Ваш Ореол

Ваш Ореол

31 августа 2015 13.45Статьи

Вверх по лестнице с пьяным мужиком

На это была способна только Ляля - ведь её с детства все называли дурой.

Вверх по лестнице с пьяным мужиком

Коллаж Галины Серебряковой

Кажется, над Лялей смеялся весь двор, вся улица и даже весь город. Когда этот повальный смех начался, трудно сказать, но её младший брат Серёжа был готов накинуться на неё с кулаками, потому что пацаны спрашивали у него: «Эй, Сергей, твоя сестрица что - того, да?» - и издевательски вертели пальцем у лба.

- Ты дура? - в отчаянии напрямик рубил он, глядя на Лялю ненавидящими глазами.

- Почему, Серёжа? - невинно отвечала Ляля и - вот дура! - даже не обижалась.

Дело в том, что Ляля - особенно это заметно стало в старших классах - вела себя как-то странно и совершенно не стеснялась окружающих. Она ходила строго по асфальтовым или уже натоптанным дорожкам, и никакая сила не смогла бы заставить её свернуть на газон, да и просто на дикий островок бурьянных зарослей. И вовсе не потому, что нельзя, например, топтать окультуренную траву. Нет, Ляля искренне считала эту самую траву живой, а значит - не имела права доставлять ей весьма неприятные ощущения, грубо примяв её жесткой подошвой. После ливней Ляля даже под угрозой опоздать на урок старательно убирала с тротуара дождевых червей, чтобы их не растоптала шалая ватага мальчишек, мчащихся, ничего не видя перед собой. Мальчишки радостно гоготали, наблюдая, как эта бледная высокая девчонка, без всякого отвращения положив себе на ладонь бледно-розовое тельце червя, что-то тихо и ласково ему шепчет, поглаживает, а потом бережно опускает на газон. Весь Лялин класс пересмеивался и шептался, когда она чуть не плакала из-за наломанных Витькой Сурковым веток цветущей яблони.

- Зачем, Витя, зачем? - горестно восклицала Ляля. - Ведь они скоро завянут и погибнут...

Витя огрызался и оглядывался за поддержкой на красивую Олесю, ради которой, собственно, и приволок эту охапку, а Олеся демонстративно тяжело вздыхала, состроив скорбную гримасу: дескать, что с больной взять... Стоит ли говорить о том, что Ляля каждый день ходила к подвальным окнам двух домов, чтобы покормить бездомных кошек, которые ждали её и тут же выпрыгивали из тёмных отверстий, кружились вокруг, тёрлись о ноги, а потом жадно поедали из мисок кашу с обрезками колбасы или накрошенной котлетой.

Дома давно с этим смирились, и мама даже сама откладывала на отдельную тарелку что-нибудь для кошек. Отец, слушая жалобы сына на «дуру сестру», над которой все потешаются, а его называют «братом идиотки», качал головой и улыбался.

- Она просто слишком добрая, Серёга, - говорил он. - Прямо тургеневская барышня...

Вряд ли Владимир Егорович смог внятно объяснить, что он подразумевает под «тургеневской барышней», да и вряд ли нашёлся любопытный с таким вопросом: кто сейчас Тургенева читает? Серёжа, наверно, подумал, что, если он недоволен доброй Лялей, значит, сам, выходит, злой. Это ему тоже пришлось не по душе - и, видимо, чтобы доказать обратное, он однажды притащил домой грязного беспородного щенка. Ляля радостно всплеснула руками, и уже через пять минут псинка, оказавшаяся бело-рыжей «девочкой», повизгивала, намыленная в ванной, а потом спала, завёрнутая в махровое полотенце, на Лялиной кровати. Мама с папой, пожав плечами и переглянувшись, согласились на совместное проживание с собачонкой. А Серёжа, поняв, что щенка ему в личную собственность уже не получить, предложил назвать пополнение в семействе Лялей. Он надеялся, что сестра возмутится, но Ляля только весело засмеялась и сказала:

- Как ты хорошо придумал, Серёжа!

Потом-то Серёга был только благодарен Ляле, что она взяла заботы о собаке на себя: ведь это ужас какой-то - каждый день кормить и выгуливать. Но, конечно, ни разу не признался в этом.

А училась Ляля на «отлично» почти по всем предметам. Математика, хоть она и справлялась с ней, была ей непонятна. Точнее, она никак не могла взять в толк, зачем нужно доказывать теоремы и решать уравнения. Ладно бы, если б всякий раз это были новые теоремы, которые обязательно надо доказать, а то ведь миллионы школьников много лет талдычат одно и то же про сумму квадратов катетов.

- Это научит тебя логически мыслить, - говорил ей Владимир Егорович. - И вообще... Надо - и всё тут!

Ляля вздыхала, откладывала «Войну и мир» и открывала учебник геометрии или алгебры. С физикой и химией было чуть проще - она их зубрила.

