Ваш Ореол

Ваш Ореол

17 августа 2015 11.30Статьи

Чёрного кота у ведьмы не было…

Когда бабушка Трифониха позвала Катю к себе, девочка испугалась ещё сильнее.

Чёрного кота у ведьмы не было…

Коллаж Галины Серебряковой

Катя с мамой жили на самой окраине города. Посёлок хотя административно и относился к муниципалитету, но, по сути, деревня деревней. Правда, в последние годы здесь стали строить многоэтажки, но и они выглядели как-то по-другому среди привычных и естественных частных домов и огородов. У Тихоновых как раз и был такой свой домик с тремя небольшими комнатами и вполне просторной кухней. Мама, Ольга Сергеевна, заведовала местной почтой, а Катя перешла в пятый класс. Худенькая, маленькая, бледненькая, она вполне соответствовала своей фамилии: на уроках сидела как мышка, на переменах не бегала по коридорам, а стояла у стеночки, дожидаясь звонка, а после шла домой в стороне от шумных, хохочущих ватаг одноклассников. Они её не трогали - может, просто и не замечали вовсе. Катя не рвалась ни в отличницы, ни в активистки, но и в троечницах не числилась - училась, что называется, на «твёрдые четвёрки». Какие-то предметы - в основном гуманитарные - давались ей легко, с математикой приходилось помучиться, однако если помучиться, то всё же получалось решить мудрёную на первый взгляд задачку.

Ольга Сергеевна иногда начинала беспокоиться, что Катя после уроков и по вечерам сидит дома, никуда не ходит. Будто и подружек нет. Но, с другой стороны, рассуждала она, появись эти подружки - глядишь, и сигарету сунут, и вина нальют: дети нынче в этом смысле очень шустрые стали. А доченька - то с кисточкой, то с альбомом, в котором всё цветы рисует. Поставит перед собой старинную вазу из синего стекла с ромашками или астрами - и акварельными красками старается запечатлеть её на бумаге. Ольге Сергеевне, понятно, абсолютно все Катины «каляки-маляки» нравятся, но сама Катя недовольно качает головой, вздыхает и переворачивает лист.

Улица, на которой жили Тихоновы, была, в общем-то, симпатичной: дома, хоть и не первой молодости, однако ещё крепкие, деревьев много, в палисадниках у хозяек клумбы каждое лето пестреют. В соседях с одной стороны - старики Семенцовы, с другой - молодая женщина Наталья, весёлая, шебутная, всё мечтающая выйти замуж. Женихи у неё были, даже городские парни приезжали, только Наталья никак не могла выбрать среди них лучшего. Она частенько приходила к Ольге Сергеевне и, давясь от смеха, рассказывала, как очередной кавалер в ногах валялся, колечко дарил. Может, и сочиняла.

Но главной «достопримечательностью» улицы была, конечно, бабка Трифониха. Её старый дом стоял следом за Натальиным, и она каждый день ходила мимо тихоновских окон то в магазин, то ещё по каким-то своим надобностям. Катя с глубокого детства помнила и видела, как мама, едва заметив Трифониху, тут же задёргивала занавеску: не дай бог, бабка в окно глянет! - и однажды спросила, почему Трифонихе нельзя к ним в окна смотреть.

- Страшный человек, - серьёзно ответила Ольга Сергеевна, прижав Катю к себе. - Ты ей на дороге не попадайся! Ведьма она. Глаз у неё плохой.

- Как это плохой? – не понимала Катя.

- Ну, поглядит она на тебя - ты и заболеешь сильно.

Не верить маме было невозможно, и Катя, встречая Трифониху на улице, всегда перебегала на другую сторону дороги, с опаской косясь на злую колдунью. Хотя, если честно, Трифониха совсем не походила на Бабу-ягу на картинках в сборниках русских сказок. Была она невысокая и грузная, ходила с тросточкой и, как ни странно, вообще ни на кого не поднимала глаза. Катя всегда этому удивлялась: ведь, если бабка - ведьма, должна просто пожирать окружающих взглядом, а она только коротко кивала, когда с ней кто-то здоровался.

- Боятся её, Катенька, именно что боятся, потому и лебезят, - объясняла мама.

Девочка открывала книжку со сказками и снова вглядывалась в картинки. Неужели у Трифонихи тоже везде грязь и паутина, и лопата здоровенная стоит, чтобы кого-нибудь в печку сажать? Но тут же сама и смеялась над собой. Паутина, может, и есть, только кто позволит этой бабке людей - в печку? Её бы быстро в тюрьму уволокли! И всё же Катя всё равно убегала, едва на пути оказывалась Трифониха: поберечься никогда не помешает.

А этим летом у Тихоновых случилось... Катя даже толком не могла назвать - что. В доме появился дядя Коля. Мама выглядела непривычно весёлой и одновременно смущённой. Она объяснила, что дядя Коля теперь - вроде как Катин папа. Но слово это у Кати никак не выговаривалось - и новый жилец остался дядей Колей, впрочем, без всяких возражений с его стороны. Кате понравилось, что он не приносит ей всяких там конфет или кукол из дешёвых ларьков, не заискивает. Зато первые же две недели непрестанно ходил по двору и дому, стучал, пилил, прикручивал. А мама купила красивые шторы взамен старых повыцветших, перестелила клеёнку на кухонном столе. Катя чувствовала, что дядя Коля добрый и серьёзный. И постепенно стала разговаривать с ним, рассказывать о школе. Слушать он умел.

