось больше смотреть внутрь себя и формулировать про себя, то сейчас мне интереснее смотреть по сторонам. И мне кажется, это достаточно правильный и стандартный элемент взросления.

— В таком случае социальный подтекст есть в ваших песнях? Ведь без него в нашей стране никуда.
— Он есть и будет, потому что от этого очень сложно уйти. Особенно, если ты поешь на русском. Раньше у нас были песни на английском в MoreMoney, возможно, даже мы пытались таким образом отстраниться от действительности, которая нас окружала. Но в какой-то момент я поняла, что мы не можем игнорировать тот мир и страну, в которой живем — невозможно петь веселые песенки, забыв обо всем. У нас часто спрашивают: «Почему вы поете такие грустные песни?». А вы вокруг посмотрите: потому что мы живем в России, здесь нет ничего однозначно веселого или однозначно грустного, это какая-то очень сложная эмоция. Оксюморон: веселое и страшное одновременно.

IMG 3193 3

— Как правило, культура переживает взлеты в тяжелые политические, экономические и социальные времена. На примере нашей страны эта тенденция очень ярко прослеживается. Последнее десятилетие в музыкальном плане было очень спокойным, возможно даже инертным, как считаете, «взрыв» он еще далеко и может ли вообще случиться этот подъем?
— Не берусь судить, так как не вижу будущее. Мы недавно слушали песни из детства, которые запомнились навсегда, практически все они были написаны в 91 году — это было переломное время для страны. Мне кажется, что сейчас уже есть подъем, появилось много интересных групп. И это радует. 

— В таком случае, что можно сказать о тенденциях современной музыки в России? Какое направление набирает обороты?
— В основном это сибирский пост-панк — мрачная, глубинная, суровая, жесткая музыка. Это группа «Химера», Ploho, можно привести в пример около десяти групп, на концерты которых набиваются клубы по 300 человек и бритоголовые суровые парни в бомберах просто месятся, потому что очень много агрессии в обществе, а деть ее некуда.

— Как думаете, у вас на концерте может появиться эта агрессия и «месиво»?
— Я бы очень хотела. Никаких музыкальных ограничений мы себе не ставим. Если сделать что-то агрессивное — мы это сделаем.

— О чем мечтает «Наадя» и Надя?
— В данный момент я очень хочу домой, потому что не была там уже десять дней. Мы сегодня ехали и поняли: «Блин, есть же дом, ДОМ», и это так прекрасно. В конце июня планируем поехать на Дальний Восток, потом, возможно, в Прибалтику. И хочется сделать уже что-то новое, потому что большая часть материала, что сейчас исполняем на концертах, была сделана уже очень давно.

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.