Деловой Омск

Деловой Омск

03 сентября 2015 12.06Интервью

Олег Ананьев: «Государство — плохой коммерсант»

Руководитель инжинирингового холдинга «Новое кредо» Олег Ананьев рассказал «ДО», где предпринимателям искать деньги, за какими бизнес-сферами будущее и почему нельзя обманывать государство.

Олег Ананьев: «Государство — плохой коммерсант»

Вадим Харламов

Олег Николаевич, «Новое кредо» уже выросло в холдинг. Причем инжиниринговый. Какие компании сейчас в него входят?

— Холдинг появился в 2011 году, в него вошли IT-подразделение, энергоаудит. Кстати, опыт работы в IT позволил заняться энергоаудитом, сферой, ставшей для нас определенным бизнес-прорывом. Рынок инжиниринга более денежный, финансово емкий, если брать федеральный масштаб. Есть где потолкаться. К примеру, компания из Омска без особых связей может делать оборот больше, чем в области выделяется средств на IT-отрасль. Попробовали и поняли: рынок не такой уж и страшный. Именно тогда и началось объединение. Удалось выходить на рынки соседних регионов, получая заказы от крупных предприятий — поработали с нефтяниками, энергетиками. В других регионах интереснее. Прекрасно помню те времена, когда компания занималась только продажей компьютерной техники и на одном тендере встречались все знакомые, начинали биться за заказ, снижая цену. Доходило даже до обид и личных оскорблений. На этом рынке тоже пересекаются интересы, но прежде всего компаний, а не личные.

Искать работу за пределами региона заставило только отсутствие денег?

— Все в основном хотят зарабатывать здесь. Мало кто готов срываться с места и искать, а тем более выполнять заказы по всей России. Люди привыкли так жить. Вот и получается: на одном тендере соберутся 10-20 компаний и просто «убивают» цену. Мне становится непонятно: на что они жить собираются? Если выполнять заказ по такой стоимости, необходимо оптимизировать налогообложение. В общем-то рискованное дело. Есть еще один вариант: быть гениальным строителем с производительностью труда на одного человека, как в Америке или Европе. В зависимости от вида выполняемых работ у них она выше от трех до десяти раз. Очень хочется посмотреть на таких работников в России и перенять их опыт. Кроме того, ни для кого не секрет, что судьба крупных заказов от оборонных предприятий или гигантов энергетики, появляющихся в Омске, решается все равно в Москве.

Парадокс, но в других регионах в нашей сфере конкуренции меньше, а заказов больше. И я понимаю почему. «Нефтяные» города — Тюмень, Сургут, Ноябрьск — маленькие, но бюджеты у них огромные, на все компании больше денег «падает». Поэтому они сидят и выбирают, какой же заказ взять. Заказ, показавшийся для их компании «мелочью», по меркам Омска очень даже неплох.

Возможно, конкуренция низкая еще и потому, что сфера инжиниринга сложная и для понимания, и для работы?

— Возможно. Вхождение в нее тоже не из легких. В комплексных проектах, как правило, корпоративный заказчик. Он не распределяет проект по видам работ, а выставляет его целиком, к примеру, сразу строительство станции или реконструкцию цеха. И ты должен сделать все — и систему управления освещением, и систему учета электроэнергии и так далее. Для выполнения такого заказа необходимо иметь определенную компетенцию. Состоять в СРО, получить требуемые лицензии, потратить придется 5-10 млн рублей. Не всякая компания найдет столько денег и доживет до того времени, пока вложения окупятся. Мы сейчас находимся в рисковом поле. Зашли на один федеральный проект, и пока непонятно, как он будет реализовываться дальше. Когда есть крупный заказ, тебе так или иначе придется выделять на него собственные деньги. Существует неформальное требование: ты работаешь, вкладываешь деньги, их тебе вернут потом. И риск невозврата велик. В итоге можешь либо заработать сотни миллионов, либо остаться ни с чем. И примеров масса.

Тень Олега Шишова, похоже, нависла над многими компаниями, работающими с государством и госкорпорациями...

— Я прекрасно знаю качество проектов, по которым приходится работать строителям. Оно оставляет желать лучшего. Сам, когда был далек от этой сферы, подшучивал над строителями, мол, они и так многомиллионный госконтракт получили и еще дополнительно на государстве «заработать» хотят. Потом стало не до шуток. Проекты приходится доделывать, переделывать, и все это на собственные средства. Наша компания выполняла небольшой заказ. В детском садике ставили бойлеры, чтобы у детишек всегда была горячая вода. Но те, кто делал проект, почему-то не догадались о том, что нагрузка на сети возрастет, а проводка-то старая. Естественно, новые бойлеры не работали, сеть «вылетала». Пришлось менять провода. Благо, сумма незначительная и нам согласовали дополнительные объемы, мы через суд вернули деньги. А если объект стоит 400 млн? Нужно вложить еще 40 млн (законом разрешено на 10% увеличивать сумму), без них проект просто не заработает. Лишь когда сам попал в подобную ситуацию, понял: зачем я так плохо думал о людях?! С того времени пока сам не зайду в какую-то отрасль, никого осуждать не стану.

К какой категории субъектов предпринимательства относится ваша компания?

— К малым, особенно после увеличения до 800 млн рублей «порога» выручки для предприятий. Максимальный оборот у нас был в 2013 году, потом начался спад. В этом году идет значительное падение. Повлияла нестабильность на валютном рынке. Кроме того, когда ты работаешь на заказах, слово «аванс» едва ли не ругательным считается. А с тебя еще требуют обеспечение заявки, контракта. Раньше под госконтракт получали кредит, финансовые инструменты были легко-

доступны и дешевы, мы могли видеть свою потенциальную прибыль. Теперь беремся не за все, понимая: весь свой заработок можем отнести в банк на покрытие кредита и процентов. Когда занялся инжинирингом, думал: сказочно озолочусь. Но ты рано или поздно дойдешь до определенных пределов, дальше — крупные риски.