Прошлым воскресеньем Ольга Сергеевна поднялась рано, несмотря на выходной, напекла кучу пирожков с капустой и мясом, разбудила Катю. Катя, конечно, знала, почему это: мама и дядя Коля уезжали на целый день в соседнюю деревню помочь его родителям выкопать картошку, а её - «ребёнка» - оставляли дома. Ольга Сергеевна договорилась с той самой молодой соседкой Натальей, чтобы она присмотрела за Катей. А чего, собственно, присматривать? Единственное - Наталья сварила борщ и накормила девочку обедом. Катя рисовала, читала, прогулялась до речки, даже немного поспала. На часах было пять вечера, а в шесть должен был приехать автобус. Катя пошла на остановку, где её и отыскала Наталья:

- Ждешь? Ну и умница! А я в город с ночёвкой к подруге. Матери-то скажи, что я тут глаз с тебя не спускала, ладно? - Наталья засмеялась и впорхнула в салон автобуса.

Но деревенский пазик так и не зарулил на стоянку. Катя проторчала там ещё час и побрела домой: сломался, наверное... Уже темнело. Она включила свет и согрела электросамовар, без удовольствия выпила чаю с конфетами. Дома было пусто и неуютно. И даже как-то страшновато. В общем-то, одной ей по вечерам ещё не приходилось оставаться. Катя накинула курточку, вышла за ворота и присела на скамейку у забора. Улица была пустынна, но в домах светились огни, и это немного успокаивало. Она погладила подбежавшую собаку и очень хотела, чтобы та осталась, но собака, помахав хвостом, умчалась в темноту. Зато Катя услышала характерное постукивание палочки по тротуару. Рванулась было, но опоздала: Трифониха была уже рядом и остановилась. Катя от ужаса приросла к лавке.

- Чего сидишь? - грозно, как показалось ей, спросила Трифониха.

- Мама… Нет автобуса… - пролепетала Катя.

- Нечего тут! Айда ко мне! - Трифониха двинулась дальше - и Катя, как на верёвочке, поплелась за ней.

- Не трясись, - старуха это сказала чуть мягче. - Ничего худого я тебе не сделаю.

Ага, не трясись… Чуть не в слезах, Катя вошла в небольшую избу, стены которой были увешены пучками сухой травы. Паутины нигде не было, как и чёрного кота со зловеще выгнутой спиной.

- Давай за стол, чайку попьём, - Трифониха достала из шкафчика конфеты, печенье, откинула полотенце с миски, в которой лежали самодельные плюшки.

Катя нерешительно села на табурет и уставилась в стол.

- Да не бойся ты! Поди наслушалась, что глаз у меня дурной, - Трифониха усмехнулась. - Это у людей языки дурные. А я вот лечить могу. Травками, молитвами... Не всем помогло, вот и треплют потом…

Ольга Сергеевна и дядя Коля вернулись только к 11-ти вечера. Их автобус, как оказалось, сломался - и водитель долго провозился с мотором. Катя уже спала на матрасе, набитом сеном, а Трифониха поджидала. Услышав, как у Тихоновых хлопнула калитка, вышла и крикнула:

- Ольга, у меня твоя дочка!

Падать в обморок было недосуг. Дядя Коля на руках понёс Катю домой. Ольга Сергеевна лишь издали сказала: «Спасибо».

А дня через три Катя робко спросила:

- Мам, можно я к… бабушке схожу? Она так интересно про травки рассказывает. И меня обещала научить в них разбираться.

Ольга Сергеевна остолбенела, глядя, как Катя уже бежит по двору.

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 38(558) от 23 сентября 2009 г.

Добавить комментарий
6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

Театры из из России и Беларуси, Армении и Болгарии, Ирана и Израиля, Казахстана, Китая, Польши, Словении, Финляндии, Франции и Японии прибыли в Омск. Фестиваль открылся традиционным шествием.

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Трогательная, романтичная молодая группа «Свидание» рассказала «Классу» о повзрослевшей публике, стихах Макгрегора и глупостях.

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Тест для автолюбителей, велосипедистов и пешеходов, крайне недолюбливающих друг друга.

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Рассказываем, как ставились личные рекорды: главный врач не зря гарантировал результат.

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

О мире детей и вожатых, саморазвитии и немного о деньгах — в нашем интервью с создателем школы вожатых в Омске.

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

24 сентября в Омске пройдет экскурсионный флешмоб, в рамках которого омичи смогут посетить более двадцати экскурсий. Все они будут бесплатные.

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)Инфографика

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)

Из 365 дней 118 будут выходными, в том числе 27 — праздничными.

Красота без жертвФото

Красота без жертв

Участники проекта «За подарками» отправились исследовать салон красоты «Нимфа».

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить другихИнфографика

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить других

«Новый Омск» приводит рекомендации министра здравоохранения, врача и специалиста Роспотребнадзора.

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Новый сезон театр откроет премьерой спектакля по мотивам пьесы Жана Батиста Мольера.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Один месяц, два героя, четыре этапа, один победитель. Вашему вниманию — очередной преобразующий проект «Нового Омска». Поехали!

Тысячи омичей вместе с LВидео

Тысячи омичей вместе с L'ONE танцевали локтями под первым снегом (ВИДЕО)

Несмотря на дождь и, по сообщениям очевидцев, даже снег, — омичи дождались артиста и отстояли концерт. Как это было — в нашей подборке.

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

С 8 по 10 сентября в рамках фестиваля современного искусства «Экспериментальные выходные» омичей приглашают на программы «Смотри!», «Говори!» и «Слушай!»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Топовый хореограф России рассказал «Классу» о столичных провинциалах и закулисье шоу «Танцы».