Деловой Омск

Деловой Омск

07 июля 2015 15.30Статьи

Дележ «ГринЛайта»: рейдерский захват или спор акционеров?

Кто и зачем стремится получить полный контроль над компанией «ГринЛайт»?

Дележ «ГринЛайта»: рейдерский захват или спор акционеров?

Вадим Харламов

ООО «ГринЛайт», в свое время заявившее о себе как о создателе омского частного индустриального парка, который должен был расположиться на базе выкупленного «Омск-Полимера», явно переживает не лучший период. Деятельность компании, похоже, из производственной плоскости постепенно переходит в правовую. Участники общества и их представители обвиняют друг друга в нечистой игре, а в их спор оказались втянуты и судебные приставы, и полиция, и омские СМИ.

Громкий арест

О проблемах на предприятии стало известно в начале прошлой недели, когда директор ООО «ГринЛайт» Дмитрий Хименко заявил о попытке силового захвата компании. В роли «физической силы» выступали омские судебные приставы, приехавшие на территорию «ГринЛайта» для ареста имущества. Но визит приставов — уже следствие процессов, начавшихся задолго до вышеупомянутого события.

Основанием для ареста послужили исполнительные листы, выданные Хамовническим районным судом города Москвы и Октябрьским районным судом Санкт-Петербурга. В судах двух столиц на рассмотрении находятся два исковых заявления о взыскании средств по договорам займа. Истцами в одном случае выступает Евгений Оксман, в другом — Иван Репьев.

В качестве ответчика привлечено ООО «ГринЛайт», ставшее поручителем по договорам займа. Хотя этот факт директор общества Дмитрий Хименко ставит под сомнение, уверяя: никакого поручительства не было, а иски поданы с одной лишь целью — взять под контроль все объекты, принадлежащие ООО «ГринЛайт».

Истцы обращаются в суд, тот до вынесения окончательного решения в качестве обеспечительной меры выдает исполнительные листы, согласно которым на недвижимое имущество компании должен быть наложен арест. Эту миссию на месте выполняют омские судебные приставы.

«Общая стоимость имущества ООО «ГринЛайт» составляет порядка миллиарда рублей, сумма исков — одна двадцатая часть от этой стоимости, — говорит Дмитрий Хименко. — Суд странным образом накладывает арест на все недвижимое имущество. Предположим, это случайность. Но непонятно, зачем судебные приставы опечатывают цеха, где находится движимое имущество, причем, его описи не проводилось. По сути, работа предприятия парализована, попытки вести хозяйственную деятельность пресекаются представителями взыскателей».

Именно им на ответственное хранение судебный пристав-исполнитель Анна Попова и передала арестованное имущество. В Омске интересы Евгения Оксмана и Ивана Репьева представляют Александр Петренко и Альви Джабраилов, последний, к слову, еще и представитель главы Чеченской Республики в Омской области. Руководство общества этим людям не доверяет. В заявлении, поданном сразу в несколько правоохранительных ведомств Омской области представителем ООО «ГринЛайт» Юрием Хименко, все они обвиняются в рейдерском захвате предприятия, а во главе группы якобы стоит некий Руслан Барковский. В 2013 году, как указано в заявлении, эта группа предприняла безуспешную попытку получить контроль над объектами недвижимости ООО «ГринЛайт», а спустя год и контроль над самим обществом. В последнем случае Евгений Оксман без ведома основного участника общества — компании «Соранди Лимитед» — провел собрание акционеров, на котором было принято решение о смене генерального директора и введении коллегиального органа — дирекции. В итоге через арбитражный суд «Соранди Лимитед» удалось обжаловать такое поведение Оксмана, и все вернулось на свои места. Едва предприятие успело отдышаться от нападок, как вдруг новое нашествие «рейдеров».

Таким увидели предприятие журналисты... Фото: Алексей Пантелеев

...а таким — судебные приставы. Фото: УФССП по Омской области

Был ли рейдер?

В этой истории вроде бы все ясно. «Плохие парни» пытаются любыми способами прибрать к рукам предприятие. Но смущает один момент. Участниками ООО «ГринЛайт» являются (внимание!): Евгений Оксман (он миноритарный акционер, владеющий 0,1% уставного капитала) и являлась «Соранди Лимитед» — офшорная компания, владевшая 99,9% уставного капитала. Сейчас основной участник, по данным Картотеки.ру, компания «Зен Портфолио Инк.», «прописанная» на Британских Виргинских островах. А учредители «Соранди Лимитед» — Измир Исмаилов и тот самый «глава преступной группы» Руслан Барковский. Возникает вопрос: зачем акционерам захватывать свою же компанию и брать под контроль, когда они по законодательству и так ее контролируют? Ответов может быть много. Например, кто-то стремится к единоличному контролю над «ГринЛайтом» или какие-то из акционеров просто стали таковыми не совсем честным путем. Или все гораздо прозаичнее — мужская дружба, скрепленная бизнесом, дала трещину.

«История перевернута с ног на голову. Они, прикрываясь именами влиятельных в Омске людей, обвиняют нас в рейдерстве. Но разве можно назвать рейдерством приход судебных приставов? — недоумевает в беседе с «ДО» Альви Джабраилов. — Внушительную сумму, по поводу которой сейчас идет судебное разбирательство в столичных судах, на развитие производства давали Оксман и Репьев. В итоге нет ни производства, ни денег. На заводе происходит хищение имущества, оставшееся оборудование распиливается на металлолом. Но, думаю, суд расставит все по местам».

Судебные приставы, пришедшие проводить арест, подтверждают по крайней мере факт резки металла. Им пришлось даже описать газовые баллоны, чтобы не допустить порчу имущества. Но зачем и для каких целей резался металл, естественно, сказать трудно.

