Деловой Омск

Деловой Омск

02 сентября 2015 12.29Спецпроекты

Как омские бизнесмены заработали первый миллион

Истории большинства известных и уже состоявшихся бизнесменов начинались в 90-е годы. Именно в то ностальгическое для многих время обычному студенту, но с коммерческой жилкой можно было стать весьма обеспеченным человеком. «ДО» окунул омских предпринимателей в прошлое, попросив поделиться своими историями об их первом заработанном миллионе рублей.

Как омские бизнесмены заработали первый миллион

Утром — «сруб», в обед — «рашка»

Заработать миллион... Весьма расплывчатое понятие, ведь в стране несколько раз проходила деноминация. Если эту сумму перевести в квадратные метры жилья, учитывая, что квартира стоит больше миллиона, то первую свою квартиру я купил в 1991 году. Сразу после окончания аспирантуры. За нее рассчитался деньгами, которые заработал исключительно на чтении лекций по экономике. Лекции и деловые игры были очень востребованы. Люди, бывшие «генералами» промышленности, не знали, как поступать в новой экономической реальности. И понятно почему — раньше этому их учил идеологический отдел коммунистической партии. Молодой аспирант мог позволить себе читать лекции на платной основе и, получив за свою работу определенное количество денег, купить 3-комнатную квартиру.

Более крупные деньги, если это интересно, стал зарабатывать двумя годами позже, в период чековой приватизации. Мы покупали ваучеры у омских оптовиков, в те годы одним из самых крупных был Виталий Путинцев. Он контролировал полностью весь Ленинский рынок. И купленные в Омске ваучеры мы продавали в Москве. В России были две крупнейшие точки продажи — Центральная универсальная биржа, в простонародье она называлась «сруб» и работала с утра и до обеда. Вторая — Российская товарно-сырьевая биржа — именовалась «рашкой». Она работала с обеда и до вечера. Два университетских друга Владимир Волков и Олег Золотов могли за месяц съездить в Москву раз пять. Мне жена сшила специальную майку с карманами, в них помещалось 300 млн рублей. А если я две майки на себя надевал, то уже 600 млн.

Жили мы всегда в гостинице «Россия». Утром ходили на «сруб», а вечером — на «рашку». И ведь ничего не боялись...

Потом у нас был крупный заказ от «Транснефти», когда в компании должность зама по финансам и экономике занимал Валерий Каплунат. Тогда мы на себе вместе с Олегом в майках за раз провозили больше миллиарда рублей. Обратно везли уже ваучеры. От того, на мой взгляд, прекрасного времени у нас осталась хорошая коллекция поддельных ваучеров. На бирже ведь действовало правило 30 секунд. За это время ты должен принять решение о покупке. Потом час сидишь и считаешь. Кто деньги, а кто — ваучеры. Пока занят подсчетом, поглядываешь на табло, узнаешь, как меняется цена, и понимаешь: один из нас остался в проигрыше.

В те годы легко было «взлететь». Сейчас же, как считают в старых добрых немецкоговорящих странах, каждый день по копеечке. И это хорошо, если ты все же большую часть дней в году заработал по копеечке.

Дефицит помог бизнесу

Бизнес я начинал переходя из статуса секретаря комитета комсомола Омского транспортного института на должность руководителя молодежного центра «Альтернатива». Здесь работа была многоплановая. Это и заключение научно-хозяйственных договоров в рамках взаимодействия аспирантов и студентов вуза с железнодорожниками. Параллельно занимались продажей товаров. В первую очередь в соседний Казахстан, где был дефицит всего. Основные клиенты — совхозы. Обеспечивали их оргтехникой, строительными и отделочными материалами — краской, цементом. Партии шли большие, приходилось везти товары КамАЗами. Постоянно в разъездах. Поставляли и резинотехнические изделия. Шины из Омска в Казахстане пользовались хорошим спросом. Постепенно расширяли сферу деятельности, став представителями компании — производителя печей и газовых плит. На этих оптовых закупках и доставке и зарабатывались первые крупные деньги. Покупались автомобили, в том числе и грузовые, для обеспечения заказов. Это были 1990-1992 годы, самые активные. Формировался рынок, а повсюду тотальный дефицит. Если ты имел предпринимательскую жилку, то особого труда не составляло найти невосполненную нишу.

Миллион будет позже

Миллион? Я еще его не заработал. Поэтому рассказать пока нечего.

Миллион за «Волгу»

Первый миллион заработал в далеком 1989 году. Мы занимались ремонтом автомобилей, в том числе восстановлением старых машин. Я поехал на Горьковский автомобильный завод, закупил там запчасти, а также приобрел старенькую «Волгу». Мы ее полностью восстановили. Нашлись и покупатели. Привезли нам миллион. В мешке из-под сахара, аккуратненько сложив купюры. Потом мы их полдня считали. Естественно, деньги вложили в дальнейшее развитие, и запчасти возили уже грузовиками.

