Ваш Ореол

Ваш Ореол

25 июня 2015 12.14Статьи

«А давай отомстим ему, Надюха», - сказал Саня, и глаза его хитро блеснули

Андрей ушёл внезапно. Хотя нет, наверное, всё-таки в глубине души Надя была готова к такому повороту в своей жизни, возможно, и не осознавая этого.

«А давай отомстим ему, Надюха», - сказал Саня, и глаза его хитро блеснули

Уже где-то около года она стала замечать, что муж и ведёт себя, и смотрит на неё иначе, с холодком, что ли. Вроде бы и обнимет, но как-то равнодушно и будто делая над собой усилие. Она ни о чём не спрашивала, спрятав тревогу, и всё, казалось, катилось своим чередом. По вечерам Андрей иногда задерживался на работе, однако не чаще, чем обычно, ночевал строго дома. Правда, начал раздражаться по пустякам, на которые раньше и внимания бы не обратил, покрикивать, а в выходные отчуждённо торчал перед телевизором, не приглашая её вместе посмотреть фильм, или утыкался в компьютер. Надя даже пожаловалась однажды Лене Воеводиной, единственной подруге, сохранившейся с молодости, да и то, скорее всего, потому, что жила в одном подъезде, только двумя этажами выше:

- Что-то не нравится мне он... Или я ему? - сказала грустно, сидя на отлично отремонтированной кухне Воеводиных. - Как чужой.  Бродит по квартире, будто потерял что-то и никак найти не может.

- Не паникуй, - рассудительно ответила Лена. - Андрюшке сколько лет? Скоро сорок пять. Во-от! Многие мужики в этом возрасте дурью маются. Перебесится - и успокоится. Ты только и не дёргай его.

- А Юра твой... тоже эту заразу подхватил?

- Юра? Да ты же его знаешь. Он большой ребёнок. Куда ему от мамки? - Лена ласково улыбнулась, и ласка эта, разумеется, предназначалась мужу, на тот момент убежавшему в спорткомплекс неподалёку. - Он работает и гири-штанги свои тягает - некогда с ума сходить. А ты просто пережди. Оно, может, и обойдётся.

Не обошлось. В субботу, после обеда, Надя выдвинула из угла складную гладильную доску, принесла с лоджии высохшую одежду, чтобы приготовить Андрею чистые рубашки на неделю. Он сидел в кресле с газетой, но Надя видела, что не читал, только прикрылся ею, словно разведчик в засаде. И легонько ухватил за полу халата, когда она проходила мимо с ворохом, из которого свесились рукава рубах.

- Не надо ничего гладить, - сказал мягко и, ей показалось, виновато. - Сядь вот сюда, - указал в кресло напротив, - разговор есть… - Сам встал, отобрал охапку, кинул небрежно на диван.

Она послушно опустилась, но глаз на него поднять не смогла, чувствуя, как заколотилось сердце, начала машинально оттирать пальцем крохотное пятнышко на кожаном подлокотнике.

- Я ухожу от тебя, Надя, - Андрей был прямым человеком и принципов не менял. - Спасибо за всё, но я полюбил другую женщину. Так случилось. И больше не могу без неё, понимаешь?

- А без меня сможешь, - она постаралась, чтобы голос звучал ровно. - Наверное, я стала старая и страшная. А она молодая и красивая.

- Не такая уж и молодая. Зачем ты говоришь банальность? - поморщился пока ещё муж. - Не в этом дело.

- Ах, да, ты, не желая того, полюбил, - Надя кивнула и пристально поглядела на него так, что Андрей смутился. - Мы с тобой прожили без малого двадцать пять лет - и ты наконец устал и полюбил какую-то постороннюю бабу.

- Она не баба, - вскрикнул он возмущённо. - Она финансовый директор нашей компании, деловая и талантливая женщина.

- А-а... - протянула Надя, - ну да, это, конечно, важно. Теперь твоя карьера рванет в гору, - она не то успокоилась вдруг, не то как-то омертвела внутренне. - Имущество делить будем?

- Нет, - оживился Андрей. - Квартира и всё в ней останутся тебе. У Ольги большой дом. Она велела даже одежду не брать. Хочет, чтобы я был для неё как абсолютно новенький.

- Таким ты был в первый миг своего рождения, а нынче тебя уже добела не отмоешь, - задумчиво сказала Надя. - Ты... надолго к ней?

- О! - он удивлённо вскинул брови. - Хм... Ну, как сказать... Вообще-то навсегда. А если что - примешь назад?

- Нет. Я перебежчиков на дух не выношу. Да и, глядишь, со временем сама замуж выйду.

- Замуж? - Андрей прищурился на её несколько располневшую фигуру, глянул на морщинки у глаз, однако ещё разок блеснул благородством: - А что? Ты ещё очень привлекательна, - но Надя чутко уловила обиженную нотку, усмехнулась.

- А ты ведь собственник, Андрюша. Тебе плохо будет, если я, пусть и бывшая, но твоя жена вдруг чужого дядьку в дом пущу, да?  С сыном объясняйся сам, ему ведь надо сообщить.

- Я Косте просто скажу, что мы решили расстаться. Не мы первые, не мы последние. Он взрослый парень, женатый, должен уже соображать.

- Меня-то не приплетай, ладно? Я ничего не решала, - она остро почувствовала, что больше не может видеть гладко выбритое, слегка напряжённое, до последней чёрточки знакомое и родное лицо мужа. - Чего сидишь-то? Иди, иди. Не терпится, поди, убежать к директорше.

Андрей, она заметила, явно растерялся. Видимо, ожидал скандала с истерикой, уговоров и валяния в ногах. Ну хоть какого-нибудь протеста. А тут - сплошное разочарование. Так-то Надя его ценит и любит...

