Ваш Ореол

Ваш Ореол

07 сентября 2015 16.47Статьи

«Сироту любой обидеть может...»

Так часто говорила Вика и так сжилась с этой ролью, что иной жизни себе и не представляет.

«Сироту любой обидеть может...»

Коллаж Галины Серебряковой

Вика очень любила показывать всем свои детские фотографии. Ей удалось навязать этот «обязательный номер программы» даже тем, кто вообще не переносил рассматривать чьи-то старые снимки. Но отказаться было никак нельзя, и новый знакомец, а чаще всего - знакомая, с неохотой и фальшивой улыбкой интереса взяв в руки стопку фоток, обалдевали от приятного изумления. А Вика праздновала очередную победу, крайне нужную ей для следующего «номера». Перекладывая глянцевые цветные прямоугольнички, очередной зритель немел от восторга: до чего прелестный и счастливый ребёнок таращил с них огромные карие глаза! А ресницы-то, ресницы! Светлые волосы кудряшками до плеч придавали маленькой Вике сходство с ангелом - именно это сравнение первым приходило в голову каждому.

Одёжка на девчушке с фотографий тоже была не из ближайшего магазина и уж тем более не с рыночных рядов. Джинсовые модные комбинезончики, платьица и брючки в яркую красно-белую клетку смотрелись настолько стильно и дорого, что закрадывалась мысль: уж не родом ли из семьи новых русских миллионеров это чудо с обаятельной улыбкой и ямочками на щеках? Снимки буквально ослепляли: Викуша на «навороченном» детском велосипеде, Викуша машет рукой из окна серебристой «Волги», Викуша стоит по пояс в голубой воде какого-то моря... А Вика молча наслаждалась впечатлением и терпеливо ждала вопроса. И он, конечно же, звучал:

- У тебя что, отец богатый такой?

Лицо у Вики становилось печальным, она на несколько секунд отворачивалась, чтобы собраться с духом, а потом говорила:

- Я сирота.

- Да иди ты! - не верили ей. - Сироты так не живут. Вон какая у тебя квартира! Паркет. И мебель. А в кухне - кто? Домработница?

- В кухне? - Вика демонстративно прислушивалась к доносящимся оттуда звукам: стуку ножа, крошащего лук, позвякиванию ложки о кастрюлю. - Да это Анька.

- Кухарка, что ли?

- Кухарка... - Вика презрительно кривила губы и, достав из пакета бутылку с пивом, начинала рассказывать.

Лет пятнадцать назад... нет, уже шестнадцать... да, так вот тогда ей, Вике, отмечали дома 14-летие. Отец привёз из Москвы мобильник самой крутой модели, какой в Омске ещё никто не видывал, мама тайком сшила по выкройке из заграничного журнала куртку из плащёвки. Пришли одноклассники, стол был - вкуснятина на вкуснятине. И даже по чуть-чуть шампанского налили. Короче, ели, пили, хохотали, танцевали. Потом разошлись по домам. А Вике вдруг ужасно захотелось мороженого.

- Пап, подкинь деньжат, я в супермаркет сбегаю.

Отец уже удобно лежал на диване с газетой. Вставать ему не хотелось, и он сказал:

- Возьми в кармане пиджака в портмоне.

Вика открыла портмоне, вытащила деньги и увидела внутри потайной кармашек на замочке-молнии. Ну как было не заглянуть? А там всего-то и хранилась маленькая, бледненькая - видимо на документ сделанная - фотокарточка. Вика подошла ближе к свету и покачала головой: молодая женщина поразительной красоты какими-то знакомыми глазами глянула на неё с этого невзрачного снимка. И почему-то застучало сердце.

- Папа, это кто?

- Да что ж ты?! - Андрей Павлович подскочил на месте. - Кто просил соваться, куда не надо? Дай сюда!

Но Вика, зажав фотографию в руке, упрямо спросила:

- Кто это? Твоя любовница?

- О, Господи! - застонал Андрей Павлович и беспомощно посмотрел на продошедшую из кухни Анну Борисовну. - Объяснить? Или не надо?

- Объясни! - потребовала Вика, покосившись на маму, у которой заметно порозовели щёки.

