Ваш Ореол

Ваш Ореол

17 августа 2015 11.30Статьи

Чёрного кота у ведьмы не было…

Когда бабушка Трифониха позвала Катю к себе, девочка испугалась ещё сильнее.

Чёрного кота у ведьмы не было…

Коллаж Галины Серебряковой

Катя с мамой жили на самой окраине города. Посёлок хотя административно и относился к муниципалитету, но, по сути, деревня деревней. Правда, в последние годы здесь стали строить многоэтажки, но и они выглядели как-то по-другому среди привычных и естественных частных домов и огородов. У Тихоновых как раз и был такой свой домик с тремя небольшими комнатами и вполне просторной кухней. Мама, Ольга Сергеевна, заведовала местной почтой, а Катя перешла в пятый класс. Худенькая, маленькая, бледненькая, она вполне соответствовала своей фамилии: на уроках сидела как мышка, на переменах не бегала по коридорам, а стояла у стеночки, дожидаясь звонка, а после шла домой в стороне от шумных, хохочущих ватаг одноклассников. Они её не трогали - может, просто и не замечали вовсе. Катя не рвалась ни в отличницы, ни в активистки, но и в троечницах не числилась - училась, что называется, на «твёрдые четвёрки». Какие-то предметы - в основном гуманитарные - давались ей легко, с математикой приходилось помучиться, однако если помучиться, то всё же получалось решить мудрёную на первый взгляд задачку.

Ольга Сергеевна иногда начинала беспокоиться, что Катя после уроков и по вечерам сидит дома, никуда не ходит. Будто и подружек нет. Но, с другой стороны, рассуждала она, появись эти подружки - глядишь, и сигарету сунут, и вина нальют: дети нынче в этом смысле очень шустрые стали. А доченька - то с кисточкой, то с альбомом, в котором всё цветы рисует. Поставит перед собой старинную вазу из синего стекла с ромашками или астрами - и акварельными красками старается запечатлеть её на бумаге. Ольге Сергеевне, понятно, абсолютно все Катины «каляки-маляки» нравятся, но сама Катя недовольно качает головой, вздыхает и переворачивает лист.

Улица, на которой жили Тихоновы, была, в общем-то, симпатичной: дома, хоть и не первой молодости, однако ещё крепкие, деревьев много, в палисадниках у хозяек клумбы каждое лето пестреют. В соседях с одной стороны - старики Семенцовы, с другой - молодая женщина Наталья, весёлая, шебутная, всё мечтающая выйти замуж. Женихи у неё были, даже городские парни приезжали, только Наталья никак не могла выбрать среди них лучшего. Она частенько приходила к Ольге Сергеевне и, давясь от смеха, рассказывала, как очередной кавалер в ногах валялся, колечко дарил. Может, и сочиняла.

Но главной «достопримечательностью» улицы была, конечно, бабка Трифониха. Её старый дом стоял следом за Натальиным, и она каждый день ходила мимо тихоновских окон то в магазин, то ещё по каким-то своим надобностям. Катя с глубокого детства помнила и видела, как мама, едва заметив Трифониху, тут же задёргивала занавеску: не дай бог, бабка в окно глянет! - и однажды спросила, почему Трифонихе нельзя к ним в окна смотреть.

- Страшный человек, - серьёзно ответила Ольга Сергеевна, прижав Катю к себе. - Ты ей на дороге не попадайся! Ведьма она. Глаз у неё плохой.

- Как это плохой? – не понимала Катя.

- Ну, поглядит она на тебя - ты и заболеешь сильно.

Не верить маме было невозможно, и Катя, встречая Трифониху на улице, всегда перебегала на другую сторону дороги, с опаской косясь на злую колдунью. Хотя, если честно, Трифониха совсем не походила на Бабу-ягу на картинках в сборниках русских сказок. Была она невысокая и грузная, ходила с тросточкой и, как ни странно, вообще ни на кого не поднимала глаза. Катя всегда этому удивлялась: ведь, если бабка - ведьма, должна просто пожирать окружающих взглядом, а она только коротко кивала, когда с ней кто-то здоровался.

- Боятся её, Катенька, именно что боятся, потому и лебезят, - объясняла мама.

Девочка открывала книжку со сказками и снова вглядывалась в картинки. Неужели у Трифонихи тоже везде грязь и паутина, и лопата здоровенная стоит, чтобы кого-нибудь в печку сажать? Но тут же сама и смеялась над собой. Паутина, может, и есть, только кто позволит этой бабке людей - в печку? Её бы быстро в тюрьму уволокли! И всё же Катя всё равно убегала, едва на пути оказывалась Трифониха: поберечься никогда не помешает.