«В соответствии с федеральным законом «Об исполнительном производстве» мною принято решение о передаче арестованного имущества представителям взыскателя, — комментирует судебный пристав-исполнитель отдела по особым исполнительным производствам УФССП России по Омской области Анна Попова. — Такое решение принято на основании доказательств о возможной растрате, порче или уничтожении имущества, представленных взыскателем. В ходе проведения ареста нам пришлось столкнуться с рядом трудностей. Должником не исполнялись требования судебного пристава-исполнителя, в частности не представлены бухгалтерские документы с расшифровкой строк баланса, из которого можно было увидеть перечень имущества, находящегося у должника. Не исполнено требование о предоставлении доступа в ранее арестованное помещение, где находилось оборудование, также подлежащее аресту».

Индустриальный парк по-омски

Бывшая территория «Омск-Полимера» сейчас находится на осадном положении. Сотрудники ЧОПа, нанятые представителями Евгения Оксмана и Ивана Репьева, контролируют территорию предприятия снаружи, охрана противоборствующей стороны блюдет порядок по другую сторону забора. Руководство «ГринЛайта» перекрыло въезд пожарной машиной, готовясь таким образом к приезду «незваных гостей». «ДО» удалось пройти через кордоны суровой охраны и побывать на территории завода.

Увидели мы лишь одну сотую часть некогда крупнейшего в России предприятия, сейчас больше напоминающего памятник омской химической промышленности. Остальная — скрыта от глаз любопытных журналистов.

С новым собственником жизнь здесь не бурлит. Индустриальный парк в классическом его понимании вряд ли скоро появится, хотя по заверению неофициального представителя ООО «ГринЛайт», пожелавшего остаться неизвестным, руководство ведет переговоры с неким китайским фондом, готовым вложить средства в создание производства полимеров. Компания, быть может, до сих пор не оставила эту идею, вынашиваемую не первый год. Сырье планировалось закупать у «Сибура». Но нефтехимический гигант отказался для российского покупателя снижать на него стоимость — зачем, ведь в Китай продавать выгоднее. На этом процесс затормозился.

«Наше предприятие уже, по сути, индустриальный парк. Пусть и в миниатюре. Есть ядро — открывшиеся недавно литейный цех и цех металлообработки», — мини-экскурсию проводит тот самый неофициальный представитель компании и собственник ООО «Завод нефтегазового оборудования «Витязь» Роман Сапроненко. «ГринЛайт» передал цех в аренду «Витязю», который здесь, по словам Сапроненко, производит металлические детали для трубопроводов. Неподалеку, в соседнем производственном помещении, бизнес-семья Авдошиных также арендовала площади, где откроет производство продукции из полимеров. Заказанное оборудование — по пути в Омск, но из-за ареста рискует пылиться за воротами.

«Это металл, подготовленный для расплавки, — замечая наши косые взгляды на груду металлолома, объясняет его присутствие в цехе Роман Сапроненко. — Сырье закупаем у сторонних организаций, на этой территории брать его и тем более распиливать не представляется возможным, нам необходимо чистое по химическому составу сырье. А вот наша центробежная машина, с ее помощью отливаются детали высокого качества. Производим тройники, переходы, отводы», — в подтверждение своих слов он показывает громоздкий тройник, отлитый на днях — единственный экземпляр продукции «Витязя», увиденный нами.

Экскурсовод ведет в другой цех, рассказывая по пути о сложностях, доставленных судебными приставами:

«В таких условиях трудно вести предпринимательскую деятельность. Хорошо, готовую продукцию успели вывезти до их приезда. Непонятно, почему мы должны страдать, ведь у нашей компании нет никаких отношений с теми людьми, подавшими иск... Мы пришли в заготовительный цех, — продолжает вояж собственник «Витязя». — Вот еще одна наша технология — термическая печь».

То, что технология действительно российская, видно невооруженным взглядом. «Витязь» взял свой курс на импортозамещение и дал ответ западным санкциям. Самодельную омскую чудо-печь — куб из сваренных друг с другом листов железа — сфотографировать нам не разрешили, опасаясь кражи технологии.

«Да, печь делали сами, — честно признается Сапроненко. — Но мы стремимся не красоту создать, а эффект. Использовали муллитокремнеземистый войлок. Это новый композитный материал. Низ выложен шамотным кирпичом…».

Кстати, по пути следования мы не встретили ни одного человека с болгаркой или автогеном (может, в обед попали?). В двух цехах, куда нам разрешили зайти, какая-то работа ведется. Стоит оборудование, пережившее и советское время, и перестройку, но до сих пор не исчерпавшее ресурс. Видимо, никуда не деться — новая индустриализация будет строиться на старом, но таком еще крепком советском прошлом.

Зачем «рейдерам» это наследие — «ДО» интересуется у представителей «ГринЛайта», но ответа не получает. И понятно, почему. Нет здесь ни отлаженного производства, ни многомиллионного оборудования, лишь территория и инфраструктура. За нее, похоже, и ведется борьба. Но не пришлыми рейдерами. Очевидно, что люди, обладающими правами на этот кусочек собственности, по-мужски уже не в состоянии договориться между собой.

Справка

Московская компания «ГринЛайт» в августе 2012 года выкупила на торгах за 99,8 млн рублей основной имущественный комплекс обанкроченного «Омск-Полимера», имевший начальную цену 1 млрд рублей. Здесь планировалось создать первый в Омске индустриальный парк, резиденты которого занимались бы производством товаров из полистирола и его производных.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 25 (078) 7 июля

Добавить комментарий
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.