Ваш Ореол

Ваш Ореол

24 августа 2015 12.22Статьи

«Бедная ты моя, бедная…»

Наверное, впервые в жизни Рита ждала вечером отца с работы с таким страхом.

«Бедная ты моя, бедная…»

Домой с занятий Рита прибежала ближе к вечеру голоднющая и счастливая: после лекций Кирилл предложил ей немного погулять вдвоём по городу, и они от городка Нефтяников дошли аж до телецентра, болтая и смеясь. Кирилл - однокурсник - ей очень нравился, и она ему, кажется, тоже. Ну не счастье ли?

Впорхнув в пустую, как предполагалось, квартиру, Рита услышала, что в комнате родителей кто-то ходит и даже напевает. Впрочем, почему «кто-кто»? Так фальшиво напевать могла только мама - над её музыкальными способностями подшучивали и папа, и все друзья: «У тебя, Оленька, всё на один мотив, да и тот не разбери-пойми». Но мамуля и не думала обижаться. И прекращать петь, кстати, тоже.

- Мам, а ты почему дома? - крикнула Рита из прихожей, скидывая туфли.

Пение прекратилось, и Ольга Витальевна выглянула в коридор:

- Есть хочешь? Всё горячее. А мне некогда.

- Вот ничего себе! - изумилась Рита, увидев полный беспорядок в комнате: стояли раскрытые чемоданы, одежда лежала где только можно, почти пустой шифоньер стал как будто выше ростом…

- Иди-иди, супчика похлебай! - рассеянно махнула рукой Ольга Витальевна. - Потом поговорим.

- О чём? - с лёгкой тревогой, почуяв недоброе, спросила Рита, но мать не ответила.

На плите в кухне красовалась самая большая кастрюля с супом, которую доставали, только когда ждали нашествия гостей. Другая была до отказа набита картофельным пюре, а в сковороде ещё тихонечко шкворчал целый десяток котлет. Рита вымыла руки, достала тарелки, но есть почему-то расхотелось: необычно всё как-то выглядело.

Она вернулась в комнату к матери, убрала с кресла ворох платьев, села и стала наблюдать, как тщательно укладываются вещи во второй уже чемодан.

- Так, - сказала Ольга Витальевна, защёлкивая замки, и посмотрела на часы на стене. - Успеваю.

- Мама, что происходит? Ты куда собираешься? - у Риты вдруг задрожал голос.

Ольга Витальевна подошла к ней, села на корточки, взяла за руки, ласково посмотрела в глаза:

- Риточка, ты разве не догадалась? Ты ведь уже большая девочка - двадцать лет. Я ухожу от папы. Да, к Аркадию Ильичу. И через три часа мы улетаем на юг в отпуск. Нарочно улетаем, чтобы…

- …чтобы папа не вздумал тебя искать и умолять вернуться, да?

- Ну… примерно так. Чтобы дать ему возможность всё обдумать, принять и успокоиться. Вернуть он меня не сможет никогда, - Ольга Витальевна зачем-то погладила Риту по голове, подошла к столу. - Смотри, вот под вазой конверт. Это письмо для папы.

- А сказать ему прямо ты струсила? - Риту начало слегка трясти от подступающей злости. - Ты меня с ним оставляешь, с… таким?..

- Ой, Рита, а то ты папу нашего не знаешь! Ну, сказала бы я ему, он бы сразу в истерику, а я эти мужские слёзы-сопли на дух не выношу. Он слабый человек, всегда был тюхой-матюхой, потому и карьеры не сделал, так в мелких сошках и проторчал в своей далеко не мелкой конторе. Честный, совестливый Вадик, которого аж колбасило от одного слова «взятка»…

- Мама, перестань! Зато твой Аркадий Ильич…

- Аркадий - умница. Да, богатый, но никого при этом не убил, в бандитских шайках не состоял, в чужой карман руку не запускал.

- Ну да, понятно, что, может, в автобусах по карманам не шарил, зато воровал наверняка по-крупному.

- Риточка, не тебе, детка, судить, - Ольга Витальевна не собиралась спорить с дочерью. - Теперь такие времена. Все живут как умеют. Я не могу взять тебя с собой. У тебя, во-первых, учеба…

- Нет, - перебила Рита, - это - во-вторых. А во-первых - то, что твой Аркадий Ильич не желает меня знать и видеть. Зачем ему ещё какие-то родственники-нахлебники?

- Ритуля, ты сердишься, а значит, ты неправа. - Ольга Витальевна вздохнула. - Я же не бросаю тебя, просто буду жить в другом месте. Вернусь - позвоню и встретимся.

- Насчёт «встретимся» ничего обещать не могу, - вдруг жёстко сказала Рита. - Я ведь папу люблю.