А этим летом у Тихоновых случилось... Катя даже толком не могла назвать - что. В доме появился дядя Коля. Мама выглядела непривычно весёлой и одновременно смущённой. Она объяснила, что дядя Коля теперь - вроде как Катин папа. Но слово это у Кати никак не выговаривалось - и новый жилец остался дядей Колей, впрочем, без всяких возражений с его стороны. Кате понравилось, что он не приносит ей всяких там конфет или кукол из дешёвых ларьков, не заискивает. Зато первые же две недели непрестанно ходил по двору и дому, стучал, пилил, прикручивал. А мама купила красивые шторы взамен старых повыцветших, перестелила клеёнку на кухонном столе. Катя чувствовала, что дядя Коля добрый и серьёзный. И постепенно стала разговаривать с ним, рассказывать о школе. Слушать он умел.

Прошлым воскресеньем Ольга Сергеевна поднялась рано, несмотря на выходной, напекла кучу пирожков с капустой и мясом, разбудила Катю. Катя, конечно, знала, почему это: мама и дядя Коля уезжали на целый день в соседнюю деревню помочь его родителям выкопать картошку, а её - «ребёнка» - оставляли дома. Ольга Сергеевна договорилась с той самой молодой соседкой Натальей, чтобы она присмотрела за Катей. А чего, собственно, присматривать? Единственное - Наталья сварила борщ и накормила девочку обедом. Катя рисовала, читала, прогулялась до речки, даже немного поспала. На часах было пять вечера, а в шесть должен был приехать автобус. Катя пошла на остановку, где её и отыскала Наталья:

- Ждешь? Ну и умница! А я в город с ночёвкой к подруге. Матери-то скажи, что я тут глаз с тебя не спускала, ладно? - Наталья засмеялась и впорхнула в салон автобуса.

Но деревенский пазик так и не зарулил на стоянку. Катя проторчала там ещё час и побрела домой: сломался, наверное... Уже темнело. Она включила свет и согрела электросамовар, без удовольствия выпила чаю с конфетами. Дома было пусто и неуютно. И даже как-то страшновато. В общем-то, одной ей по вечерам ещё не приходилось оставаться. Катя накинула курточку, вышла за ворота и присела на скамейку у забора. Улица была пустынна, но в домах светились огни, и это немного успокаивало. Она погладила подбежавшую собаку и очень хотела, чтобы та осталась, но собака, помахав хвостом, умчалась в темноту. Зато Катя услышала характерное постукивание палочки по тротуару. Рванулась было, но опоздала: Трифониха была уже рядом и остановилась. Катя от ужаса приросла к лавке.

- Чего сидишь? - грозно, как показалось ей, спросила Трифониха.

- Мама… Нет автобуса… - пролепетала Катя.

- Нечего тут! Айда ко мне! - Трифониха двинулась дальше - и Катя, как на верёвочке, поплелась за ней.

- Не трясись, - старуха это сказала чуть мягче. - Ничего худого я тебе не сделаю.

Ага, не трясись… Чуть не в слезах, Катя вошла в небольшую избу, стены которой были увешены пучками сухой травы. Паутины нигде не было, как и чёрного кота со зловеще выгнутой спиной.

- Давай за стол, чайку попьём, - Трифониха достала из шкафчика конфеты, печенье, откинула полотенце с миски, в которой лежали самодельные плюшки.

Катя нерешительно села на табурет и уставилась в стол.

- Да не бойся ты! Поди наслушалась, что глаз у меня дурной, - Трифониха усмехнулась. - Это у людей языки дурные. А я вот лечить могу. Травками, молитвами... Не всем помогло, вот и треплют потом…

Ольга Сергеевна и дядя Коля вернулись только к 11-ти вечера. Их автобус, как оказалось, сломался - и водитель долго провозился с мотором. Катя уже спала на матрасе, набитом сеном, а Трифониха поджидала. Услышав, как у Тихоновых хлопнула калитка, вышла и крикнула:

- Ольга, у меня твоя дочка!

Падать в обморок было недосуг. Дядя Коля на руках понёс Катю домой. Ольга Сергеевна лишь издали сказала: «Спасибо».

А дня через три Катя робко спросила:

- Мам, можно я к… бабушке схожу? Она так интересно про травки рассказывает. И меня обещала научить в них разбираться.

Ольга Сергеевна остолбенела, глядя, как Катя уже бежит по двору.

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 38(558) от 23 сентября 2009 г.

Добавить комментарий
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Новая встреча в «звездных» гостях: угощаемся венскими вафлями и алтайскими пряниками с облепиховым чаем и говорим о стильных киногероях, любви к Парижу и постельных сценах в омском кино.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.