Многие, особенно в кризис, предпочитают иметь «подушку безопасности» в виде отдельного направления в бизнесе. У вас есть такая?

— На данный момент нет. Ну а что мне создать? Открыть магазин или аптеку? В какую сферу податься? У меня, допустим, нет предрасположенности к рознице. Предпочитаю работать в секторе В2В. Но мы смотрим все-таки в высокотехнологичные отрасли. За ними будущее, здесь прорыв и «подушка безопасности». Согласно исследованию, проведенному одной из омских компаний, в ближайшие 25 лет именно они будут зарабатывать деньги. Один из вариантов — энергоэффективность. Мы запускаем проект, под который получили венчурное финансирование в размере 4,5 млн рублей. Разработали проект солнечной станции. Небольшой, ее мощности хватит для энергоснабжения маленького заводика или магазина. Нашли клиента, который будет использовать ее на своем объекте. Мы ведь коммерсанты, идею нужно монетизировать. Если она воплотится в жизнь, можно получить больше венчурных денег.

Бессмысленно, наверное, спрашивать о проблемах бизнеса. Все и так о них прекрасно знают. Но чем ему помочь? Государство пытается вводить «налоговые каникулы», запрещает проверки...

— В продажах есть аксиома: легче увеличить объемы своего постоянного клиента, нежели пытаться привлечь нового. Работая со старым клиентом, ты улучшаешь его бизнес, повышая объемы своих продаж. Затраты на привлечение нового — в пять раз выше. По какому пути идет наше государство? Оно плохой коммерсант. Да, пытается привлечь новых «клиентов»-бизнесменов из числа тех, кто бизнесом вообще не занимался. Поработают они три года без налогов, дальше что? Нетрудно предвидеть, чем все это закончится. Скорее всего, «старички» прикроются личинами новых предприятий, оформляя бизнес на жен, братьев, сестер. Я, например, наигрался с государством, и оформлять бизнес на жену или кого-то другого не стану. Даю стопроцентную гарантию: все равно вычислят. И платить придется по полной программе. По большому счету предпринимателям нужны льготы, простая и понятная система налогообложения и доступное финансирование — договорное или долевое.

Пожалуй, единственным достижением разработанной стратегии развития Омской области пока остается открытие в Омске IT-парка. Компании, входящие в некоммерческое партнерство «ИТ-кластер Сибири», где вы являетесь вице-президентом, сами выходили на Strategy Partners, предлагали свои идеи, в числе которых и была создание парка. К вам сразу прислушались, ведь «айтишный» сектор в экономике занимает весьма скромную долю?

— Идея реализована, потому что возникла снизу. О Strategy мы из газет узнали, я был одним из инициаторов нашей встречи, немало усилий приложил и Иван Орехов — компания «Исс Арт». Мы буквально «добили» их своей настойчивостью. Представители приезжали на нашу территорию раза три, проводились стратегические сессии. К нам отнеслись серьезно, все идеи услышаны, так, благодаря совместным усилиям и появился IT-парк.

У вас немалая общественная нагрузка — ИТ-кластер, Ассоциация развития малого и среднего предпринимательства, вы еще и президент НП «Энергоэффективный регион». Общественное не мешает бизнесу?

— Мешает. Но общественные организации, связанные с предпринимательством, открывают для меня новые горизонты в бизнесе. Я имею возможность получить новые сделки, лоббировать определенные интересы и так далее. Нагрузка, наверное, не сравнима с той, что должна быть у депутата. Он — человек от территории и должен сделать все, чтобы на ней решились проблемы.

Кстати, некоторые ваши коллеги по ассоциации выходят на политическую арену. Вы сами в праймериз участвовали на выборах в горсовет и областной парламент. Все-таки вас привлекает политическое поприще?

— Помню, после праймериз на место депутата в Законодательном собрании ко мне подошел политтехнолог кого-то из кандидатов, оценив выступление. Сказал: эмоции хорошие, посыл вроде зажигательный, только повестку поменять надо, и все будет отлично. Ты всех раскритиковал, а взамен ничего не предложил. Самое интересное, тогда я умудрился из 200 голосов выборщиков набрать аж 35. Потом были праймериз в горсовет, но я для себя решил: в политику идти не хочу. Тем более начал развиваться инжиниринговый бизнес. Не до того. Никого не хочу обидеть, но я считаю: бизнес честнее, чем политика. В политике, простите за тавтологию, много политического. Тебе хочется озвучить какую-то мысль, но нельзя — не тот политический момент. Хотя многие высказывают очевидные вещи, но на вооружение они не берутся. Тот же Сергей Глазьев, но он из другого политического лагеря — реалистов. Политика интересна, но сама по себе денег не приносит. Возможно, у меня какие-то идеалистические о ней представления или просто еще не созрел.

Досье

Олег Ананьев родился 17 октября 1975 года.

Окончил СибАДИ по специальности «Инженер-менеджер автотранспорта».

В 2001 году основал компанию «Новое кредо».

В 2013 вошел в состав правления Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Омской области.

Президент НП «Энергоэффективный регион», вице-президент НП «ИТ-Кластер Сибири».

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 33 (086) 1 сентября

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Елена
Вступить в СРО в рассрочку, так же реально, как проехать на автобусе СРО-16 поможет Вам в этом вопросе, быстро и качество сделают свою работу.
17 сентября, 13:46 | Ответить
Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.

Омская золушка: Эпизод IV

Омская золушка: Эпизод IV

В «Арлекине» состоялась премьера спектакля для детей.