- А меня нет? - Ольга Витальевна грустно улыбнулась. - А кто моей союзницей был?

Рита прикусила губу и отвела глаза:

- Я думала, что у тебя это пройдёт.

Уже прощаясь и торопясь к ожидающему у подъезда такси, Ольга Витальевна обняла дочь и попросила:

- Ты папу-то первое время не оставляй. Последи за ним. А то голову потеряет и натворит чего-нибудь. Ключи от квартиры пока не отдаю - загляну ещё за зимними вещами. Не скучай тут без меня. Я же не умираю, а всего лишь уезжаю.

Закрыв за ней дверь, Рита метнулась к окну. Увидела, как выскочил из машины Аркадий Ильич в длинном чёрном пальто и ярком кашне (Риту аж перекосило от отвращения к «униформе» бизнесменов), выхватил из рук Ольги Витальевны чемоданы, подал водителю, бережно усадил даму на заднее сиденье, нырнул в салон сам - и такси умчалось.

И что ей теперь делать? Рита покрутила в руке конверт с письмом для отца, он был не запечатан. Хотела прочитать, но не стала. Это мама вечно совала нос в дочерины дневники, из-за чего Рита устраивала ей дикие скандалы. Какая всё чушь! Можно подумать, что в этих дневниках четырнадцатилетней девочки скрывалась «военная тайна». Часа через два вернётся с работы папа. Трудно даже предугадать, как он воспримет «новость»…

Рита села на диван и подтянула ноги, будто даже физически старалась стать меньше. Конечно, если разобраться, она виновата перед отцом. Ведь давно знала о существовании Аркадия Ильича и помалкивала. Папа часто уезжал в командировки в другие города на три-четыре дня, иногда - на неделю. И мама прямо светилась в это время, молодела, старалась выглядеть ещё красивей, хотя в свои сорок с маленьким хвостиком и так была очень привлекательной.

Как она решилась познакомить Риту с Аркадием Ильичом - трудно понять. Скорее всего, для того, чтобы дочь не сделала «открытие» самостоятельно: неизвестно, чем бы это кончилось - девочки такие нервные… И Ольга Витальевна рискнула привести Аркадия Ильича домой, устроила «тихие посиделки» с винцом и еле слышной музыкой. Рита, хоть и признавалась себе, что Аркадий Ильич - красивый, с сединой в тёмной, густой шевелюре, спокойный, остроумный, улыбчивый, приветливый - ей нравится, но смотрела на него зверьком. И отцу не рассказывала ничего только потому, что жалела его, ни в какое сравнение с маминым новым мужчиной не идущего. И потом всегда «прикрывала» мать, если вдруг возникала путаница в планах на вечер или выходной у родителей, один из которых даже не подозревал, как обманывают его два самых любимых человека. Но если Ольга Витальевна оберегала свою «другую жизнь», то Рита щадила отца. А вот теперь она уже не в силах это сделать.

Вадим Николаевич вернулся с работы на час позже, поставил портфель на тумбочку в прихожей.

- Задержался, извините, - весело приговаривал он, снимая плащ и ботинки. - Заждались, поди? Сейчас будем ужинать. Ритуль, а где мама?

- Мама? А… может, ты поешь сначала?

- С какого «начала»? - Вадим Николаевич вышел из ванной с намыленными руками. - Ты что скрываешь?

- Пап, в комнате на столе письмо для тебя, - Рита сказала это, словно ухнула в реку с обрыва. - Только ты не пугайся.

Вадим Николаевич вытер руки и быстрыми шагами устремился в комнату. Он не вышел оттуда ни через минуту, ни через десять, ни через полчаса. Рита с тоской смотрела на остывший в тарелке суп. Забеспокоившись, осторожно заглянула к отцу. Он сидел за столом, положив руки перед собой, и словно внимательно рассматривал стоявшую перед ним вазу для цветов.

- Пап, - несмело окликнула Рита, - пап, ну чего ты? Мы же с тобой вместе, живые и здоровые. Проживём как-нибудь, да?

- Рита, - каким-то чужим голосом сказал Вадим Николаевич, - ты знала раньше об этом… человеке?

Сердце у Риты упало: догадался, всё, не простит.

- Да, - ответила она и приготовилась к худшему.

Вадим Николаевич встал, обернулся, подошёл к дочери и прижал её к себе:

- Бедная ты моя, бедная, - и провёл ладонью по её волосам. - Но ничего, папа с тобой…

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 39(559) от 30 сентября 2009 г.

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Ин
Статья жизненная. А кто автор?
29 августа, 23:40 | Ответить
«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

О незолотой середине, набитых шишках и волшебных пенделях.

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Вадим Демчог, «Арлекиниада», луч света и три часа легендарных текстов.