Ваш Ореол

Ваш Ореол

17 августа 2015 11.30Статьи

Чёрного кота у ведьмы не было…

Когда бабушка Трифониха позвала Катю к себе, девочка испугалась ещё сильнее.

Чёрного кота у ведьмы не было…

Коллаж Галины Серебряковой

Катя с мамой жили на самой окраине города. Посёлок хотя административно и относился к муниципалитету, но, по сути, деревня деревней. Правда, в последние годы здесь стали строить многоэтажки, но и они выглядели как-то по-другому среди привычных и естественных частных домов и огородов. У Тихоновых как раз и был такой свой домик с тремя небольшими комнатами и вполне просторной кухней. Мама, Ольга Сергеевна, заведовала местной почтой, а Катя перешла в пятый класс. Худенькая, маленькая, бледненькая, она вполне соответствовала своей фамилии: на уроках сидела как мышка, на переменах не бегала по коридорам, а стояла у стеночки, дожидаясь звонка, а после шла домой в стороне от шумных, хохочущих ватаг одноклассников. Они её не трогали - может, просто и не замечали вовсе. Катя не рвалась ни в отличницы, ни в активистки, но и в троечницах не числилась - училась, что называется, на «твёрдые четвёрки». Какие-то предметы - в основном гуманитарные - давались ей легко, с математикой приходилось помучиться, однако если помучиться, то всё же получалось решить мудрёную на первый взгляд задачку.

Ольга Сергеевна иногда начинала беспокоиться, что Катя после уроков и по вечерам сидит дома, никуда не ходит. Будто и подружек нет. Но, с другой стороны, рассуждала она, появись эти подружки - глядишь, и сигарету сунут, и вина нальют: дети нынче в этом смысле очень шустрые стали. А доченька - то с кисточкой, то с альбомом, в котором всё цветы рисует. Поставит перед собой старинную вазу из синего стекла с ромашками или астрами - и акварельными красками старается запечатлеть её на бумаге. Ольге Сергеевне, понятно, абсолютно все Катины «каляки-маляки» нравятся, но сама Катя недовольно качает головой, вздыхает и переворачивает лист.

Улица, на которой жили Тихоновы, была, в общем-то, симпатичной: дома, хоть и не первой молодости, однако ещё крепкие, деревьев много, в палисадниках у хозяек клумбы каждое лето пестреют. В соседях с одной стороны - старики Семенцовы, с другой - молодая женщина Наталья, весёлая, шебутная, всё мечтающая выйти замуж. Женихи у неё были, даже городские парни приезжали, только Наталья никак не могла выбрать среди них лучшего. Она частенько приходила к Ольге Сергеевне и, давясь от смеха, рассказывала, как очередной кавалер в ногах валялся, колечко дарил. Может, и сочиняла.

Но главной «достопримечательностью» улицы была, конечно, бабка Трифониха. Её старый дом стоял следом за Натальиным, и она каждый день ходила мимо тихоновских окон то в магазин, то ещё по каким-то своим надобностям. Катя с глубокого детства помнила и видела, как мама, едва заметив Трифониху, тут же задёргивала занавеску: не дай бог, бабка в окно глянет! - и однажды спросила, почему Трифонихе нельзя к ним в окна смотреть.

- Страшный человек, - серьёзно ответила Ольга Сергеевна, прижав Катю к себе. - Ты ей на дороге не попадайся! Ведьма она. Глаз у неё плохой.

- Как это плохой? – не понимала Катя.

- Ну, поглядит она на тебя - ты и заболеешь сильно.

Не верить маме было невозможно, и Катя, встречая Трифониху на улице, всегда перебегала на другую сторону дороги, с опаской косясь на злую колдунью. Хотя, если честно, Трифониха совсем не походила на Бабу-ягу на картинках в сборниках русских сказок. Была она невысокая и грузная, ходила с тросточкой и, как ни странно, вообще ни на кого не поднимала глаза. Катя всегда этому удивлялась: ведь, если бабка - ведьма, должна просто пожирать окружающих взглядом, а она только коротко кивала, когда с ней кто-то здоровался.

- Боятся её, Катенька, именно что боятся, потому и лебезят, - объясняла мама.

Девочка открывала книжку со сказками и снова вглядывалась в картинки. Неужели у Трифонихи тоже везде грязь и паутина, и лопата здоровенная стоит, чтобы кого-нибудь в печку сажать? Но тут же сама и смеялась над собой. Паутина, может, и есть, только кто позволит этой бабке людей - в печку? Её бы быстро в тюрьму уволокли! И всё же Катя всё равно убегала, едва на пути оказывалась Трифониха: поберечься никогда не помешает.

