25 июня 2014 10.37Общество

Леонид Полежаев: «Управление — это не тусовка и не банные посиделки»

Экс-губернатор Омской области, а сейчас президент регионального общественного фонда «Духовное наследие» Леонид Полежаев по традиции ответил на поступившие к нему вопросы омичей. Бывший политик высказался на самые разные темы, «Деловой Омск» приводит наиболее интересные выдержки.

Леонид Полежаев: «Управление — это не тусовка и не банные посиделки»

«Нельзя сказать, что в Омской области ничего не происходит. Жизнь идет, события разворачиваются и в сегодняшние дни, другое дело, с каким они знаком. Понятно, что репутационные потери или, напротив, приобретения прямым образом влияют и на состояние дел в регионе, и на его перспективы, и на ту самую инвестиционную политику, о которой мы много говорим и на которую возлагаем большие надежды. В равном внимании нуждается все, что находится на территории Омской области и, так или иначе, определяет жизнь людей, связывающих свое будущее с регионом. На мой взгляд, это Альфа и Омега работы всего управленческого механизма. Это задачи уже не желательные, а обязательные для воплощения в ближайшей перспективе.

Есть деньги, нет их – это вопрос второй, совершенно не связанный с актуальностью самих инфраструктурных объектов. Будут решаться инфраструктурные задачи в регионе – будут решены и вопросы с инвестициями. Люди не пойдут в безводную степь и не вложат в нее деньги. Денег никогда не было столько, чтобы хватало на все: ни в советское время, ни в постсоветское, нет сейчас и в будущем, уверен, их будет так же не хватать. Здесь и проявляется искусство руководителя, как находить эти деньги, какие источники использовать, какие механизмы привлекать, чтобы решать крупные задачи – вот здесь идеи и нужны. Очень хорошо, что сегодня власть занимается публичным мониторингом общественного мнения, оно важно, но принимать решение должен все-таки руководитель, исходя из глубочайшего понимания необходимости решения этой проблемы, даже если с этим на сегодняшнем этапе несогласно большинство. У победы всегда много героев, а виновник неудач – один. Если будет упущен момент, и эта проблема встанет все равно через пять-шесть лет, эти же люди, которые сегодня, может быть, недопонимают, не проинформированы или находятся под влиянием каких-то «вброшенных» мнений, — они же тебя обвинят в близорукости, недальновидности принятия решений. Вот в этом и заключаются особенности руководителя и ответственность руководителя».

«В идеальном варианте предусматривалось все-таки вхождение в Евразийский экономический союз всех постсоветских государств, в том числе закавказских республик, ну а самое главное, конечно, Украины. Потому что из всех бывших Советских Республик Украина несет наибольший потенциал и по численности трудовых ресурсов (население — 45 миллионов человек), и по своему экономическому и промышленному потенциалу. Мы, может быть, мало информированы о нем, но специалисты знают, что он мало чем уступает российскому. А если уж говорить о военно-техническом потенциале, то он почти сопоставим с нашим. Тем более что там до сих пор производятся комплектующие практически для всего нашего ВПК. Европейский выбор Украины — это невосполнимая потеря для Евразийского пространства и для ЕАЭС в частности.

Есть и вторая деталь, которая очень важна для понимания проблемы. В советской экономике, в советском разделении труда с учетом всех республик — экономическим потенциалом Украины, Прибалтики, Белоруссии уравновешивалась удаленность Сибири и Дальнего Востока: концентрация в европейской части страны промышленности с высокой добавленной стоимостью позволяла обеспечивать планомерное развитие сырьевых территорий Сибири и Дальнего Востока. Вспомните, что все крупные производственные экономические комплексы — Красноярский, Братский, Иркутский — они создавались именно в это время, равно как и разработка всей нефтегазовой провинции Западной Сибири — для этого использовался весь ресурс Западной части Союза, где промышленность давала высокую добавленную стоимость. Отсутствие Украины в этом ядре — это очень большая потеря. Украина нужна не просто как союзник, она необходима как безусловный партнер. Без нее трудно себе представить соревновательную способность Евразийского экономического союза и Евросоюза, они пока несопоставимы. Но я считаю, что мы стоим только в начале пути, связанного с украинским выбором и рационально объяснимыми попытками изменить идеологический вектор ее движения. Ведь Советский Союз — по сути тот же самый Евразийский союз, если «переводить» на современный язык, но, наверное, все-таки в более совершенном варианте: не европейском, где все утопает в бюрократии, а с весьма императивными возможностями. Если все удастся, ЕАЭС станет мощной геополитической силой, а Омск окажется в центре тяжести. И очень важно оказаться к этому готовым».