- Сядь! - сказал Андрей Павлович. - Мы не хотели говорить сейчас. Года через два, может быть... Но раз уж так вышло... На фотографии твоя родная мама. Она умерла при родах. А тебя удалось спасти.

Вика молчала, глядя в пол, потом подняла глаза на Анну Борисовну.

- А ты, значит, всё это время мамой моей прикидывалась, да? Чего вы голову-то мне морочили?! - Вику затрясло от злости.

Швырнув в отца портмоне, она заперлась в своей комнате. Папа достучался, долго сидел рядом, рассказывал, как тяжело пришлось ему с грудной дочкой. И он женился на Анне, которую знал давно, ещё со школы. Да, мама - та, настоящая - была самой лучшей, но так вот сложилась жизнь и… смерть. И разве Анна стала плохой матерью, Викуша? Разве она тебя не любит?

Вика спорить не стала, да и не слушала почти, что он там пел ей в уши, этот предатель. Еле дождалась, пока отвалит к себе. Потом ещё долго под настольной лампой рассматривала фотографию мамы и вдруг сорвалась со стула, бросилась к отцу:

- Я даже не знаю, как её зовут!

- Ольга. Ольга Владимировна, - стараясь держаться спокойно, ответил Андрей Павлович.

Вика долго не могла уснуть и, когда Анна Борисовна вошла к ней, чтобы пожелать хороших снов, крикнула:

- Что тебе надо? Ты мне чужая тётка, ясно?

Она ворочалась под одеялом, вспоминая, как обижала её эта «Анька». Вот однажды даже больно отшлёпала. За что? Да неважно! Мама бы никогда пальцем не тронула. Из-за школьных троек ругается. А мама бы... Папочка тоже гад: сразу взял и женился. Ну, Вика им ещё отомстит за маму...

Первым делом она бросила «музыкалку», хотя до выпуска оставался всего один год. Бросила именно потому, что «Анька» гордилась успехами Вики и готова была часами слушать, как доченька играет на фортепиано. К инструменту она больше не подошла ни разу. Перестала ходить с отцом в бассейн, как он ни уговаривал. Но настоящий скандал разгорелся, когда после девятого класса Вика отказалась учиться в школе.

- Я - сирота, - угрюмо твердила она ошеломлённой директрисе, - мне надо работать идти. Кто меня кормить будет?

- Сводите девочку к психологу, - взволнованно посоветовала директриса Андрею Павловичу.

- Разве что связать и отвезти, - невесело ответил он.

Единственное, что ему удалось, так это убедить Вику, что без профессии на работу её никто никуда не примет, и она поступила в торговое училище. С «Анькой» Вика разговаривала сквозь зубы. Однажды, когда та не сдержалась и в повышенном тоне поинтересовалась, где это Вика бродила до часу ночи, Вика артистически изобразила сцену самоубийства, приладив к трубам в ванной петлю из отцовского ремня. «Анька» ахнула, привалилась к стене, потом рыдала, умоляла никогда больше... Поверила, дура! Андрею Павловичу - главному инженеру крупной строительной компании - некогда было заниматься дочерью: он часто уезжал в командировки, а вернувшись, тоже особо дома не торчал. Анна Борисовна без возражений терпела всё. Вика являлась за полночь с запахами табака и алкоголя, грубила и обрубала любую попытку вмешаться в её жизнь:

- Сироту всякий норовит обидеть...

Кое-как закончив училище, она не спешила найти работу, но у отца было достаточно денег, и он без слов раскошеливался, только бы не  слышать о «сироте». Вика так и живёт дома, точнее - изредка ночует или приезжает за деньгами, а потом мотается по друзьям-подругам, крепко попивает, но одета всегда модно и дорого. Новых знакомых непременно приводит на экскурсию к себе, чтобы знали. А на вечеринках, когда становится уже совсем пьяной, вдруг падает головой на стол и рыдает горючими слезами:

- Если бы мама была жива!..

Друзья уже привыкли и не обращают внимания.

Только однажды кто-то подёргал Вику за плечо и спросил:

- А где твоя мама похоронена?

- Какая разница? - Вика подняла мокрое от слёз лицо. - Понятия не имею...

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 41(561) от 14 октября 2009 г.

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.