А этим летом у Тихоновых случилось... Катя даже толком не могла назвать - что. В доме появился дядя Коля. Мама выглядела непривычно весёлой и одновременно смущённой. Она объяснила, что дядя Коля теперь - вроде как Катин папа. Но слово это у Кати никак не выговаривалось - и новый жилец остался дядей Колей, впрочем, без всяких возражений с его стороны. Кате понравилось, что он не приносит ей всяких там конфет или кукол из дешёвых ларьков, не заискивает. Зато первые же две недели непрестанно ходил по двору и дому, стучал, пилил, прикручивал. А мама купила красивые шторы взамен старых повыцветших, перестелила клеёнку на кухонном столе. Катя чувствовала, что дядя Коля добрый и серьёзный. И постепенно стала разговаривать с ним, рассказывать о школе. Слушать он умел.

Прошлым воскресеньем Ольга Сергеевна поднялась рано, несмотря на выходной, напекла кучу пирожков с капустой и мясом, разбудила Катю. Катя, конечно, знала, почему это: мама и дядя Коля уезжали на целый день в соседнюю деревню помочь его родителям выкопать картошку, а её - «ребёнка» - оставляли дома. Ольга Сергеевна договорилась с той самой молодой соседкой Натальей, чтобы она присмотрела за Катей. А чего, собственно, присматривать? Единственное - Наталья сварила борщ и накормила девочку обедом. Катя рисовала, читала, прогулялась до речки, даже немного поспала. На часах было пять вечера, а в шесть должен был приехать автобус. Катя пошла на остановку, где её и отыскала Наталья:

- Ждешь? Ну и умница! А я в город с ночёвкой к подруге. Матери-то скажи, что я тут глаз с тебя не спускала, ладно? - Наталья засмеялась и впорхнула в салон автобуса.

Но деревенский пазик так и не зарулил на стоянку. Катя проторчала там ещё час и побрела домой: сломался, наверное... Уже темнело. Она включила свет и согрела электросамовар, без удовольствия выпила чаю с конфетами. Дома было пусто и неуютно. И даже как-то страшновато. В общем-то, одной ей по вечерам ещё не приходилось оставаться. Катя накинула курточку, вышла за ворота и присела на скамейку у забора. Улица была пустынна, но в домах светились огни, и это немного успокаивало. Она погладила подбежавшую собаку и очень хотела, чтобы та осталась, но собака, помахав хвостом, умчалась в темноту. Зато Катя услышала характерное постукивание палочки по тротуару. Рванулась было, но опоздала: Трифониха была уже рядом и остановилась. Катя от ужаса приросла к лавке.

- Чего сидишь? - грозно, как показалось ей, спросила Трифониха.

- Мама… Нет автобуса… - пролепетала Катя.

- Нечего тут! Айда ко мне! - Трифониха двинулась дальше - и Катя, как на верёвочке, поплелась за ней.

- Не трясись, - старуха это сказала чуть мягче. - Ничего худого я тебе не сделаю.

Ага, не трясись… Чуть не в слезах, Катя вошла в небольшую избу, стены которой были увешены пучками сухой травы. Паутины нигде не было, как и чёрного кота со зловеще выгнутой спиной.

- Давай за стол, чайку попьём, - Трифониха достала из шкафчика конфеты, печенье, откинула полотенце с миски, в которой лежали самодельные плюшки.

Катя нерешительно села на табурет и уставилась в стол.

- Да не бойся ты! Поди наслушалась, что глаз у меня дурной, - Трифониха усмехнулась. - Это у людей языки дурные. А я вот лечить могу. Травками, молитвами... Не всем помогло, вот и треплют потом…

Ольга Сергеевна и дядя Коля вернулись только к 11-ти вечера. Их автобус, как оказалось, сломался - и водитель долго провозился с мотором. Катя уже спала на матрасе, набитом сеном, а Трифониха поджидала. Услышав, как у Тихоновых хлопнула калитка, вышла и крикнула:

- Ольга, у меня твоя дочка!

Падать в обморок было недосуг. Дядя Коля на руках понёс Катю домой. Ольга Сергеевна лишь издали сказала: «Спасибо».

А дня через три Катя робко спросила:

- Мам, можно я к… бабушке схожу? Она так интересно про травки рассказывает. И меня обещала научить в них разбираться.

