Ваш Ореол

Ваш Ореол

13 июля 2015 13.59Статьи

«Чего тебе надобно, бабка?!»

В последний год Ольга Николаевна всё чаще вызывает скорую помощь. Она по своей доверчивости попала в такую историю, что сердце даёт серьёзные перебои.

«Чего тебе надобно, бабка?!»

Ольга Николаевна переехала в Омск из Казахстана три с половиной года назад. На тот момент ей было 70 лет, из которых почти 40 она прожила в Алма-Ате. Казалось бы, куда срываться с места в таком почтенном возрасте, если никаких серьёзных поводов, в общем-то, нет, зато есть хорошая квартира, какая-никакая пенсия и даже подработка?! Ольга Николаевна всю жизнь моталась медсестрой на скорой, а после ухода на заслуженный отдых оказывала, если просили, медицинские услуги: например, ставила уколы на дому у пациентов, нанималась нянчить деток. К тому же были у неё и старые, проверенные годами подруги, с которыми иногда собирались вместе поговорить-почаёвничать. Но умер муж, а сын - сам уже немолодой человек – давным-давно отделился, завёл свою семью и жил в одном из сёл Омской области. И Ольга Николаевна вдруг решилась перебраться поближе к нему и к внуку-студенту.

Она продала квартиру, а в Омске купила плохонькую - в малосемейке, чтобы остались кое-какие деньги. Пенсия-то маленькая, город чужой, так что ни на какие дополнительные «финансовые потоки» Ольга Николаевна и не рассчитывала. Выручить мог именно этот остаток, чтобы можно было без проблем оплачивать счета, приобретать лекарства, да и на похороны - случись что - родственникам не придётся тратиться.

Первое, что сразу же неприятно поразило Ольгу Николаевну на новом месте, - соседи по коридору знать друг друга не знают и не стремятся ни к какой дружбе. Все сами по себе. Она почувствовала, что здесь не только не спасётся от одиночества, но попадёт в его лапы ещё крепче. Сын с женой наезжали редко: у них и своих проблем и неурядиц выше крыши. Внук, хоть и учился в городе, предпочитал кататься между Омском и селом, где у него дома была своя комната, компьютер и прочие радости. А с бабушкой в её каморке - что? Телевизор смотреть? Ольга Николаевна понимала мальчика и не корила его. Телевизор, кстати, и стал её единственным другом почти на два первых года, когда она практически не выходила из квартиры, разве что в магазин за хлебом-молоком да на базар за овощами. Сейчас она этот проклятый осточертевший «ящик» просто ненавидит, но всё равно включает, едва поднимается с постели утром. Тишина убивает сильнее.

Потом, когда стало совсем невмоготу одной, Ольга Николаевна, бродя в толпе по рынку, остановилась возле контейнера с одеждой и неожиданно для себя разговорилась с продавщицей. Улыбчивая Фатима посочувствовала старушке, поговорила, что называется, с человеческой теплотой. Ольга Николаевна приободрилась, повеселела и даже пригласила внезапно появившуюся подругу в гости. Фатима не отказалась, прибегала после работы, пила чай с горячими пирожками, иной раз и на ночь оставалась: от её дома до базара далековато, а от Ольги Николаевны он в двух шагах. Фатима, конечно же, жаловалась приветливой бабуле на свои невзгоды. Особенно - на нехватку денег: то торговля не идёт, то надо товар подкупить, а средств нет. Ольга Николаевна огорчённо охала и давала ей то три тысячи рублей, то четыре…

Когда общий счёт перевалил за десять тысяч, Фатиму словно подменили. Она резко прекратила гостевания у Ольги Николаевны, а завидев её на рынке, закрывала контейнер и исчезала среди пёстрых рядов. Если же удавалось подкрасться незаметно, Фатима в глаза ей смеялась, а иной раз обзывала нехорошими словами. А однажды Ольга Николаевна обнаружила, что её должница попросту исчезла с базара вместе со своим контейнером. Ну где искать её в огромном городе? Старушка вздохнула, поругала себя и успокоилась: в диване лежали ещё два с половиной десятка стодолларовых «бумажек» - и она утешила себя тем, что потеря, в общем-то, небольшая.