«Связывать с деятельностью Двораковского какие-то неудачи сейчас — не думаю, что это корректно и оправданно. А что у нас в области проблем нет, дела блестяще идут? Почему же они в Омске должны быть лучше или хуже? Омск находится, напомню, на территории Омской области и жизнь в городе определяется не только деятельностью мэра, а коллективной деятельностью законодательных и исполнительных органов. Очевидно, что есть трудности, но, наверное, стоило бы принимать во внимание, что В. В. Двораковский пришел в не самое простое время, в неблагополучный период жизни городского хозяйства, где последствия деятельности прежних руководителей аукаться будут еще не один год. Поэтому ожидать каких-то подвигов от Двораковского, на мой взгляд, неправильно, учитывая, что ему предлагалось включиться в работу в условиях крайне агрессивной и враждебной ему среды. Я думаю, что в этой ситуации мэра надо поддерживать, а городу нужно помогать. Ведь успешность Омска прошлых лет не стоит относить к безусловным заслугам его былых руководителей. Последние пять-семь лет, да и раньше основные заботы о развитии городской среды брало на себя правительство Омской области. Городу просто вольготно жилось, но откуда перепадали эти «жирные» куски, мало кто интересовался. Омск — это столица области, и то, каким будет лицо этого города, должно в равной степени волновать как муниципальную, так и региональную власть».

«Если у тебя есть лишний рубль, то ничего нет лучше и благороднее, чем пожертвовать его на восстановление, возрождение храмов. Конечно, теперь я этим занимаюсь в меньших масштабах, в силу своих нынешних возможностей. Успенский собор я при всем желании воспроизвести не смогу, но принять посильное участие я всегда готов, в том числе и в судьбе Серафимо-Вырицкой обители милосердия, если на то будет согласие или предложение устроителей этой святыни. Кроме этого, мне бы очень хотелось увидеть восстановленный Воскресенский собор — первый каменный храм Сибири. Екатерина II на его открытие подарила свое Евангелие, в его стенах молился Достоевский. Такое наследие больше, чем кажется, влияет на умонастроения людей. Если махнуть рукой на свою историю, то ничего хорошего нас в будущем не ждет, кроме жалоб на то, почему мы такие злые, почему у нас проблемы с детьми, разводы и преступность. Человек без Бога – очень опасное явление. «Без бога нет порога», — говорили на Руси. А нет порога, значит, человек не останавливается ни перед чем. Даже античеловеческим и безнравственным. Сегодня у нас порог почти не заметен, мы об него не спотыкаемся, а чаще с легкостью переступаем».

«Я бы не хотел комментировать ситуацию с Юрием Гамбургом, потому что в нашей системе арест еще не является доказательством вины. Ее степень и меру наказания может определить только суд. Я знаю, что никакого кадрового просчета нет. Есть спаянная группа людей, которая на протяжении долгих лет идет по жизни вместе и отлично знает как положительные, так и отрицательные стороны друг друга. И считать, что кто-то к кому-то вдруг повернулся неожиданной стороной, ну, такого не бывает. Виктор Иванович просто стал жертвой своих дружеских обязательств. Может, он проявил наивную «пацанскую» порядочность, когда приглашал в команду Меренкова, Гребенщикова, Гамбурга. Но управление — это не тусовка и не банные посиделки, это нечто иное, тем более управление крупным регионом. Здесь я могу только посочувствовать губернатору. Конечно, это огромный репутационный удар для руководителя, даже если дело ничем не закончится, такое пережить еще надо. Но в нашей системе современных ценностей, к сожалению, репутация — это не суть».

Фото: Вадим Харламов

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.