- Дура ты, Лялька, - серьёзничал Серёжа. - Будущее - за точными науками. Да что б ты понимала в техническом прогрессе?!

Но Ляля мечтала о другом прогрессе, который, в отличие от технического, если и наступал, то очень медленно: о прогрессе в человеческих отношениях. Скорее всего, именно поэтому она выбрала юрфак и там-то убедилась, что ни о каком прорыве вперёд и речи нет, то есть работа предстоит крайне важная.

- Законы... - язвил Серёжа-программист. - И ты, сестричка, тот верблюд, который хочет пролезть в игольное ушко.

А полтора года назад они уехали - и мама с папой, и брат. В Германию, где уже несколько лет жили мамины родственники из Казахстана. Ляля же осталась в Омске, категорически отказавшись поменять место жительства.

- Дура! - кричал Серёжа. - Из-за тебя мы не сможем квартиру продать, а нам деньги нужны. Хватит ломаться!

- Нет, я не поеду, - спокойно отвечала Ляля. - У меня не окончены дела, люди надеются на мою помощь. И потом - куда девать Лялечку?

- Офонарела, да? - брат кипел и сжимал кулаки. - Ну не потащим же мы с собой за границу эту собаку, старую дворнягу. Да все описаются от смеха. Доктор поставит ей нужный укол - и никаких проблем.

Но Ляля хватала на руки оторопевшую от чересчур шумного разговора собаку и крепко прижимала к себе. Серёжа в отчаянии шептал уже совсем грубые слова и хлопал дверью комнаты. Родительские уговоры, даже мамины слёзы, тоже успеха не имели.

- Вы меня знаете, - сказала Ляля виноватым, однако твёрдым голосом. - Я решила. Езжайте без меня. Может, потом когда-нибудь и я приеду.

В итоге она осталась одна в большой квартире в центре Омска. Поскучала, попривыкла. Грустить особо было и некогда. Руководитель юридической консультации уже поручал ей довольно сложные уголовные дела - и Ляля мучительно искала, как совместить защиту преступника и попранный им закон. Она тщательно готовилась к судебным процессам, смеша уже прожжённых коллег искренней серьёзностью.

- Дура молодая, - улыбались они. - Ничего, скоро пообтешется...

Рано утром Ляля выводила Лялю всего на несколько минут, а вечером попозже они гуляли по набережной часика полтора. Собака к старости растолстела, обрюзгла, но всё ещё бодро семенила рядом на коротких лапах. Вот так они вышли и пару месяцев назад, но не добрались до реки. В лёгком остановочном павильончике на лавочке сидел, свесив голову на грудь, человек. Приблизившись, Ляля увидела, что он хорошо одет, и почувствовала запах дорогого парфюма. Она чуть-чуть потрясла человека за плечо:

- Вам плохо? Может, помочь?

- Ты кто такая? Что надо? - он был сильно пьян.

- Не надо здесь спать, проснётесь в  русах и майке.

- Я не ношу маек, это пошло, - сказал человек. - А ты вали! Щас отдохну, перебрал, чёрт, вон моя машина, и поеду...

- Может, домой позвонить? Беспокоятся же.

- Насмешила! Никто меня не ждёт. Я одинок, как... - он уронил голову на грудь и заплакал.

- Ну, страсти-мордасти! Вставайте-ка быстренько и потопаем. Переночуете у меня, утром поедете. Ляля, домой!

Разочарованная Ляля неодобрительно наблюдала, как хозяйка помогает незнакомому субъекту подняться с лавки. Чтобы удержать равновесие, он положил ей руки на плечи и двинулся, еле передвигая ноги.

- Чё, думаешь, мужика на ночь подцепила? Р-размечталась, идиотка! Я, между прочим, биз...ссмен. А ты кто? То-то...

- Вас как зовут? - с трудом выдерживая его тяжесть, Ляля почти волокла его на третий этаж.

- Для тебя, - он, качнувшись, отстранился, - Дмитрий Дмитрич. Для ребят - патрон. А ты... не сметь мне тыкать, ясно? Не на такого напала.

- Я ни на кого не нападала. Да поднимайте же ноги, боже мой!

Скоро Дмитрий Дмитриевич уже храпел на бывшем Серёгином диване. Ляля поставила на тумбочку рядом с ним стакан воды и положила таблетку от головной боли.

Утром незваный гость ничего не помнил, сидел с мокрыми после душа волосами на кухне перед чашкой кофе и, старательно морщась, искал подходящие слова.

- Вы извините меня... Вчера сделку отметили...

- Всякое в жизни бывает. Я покажу вам, где стоит ваша машина.

- Да, надо ехать. Можно, я вечером загляну? - смутился он, нагнулся и погладил собаку за ушами. И Ляля замахала хвостом.

- Часов в восемь я буду дома, - Ляля тоже смутилась и тоже потрепала мохнатую подружку.

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 40(560) от 7 октября 2009 г.

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Календарь

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.