Майским днём прошлого года Ольга Николаевна возвращалась домой из магазина и присела у подъезда на лавочку подышать воздухом, погреться на весеннем солнышке. Здесь же, на лавочке, поджидала кого-то симпатичная дама - ещё не старая и как-то сразу располагающая к общению. Ольга Николаевна, конечно же, заговорила с ней. Дама, назвавшись Ирой, охотно поддержала случайную беседу, и через минуту Ольга Николаевна, уже очарованная её сердечностью и хорошей речью, рассказывала о своей судьбе и радовалась, что Ира живёт с ней в одном подъезде. Ира тоже была в восторге, повторяя, что вот, мол, какая славная, милая и добрая у неё соседка, а она и не знала.

Теперь она приходила к Ольге Николаевне запросто, делилась большими планами на жизнь: мол, хоть она и состоятельная женщина, но всё ж таки надо ещё «поднажить», а потом уезжать в Москву. Дочь и сын уже взрослые, да вот без помощи мамы пока никуда. И вдруг Ира пропала. Ольга Николаевна встревожилась, однако узнала, что та всего лишь сняла квартиру в доме напротив. Спустя недолгое время, Ира, встретив старушку на улице, кинулась обнимать её, будто и впрямь родную мать. И опять принялась захаживать, между разговорами о том-о сём просила одолжить немножко денег. Ольга Николаевна давала, но спрашивать накопившиеся долги назад не хотела: зачем обижать такую хорошую женщину?

К осени Ира сообщила, что сын решил жениться, и пригласила Ольгу Николаевну на свадьбу. А чуть позже примчалась взволнованная: мол, вы как-то говорили, что у вас доллары есть, так займите мне - Максиму ж надо солидный подарок к женитьбе, а через 10 дней верну всё полностью Ольга Николаевна согласилась, но расписку всё же попросила. Ира серьёзно закивала головой, немедленно написала бумагу и убежала. Была свадьба, не было ли - Ольга Николаевна не ведала, потому что отказалась идти сразу же: что ей там делать, среди чужих-то людей? И лишь через два месяца осмелилась поинтересоваться, когда же Ира вернёт деньги. Та успокоила - нужно ещё чуть-чуть подождать. Ладно, пусть… Но «чуть-чуть» начало растягиваться до неприличия. Мало того, Ира взволнованно сообщила, что у неё не в порядке паспорт, а потому ей не дают в банке деньги. Ольга Николаевна отсчитала 6 тысяч рублей «на паспорт». Потом понадобилось 14 тысяч на оплату аренды квартиры - иначе хозяйка сгонит за порог. Испугавшись, что так оно и случится, и тогда Ира вообще исчезнет неизвестно куда, Ольга Николаевна в отчаянии выложила ей последние семь тысяч.

С этого момента теперь уже бывшая «подружка» не приходила к Ольге Николаевне, не отвечала на телефонные звонки и не пускала к себе на порог. Ольга Николаевна только что волосы на голове не рвала, с ужасом поняв, что теперь-то её обманули по-крупному. Она стала болеть и еле-еле могла добраться до универсама, чтобы купить еды. Иногда назад её провожали добросердечные девушки, потому что ни двигаться, ни держать пакет в руке она была не в состоянии.

Немного поправившись, Ольга Николаевна поехала в милицию. Вёл приём солидный офицер, который очень посочувствовал старушке. И даже наведался вместе с ней к Ире. Та готовилась к переезду, паковала вещи, но слегка испугалась, увидев сотрудника управления внутренних дел. Тут же, сидя на чемодане, настрочила ещё одну расписку с обещанием отдать все 93 тысячи рублей к Новому году. Больше офицер ничем Ольге Николаеве помочь не мог и посоветовал обратиться в суд.

Суд состоялся, но Ира на него не пришла. Свой новый адрес она Ольге Николаевне, понятно, не сообщила. Однако её нашли, вызвонив по мобильному телефону, номер которого старушка знала наизусть. Судебные приставы, искренне желая помочь Ольге Николаевне, наведались к Ире, а после развели руками: у должницы ничего нет - ни денег, ни имущества, которое можно было бы продать. То, что имеется, записано на дочь.

С Ирой Ольга Николаевна столкнулась лишь однажды - как раз в коридоре службы приставов. Ира даже слушать ничего не стала и скользнула мимо как совершенно незнакомый человек.

Валерия Марчук

Коллаж Галины Серебряковой

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 31(551) от 5 августа 2009 г.

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.