Ольга Сергеевна остолбенела, глядя, как Катя уже бежит по двору.

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 38(558) от 23 сентября 2009 г.

Добавить комментарий
Дмитрий Васильев, дирижер омского симфонического оркестра: «И рэп сыграем»Видео

Дмитрий Васильев, дирижер омского симфонического оркестра: «И рэп сыграем»

19 января в концертном зале состоялась репетиция программы Classic&Rock.

Готов ли ты нырнуть в прорубь?

Готов ли ты нырнуть в прорубь?

Перед тем как перекреститься и самоотверженно отправиться к купели — пройдите наш тест и со всей ответственностью оцените свои силы еще раз.

Душевный старый новый: Лицейский театр предсказал омичам светлое будущееВидео

Душевный старый новый: Лицейский театр предсказал омичам светлое будущее

В канун старого Нового года в Лицейском напоили и обогрели. Репортаж с доброго и даже семейного капустника.

А  вы пробовали жареных жуков?

А вы пробовали жареных жуков?

Дизайнер и модель Ирина Бумагина побывала в гостях у владельцев бренда «Эко-домик» Юлии и Андрея Перминовых.

Преображение 3.0: медвежий коготь для Александра Стрельникова и яблочные часы для Светланы Машковой

Преображение 3.0: медвежий коготь для Александра Стрельникова и яблочные часы для Светланы Машковой

О поющих чашах, посуде, очищающей алкоголь, и самых невероятных подарках.

Показали «Срамоту»: выставка 18+ открылась в Омске

Показали «Срамоту»: выставка 18+ открылась в Омске

«Ошибочно думать, что искусство направленно занимается только возвышенным. В прошлом достаточно примеров, когда гений творчества обретал сокрушительную силу и возвышенность духа через низменное и ...

Что ждет омичей в 2018 году: Live с астрологом Наталией Талисман

Что ждет омичей в 2018 году: Live с астрологом Наталией Талисман

О Буркове, Фадиной, «Авангарде», ЧМ по футболу и многом другом. Внимание! Зрители смогут получить личный экспресс-прогноз во время стрима.

Евгений Тонких, омский художник: «Намажут краску погуще, чтоб было эффектнее, и все»

Евгений Тонких, омский художник: «Намажут краску погуще, чтоб было эффектнее, и все»

В музее «Либеров-центр» открылась выставка «Волшебные сны».

Антон Руднев: «Омский «Авангард», похоже, потерял этот сезон»

Антон Руднев: «Омский «Авангард», похоже, потерял этот сезон»

Наш колумнист рассуждает о том, что происходит в стане «ястребов».

Преображение 3.0: пока Светлана Машкова познавала счастье, Александр Стрельников полез в бочку

Преображение 3.0: пока Светлана Машкова познавала счастье, Александр Стрельников полез в бочку

Дружная компания пришла в уже полюбившийся нам салон «Мадам Ву». Что из этого вышло — в нашем новом выпуске.

Самые чудесные и добрые поступки омичей в 2017 году

Самые чудесные и добрые поступки омичей в 2017 году

В самый волшебный праздник «Новый Омск» вспомнил самые #добрые дела 2017 года.

Собака лает — корпоратив идет: как прошли вечеринки омских компаний в честь года псаФото

Собака лает — корпоратив идет: как прошли вечеринки омских компаний в честь года пса

С кем фотографировался Стас Костюшкин? Кого веселили Артем Муратов и «РУДН»? «Новый Омск» вспоминает, как прошли новогодние корпоративы в местных компаниях.

Креативный класс: топ-10 модных мест и событий с хештегом #Омск2017

Креативный класс: топ-10 модных мест и событий с хештегом #Омск2017

Второй год подряд «Класс» выбирает десять самых ярких ивентов и заведений, за которые рублем, временем и лайком голосовали хипстеры в 2017 году.

Слова 2017 года: что узнали омичиИнфографика

Слова 2017 года: что узнали омичи

Вашему вниманию — 15 слов, о существовании или значении которых омичи не догадывались до 2017 года. Сегодня все они прописались в нашем лексиконе. Просим ознакомиться, чтобы не оставаться за бортом корабля ...

Самые живые омские фотографии 2017 года: кадры, которые стоит увидеть снова

Самые живые омские фотографии 2017 года: кадры, которые стоит увидеть снова

«Новый Омск» пересмотрел все свои (и не только свои) снимки за год и собрал альбом из самых любопытных, эмоциональных и красноречивых фотографий.