- Ладно, как скажешь... - и двинулся в спальню переодеться. - Я ничего брать совсем не буду. Мы через два дня улетаем в отпуск в Чехию.

- В Чехию так в Чехию, - кивнула Надя и не встала из кресла, пока за ним не захлопнулась дверь.

И только после дала волю слезам, понимая, что плачет, видимо, не так от потери, как от оскорблённого чувства. Будто в издёвку по радио запела Пугачева: «А я хорошая мадам Брошкина!». Время тянулось медленно, глаза высохли, летний вечер грозил тоскливым одиночеством, вынести которое Надя не находила в себе сил.

- Да ладно тебе, - не поверила Лена, обтирая испачканные мукой руки белым полотенчиком. - Так вот взял и свалил? Ну, Андрюшка... Пожалеет ещё!

- Она его всего под себя переломает, - Надя кисло усмехнулась. - Отдраить хочет, как старую монету. Но мне-то какое дело? А Юра где?

- На рыбалке, - почему-то виновато сказала Лена. - С Колей, дружком своим. Скоро явятся. Как всегда, с пустыми руками. Да оно мне надо? Я пирог пеку. Оставайся, чем дома скучать.

Надя оставаться не хотела, но не успела уйти: в прихожую весело ввалился большой и шумный Юра Воеводин, подтолкнув вперёд полную свою противоположность - щуплого мужчину среднего роста, с открытым симпатичным лицом и, судя по сконфуженности, отчаянного скромнягу.

- Коля, знакомься, это соседка наша, Надя, - пробасил Юра. - Мать, а мы ведь ни рыбёшки не поймали.

- Кто бы сомневался? - засмеялась Лена. - Умывайтесь - и к столу. Коля, хватит стесняться!

Пирог с мясом оказался очень вкусным. Юра и Николай с аппетитом ели, а Надя одолела лишь маленький кусок. Когда они ушли на лоджию подымить, Лена сказала:

- У Коли жена полтора года назад умерла. Заболела и... Один совсем. Детей нет. Я ему всё говорю: «Женись - ведь полтинник скоро. Чего в одиночку жить?».  А он: «Нет второй такой, как моя Верочка». Жалко мужика. Но хоть кормлю иной раз, когда Юрке удается к нам его затащить.

Надя сочувственно помолчала.

А дня через три Лена забежала к ней после работы сама:

- Надюш, - проговорила прямо с порога, - Коля-то тобой заинтересовался. Расспрашивал у Юры. А я своему уже рассказала про Андрея. Давай он Николашу приведёт, ты тоже к нам заглянешь, ну, будто случайно получится.

- Нет, - отказалась Надя. - Зачем ему голову морочить? Одна не помру.

- Смотри... - с неодобрением ответила Лена.

Позвонил Костик:

- Мам, что у вас там с отцом? Он мне в уши вывалил всё что ни попадя, я ничего не понял.

- У папы - новая жена. Так, оказывается, бывает не только в других семьях. 

Костя невнятно выругался, пообещал заехать, но раньше появился Андрей, в красивом костюме, благоухающий парфюмом. А ведь раньше презирал «душистых» мужиков…

- Ну, как ты тут? - пробормотал с фальшивой заботой. - А я кое-какие книжки возьму, по специальности.

Быстренько похватал томики из шкафа и был таков.

Надя понемногу привыкала. Ходила на работу, где никто даже не догадался, что она, считай, уже свободная женщина. Перестала готовить дома еду, клевала салатики и приятно похудела. За собой следила тщательно, с ещё большим старанием накладывала по утрам на лицо неброский макияж.

Бывшего одноклассника Саню она встретила на проспекте Маркса совершенно случайно. Он первый узнал её и окликнул:

- Куда торопишься? Привет!

Саня, конечно, сильно изменился: из тощего подростка, каким помнился, превратился в плотного мужичка с выпирающим пузцом. Но Надя искренне обрадовалась и даже пригласила в гости: поболтать о юности.

- А хоть сейчас, - согласился Саня. - Купим выпивки? Выходной же завтра.

Надя пожала плечами. Саня набрал полуфабрикатов, чтоб скоренько приготовить закуску, взял бутылку водки. На водку она покосилась, однако какое у неё право диктовать? Саня и Надя были когда-то в одной школьной компании - и разговор, под старые фотографии, потёк легко и весело. Она почти не пила, Саня и не настаивал, но о себе не забывал.

- Ой, а муж-то твой где? - вдруг спросил и повёл вокруг пьяненькими глазами. - В командировке?

- Д-да... - ответила она.

- Э, не-ет, - погрозил Саня пальцем. - Я понял. Загулял он, ага?  А давай отомстим ему, а?  Ты понимаешь...

- Тебе пора, поздно, - и в следующую секунду уже выворачивалась из цепких рук Сани. - Отпусти!

- Брось, девочку не строй из себя, я же по-хорошему хотел, Саня встал и крепко сжал её плечо. - Жалко тебе, что ли?

Она съёжилась от боли - и он силой довёл до ванной, втолкнул и защёлкнул снаружи задвижку

- Прими душ, старушка, потом позовёшь.

В темноте она нащупала в кармане юбки сотовый телефон.

- Лена, вы ещё не спите? Мой запасной ключ не потеряла? Пусть Юра спустится, тут у меня один... гость плохо себя ведёт..

Минуты через три она услышала грозный рык Воеводина и верещание Сани, которого явно проволокли по коридору и выкинули на площадку.

- Эй, пленница, - Юра открыл дверь и улыбнулся ей. - Нельзя тебе одной. Завтра на дачу едем. И Колю возьмём, хочешь?

- И Колю? - спросила Надя. Уткнулась Юре в плечо и тихо заплакала...

Валерия Марчук

Добавить комментарий
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.