13 декабря 2013 09.25Политика

Временное правительство

Областной кабинет министров разменял первый десяток.

Временное правительство

 5 декабря 2003 года депутаты Заксобрания утвердили проект закона «О Правительстве Омской области». На смену администрации с громоздкой и рыхлой структурой комитетов и главных управлений пришел компактный кабинет министров. Спустя полтора месяца (23 января 2004 года) первые члены правительства Омской области официально вступили в должность. Вчерашний начальник комитета получил более солидное обозначение — министр. По иронии судьбы возвышение статуса этого поста совпало с тенденциями на девальвацию масштаба личности среди людей, которые впоследствии его занимали. Неоперившихся птенцов Полежаева гнезда периода 2008-2012 года едва ли можно сравнить с зубрами, которые стояли у истоков этого органа.

Первую попытку видоизменить административную машину губернатор Леонид Полежаев предпринял еще в 1995 году, вдохновившись примерами национальных республик. Однако областные депутаты отклонили эту идею, отторгнув само понятие регионального правительства, углядев в нем самые смелые исторические аллюзии, вплоть до сепаратистских.

Второй подход к снаряду пришелся на самый конец 90-х. За это время еще ряд регионов внедрили аналогичную систему, скажем, Ставропольский край (1997 год). Шла избирательная кампания главы региона. В воздухе витали самые свежие идеи. Вообще, стоит отметить, что каждая новая попытка реализовать в Омской области концепцию правительства совпадала с выборными процессами. То есть поиск новых схем управления под новыми лозунгами и вывесками — далеко не ноу-хау экс-президента Дмитрия Медведева, переименовавшего милицию в полицию.

Однако создать правительство не удалось и во время третьего срока Леонида Полежаева. Камнем преткновения стал человеческий фактор. Сама концепция структуры нового органа принципиально отличалась от той, которая была в итоге принята в 2003 году. Обсуждалась не столько административная модернизация, сколько политическая. В таком варианте созданный орган возглавлял бы не сам губернатор, а председатель правительства, другой человек. Его кандидатуру утверждало бы Заксобрание по представлению главы региона. С одной стороны, это позволило бы Леониду Полежаеву, обычно не желающему брать на себя ответственность за чужие ошибки, дистанцироваться от кабинета министров и использовать в общественной риторике обороты вроде «я сам недоволен этим правительством»... С другой стороны, в структуре областной власти появилась бы принципиально новая весьма влиятельная фигура, которая в дальнейшем могла бы сменить или составить конкуренцию самому губернатору. Для равновесия за рамки правительства предлагалось вывести должность первого вице-губернатора, который курировал бы силовой блок, взаимодействие с кабинетом министров и находился бы примерно в равном статусе с его председателем. На эти должности рассматривались оба первых зама Полежаева: Андрей Голушко и Валентин Третьяков.

Однако экономический подъем начала 2000-х зарядил губернатора энергией на долгие года. Матери постепенно перестали перекрывать железнодорожные рельсы, бюджетники начали исправно получать выплаты, и Леонид Полежаев, вздохнув полной грудью, стал внимательнее осматривать поляну на предмет потенциальных оппонентов. Так, два самых влиятельных его зама со временем были аккуратно выдавлены из структур областной власти.

правительство1

«Нельзя дальше управлять политическими, социальными и экономическими процессами на уровне кураторства, — рассказывал Полежаев журналистам на пресс-конференции, посвященной созданию правительства в 2004 году. — Есть губернатор, который несет ответственность за все, и более ни один человек в администрации ни за что не отвечает. Должно быть функциональное разделение обязанностей и прямая ответственность должностного лица за их исполнение... Если ты министр сельского хозяйства, то будь добр отвечать за все, что происходит в отрасли. Отвечать, а не курировать...».

Увы, десять лет спустя можно констатировать, что задумка губернатора не воплотилась в жизнь. На фоне усиления авторитарных тенденций в области, а также с постепенным уходом старой гвардии, историческая роль министров, по сути, так и не вышла за пределы номинальной должности.

Любопытно, что не так давно в прессе вновь заговорили о возможности разделения должности губернатора и председателя правительства. Впрочем, в данном историческом контексте такая конструкция едва ли подойдет новому главе региона Виктору Назарову, который еще находится на стадии первоначального накопления политического капитала.

Станислав Жоглик
Наталья Коробова

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.