Потом была другая крупная сделка с нефтекомбинатом. Случайно встретившись с Иваном Лицкевичем, мы предложили ему купить у нас «Волгу». Для руководителя его уровня иметь такой автомобиль считалось весьма престижно. В итоге мы поставили им машину, а взамен получили несколько тысяч кубов деловой древесины для строительства жилья. Таким образом мы себе обеспечили бизнес на целый год. В наши дни деньги легко не достаются, только легко теряются. Прошло романтическое время, когда каждый студент мог стать миллионером. Но хочется, чтобы и во время кризиса у нас появилось много настоящих миллионеров среди молодых предпринимателей.

Договоренность на вес золота

Первый миллион заработал, когда начал заниматься ювелирным бизнесом. Я открыл оптовую компанию по торговле ювелирными изделиями. Тогда сумел убедить Красноярский завод «Красцветмет» дать под реализацию крупную партию ювелирных изделий. Страшно было, подвести нельзя, ведь взял на себя ответственность за немалую сумму денег. Трудностей оказалось множество. В России не совсем принято исполнять свои обязательства. Приходишь, допустим, к директору ювелирного магазина, а он тебе в ответ: «Не учите жить, лучше помогите материально». В итоге сроки оплаты срываются, а у тебя обязательство перед заводом. Конечно, мог вернуть товар, но в этом случае со мной не имели бы дел. Но обязательства я выполнил, как бы сложно ни было. Именно эта история дала возможность закрепиться в бизнесе, который я веду уже 20 лет.

Заработал — вложи

Я работал в известной в свое время юридической фирме «Статус» консультантом. Клиентура обширная, за консультации платили неплохо. Не миллионы, конечно, тем не менее это первые деньги, которые можно было во что-то вложить. В 90-е заработать было несложно, и никаких оригинальных идей придумывать не стоило. Растущий рынок акций и векселей — благодатный с точки зрения инвестирования денег. Эти вложения окупились с лихвой.

Чемодан денег за акции Сбербанка

Первый миллион рублей был заработан в середине 90-х, когда вышли на фондовый рынок и начали покупать акции у населения. Приобретали акции Сбербанка, «Электросвязи» (сегодня «Ростелеком»), «Омскшины», частично «Техуглерода». Ставили машину напротив проходной заводов и покупали их у работников предприятий, перепродавали в Москве или в банк. Идею с акциями подсказал одногруппник, работавший в Инкомбанке, поэтому их в кредитных учреждениях покупали охотно. Приходилось ездить по селам, акциями Сбербанка, к примеру, владели крупные и не очень предприятия, особенно колхозы. Его директору, допустим, нужно денег на посевную, а он и не в курсе, что у него акции есть. Приезжали с целым чемоданом наличных, они такие суммы и в глаза не видели и тем более не подозревали, что эти ценные бумаги столько стоят.

Позже, анализируя нашу деятельность, поняли: мы покупаем акции и сразу перепродаем, а через некоторое время начинаем покупать их дороже, чем недавно продали банку. Тогда мы начали скупать и хранить их у себя. Но в 1997-м в Азии наступил кризис, и акции резко «рухнули». Далее — кризис 98-го. В цене они начали расти лишь с 2001 года. У меня тогда был крупный пакет акций Сбербанка, его я продал в 2002 году, поняв, что «отыграл» себестоимость. А с 2002 по 2009 год акции выросли чуть ли не в 100 раз, и стоимость моего пакета по ценам 2008 года составляла примерно миллиона четыре долларов. Но жалеть не о чем. После акций мы активно занялись торговлей, вложив в нее эти деньги.

От газовых плит к индустрии красоты

Первый миллион заработал муж, я в это время воспитывала ребенка. А история очень простая: торговля газовыми плитами «Гефест». Я подключилась к семейному делу, когда бизнес стал именно бизнесом, а не торговлей косметикой. Причем ее продажей мы занялись после того, как приобрели парикмахерскую. Направление для нас необычное, ведь мы оба инженеры. Муж тогда поинтересовался у директора: чего не хватает мастерам? Оказалось, в городе абсолютное отсутствие средств для профессиональной работы. И руководитель парикмахерской подсказала, что самые лучшие — продукты марки «Вэлла», и назвала два таких. Муж старательно записал их в свою книжку и вспомнил о них уже будучи в командировке в Москве. Идя по одной из улиц, увидел указатель, и бренд нарисован над дверью. Вот она и судьба. Позвонил, открыла маленькая, худенькая старушка с сигареткой в руках. Позже выяснилось: эта фрау — представитель владельцев бренда в Москве. Она-то ему и рассказала, что на Западе давно создана целая индустрия красоты и можно не только торговать косметикой. Они тут же договорились, он оплатил первую партию и уехал в Омск. Продукция прибыла спустя несколько дней, ее тут же доставили в нашу парикмахерскую. Через некоторое время муж решил поинтересоваться у директора ее реализацией. Выяснилось, что товар разошелся буквально за сутки. И тут стало понятно: оборот этой продукции не идет ни в какие рамки с плитами «Гефест».

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 33 (086) 1 сентября

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Сергей
Что-то сомнительно насчет 1989 года, господин Калинин, вероятно, ошибся года на 3.
08 сентября, 10:49 | Ответить
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...